Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Кынев: "Было ожидаемо, что круг замкнется, и в цепочку попадет сам губернатор Дарькин"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие политолог Александр Кынев, руководитель региональных программ фонда "Развитие информационной политики".



Михаил Саленков: Обязанности губернатора Приморского края временно исполняет Александр Костенко. Сергей Дарькин, по сообщениям информагентств, цитирую по агентству "Интерфакс", "вылетел в Москву для продолжения лечения". Накануне Дарькин был госпитализирован в одну из клиник Владивостока с сердечным приступом. Это случилось после того, как губернатор был допрошен в прокуратуре, а в его доме проведен обыск. Обыск проводился в рамках уголовного дела, возбужденного по факту "Мошенничество с федеральным имуществом". Вот об этом мы побеседуем с политологом Александром Кыневым, руководителем региональных программ фонда "Развитие информационной политики". Было ли это ожидаемо?



Александр Кынев: Это было вполне ожидаемо, потому что последние два года количество уголовных дел, которые возбуждались по Приморскому краю, было предельно велико, то есть фактически побывали, так или иначе, в органах прокуратуры все ключевые чиновники региональной администрации. Сменилась масса вице-губернаторов, руководителей департаментов краевой администрации, то есть по некоторым позициям люди сменились по 2-3 раза, и каждый следующий вновь оказывался в сфере внимания органов прокуратуры. Аналогичная ситуация шла и по городу Владивостоку с городской администрацией и по ряду муниципальных образований. Можно говорить, что в целом региональная элита как таковая, вся властная элита края, оказалась под пристальным вниманием федерального центра. Несомненно, было вполне ожидаемо, что рано или поздно круг замкнется, и в цепочку попадет сам губернатор Дарькин, потому что кольцо вокруг него все более сжималось и сжималось.


В чем была причина этого интереса? Причина, во-первых, в самом глобальном федеральном тренде. Когда, конечно, федеральный центр стремится совсем очевидные факты нарушений в регионах привести к некоему среднестатическому знаменателю, но, кроме того, есть фактор интереса контроля за расходованием крупных федеральных средств. Речь идет о том, что в городе Владивостоке в 2012 году должен состояться саммит АТЭС. Под это выделяются гигантские федеральные средства. Это огромный проект. Конечно, федеральный центр не хотел бы, чтобы эти средства были элементарно разворованы. Кроме того, сам факт того, что Владивосток хотя бы в течение года будет восприниматься как неформальная столица Тихоокеанского региона, несет в себе и важные имиджевые факторы. Конечно, не хотелось бы проводить саммит в регионе, который в рамках страны давно считается одним из криминальных центров. Поэтому все это в совокупности и предопределило стремление привести ситуацию в Приморском крае к чему-то более или менее похожему на нормальное положение дел, вместо славы криминальной столицы Дальнего Востока.



Михаил Саленков: То есть это местной прокуратуре был такой посыл из Москвы?



Александр Кынев: Не только прокуратуре. Наверное, все представителям силовых структур, то есть можно говорить, наверное, и о милиции и так далее. Хочу напомнить, что господин Сафонов, который осенью был назначен полпредлом президента, как раз декриминализацию Дальнего Востока президент Путин прямо ему поставил как главную задачу, назначая полпредом.



Михаил Саленков: Вы говорите, что регион является лидером среди других - и уголовные дела, и покушения на чиновников.



Александр Кынев: Приморский край всегда воспринимался как криминальная столица Дальнего Востока.



Михаил Саленков: С чем это связано? Почему так?



Александр Кынев: Специфика здесь как бы своеобразная, связанная с общей удаленностью, специфика заселения территории, да и с фактором экономики, в том числе. Потому что на чем держится экономика Дальнего Востока и Приморского края, в частности? Это три кита. Первый - агропромышленный комплекс. Мы понимаем, что огромную роль игра играло и играет браконьерство, играют неучтенные объемы вылова и контрабанда этого всего потом в Корею, Китай, Японию. Во-вторых, это лесозаготовка - также крайне криминализированный бизнес. Он криминализирован в целом по стране, а здесь этот вид бизнеса является центральным. И сам фактор приграничного положения, портовый фактор. Порты, граница не только в России, но и во всех странах, всегда были связаны и с контрабандой, и со всевозможными серыми схемами и так далее. Поэтому, как мы видим, все три базовые экономические сферы региона по своей природе в нашей стране всегда традиционно сильно криминализированы. Это предопределяет и криминализацию региона. На это накладывается общая бедность. А бедность - это безработица, когда есть масса людей, не имеющих стабильных источников дохода. Это, конечно, создает определенную асоциальную прослойку, которая может быть вовлечена в криминальные доходы именно по социальным причинам.



Михаил Саленков: Александр, а сейчас можно предположить, чем для Дарькина может закончиться эта история?



Александр Кынев: Слухи об отставке Дарькина, грядущие последние пару лет - это каждое следующее уголовное дело против очередного заместителя губернатора, оно провоцировало очередные слухи о грядущей отставке самого губернатора. Теперь я думаю, что, несомненно, эти слухи еще больше усилятся после того, как сам Дарькин попал в поле зрения правоохранительных органов. Конечно, несомненно, что прокуратура действует в данном случае не сама по себе. Понятное дело, что, судя по всему, принято какое-то определенное политическое решение. Почти все отставки губернаторов, которые мы наблюдали за последние пару лет, почти всегда локомотивом этих отставок были органы прокуратуры. Цепочка была простая - вначале уголовные дела против чиновников администрации, потом против губернатора и либо увольнение губернатора, либо добровольная отставка. Таким образом шла ситуация и в Корякии, и в Ненецком округе, и в Амурской области, и в Иркутской, в том числе, где, например, на губернатора прокуратура подала по поводу незаконности утверждения регионального бюджета. Кроме того, чиновники в администрации оказались фигурантами уголовных дел. Так что, ситуация в Иркутской области очень похожая. Наверное, можно предположить, что дело закончится отставкой.



Михаил Саленков: Да, я вот сейчас вижу на интернет-сайтах уже появилась информация о том, что до конца мая в Приморье может появиться новый губернатор. Есть какие-то предположения, кто это может быть? Кто может заменить Сергея Дарькина?



Александр Кынев: Я бы не стал прогнозировать фигур. Кадровая политика у нас в настоящее время является мало публичной. Общим правилом является назначение губернатора со стороны, губернатора-варяга, то есть интересы региональных элит учитываются, в первую очередь, регионах национальных, к которым Приморский край не относится. Поэтом, исходя из общего тренда, назначения последнего года, полутора лет, скорее всего, речь будет идти о какой-то внешней фигуре. Хотя внутри самого края, например, в течение последнего года в качестве возможного преемника рассматривали нынешнего вице-губернатора, а в прошлом руководителя Загсобрания Сергея Сопчака, который стал депутатом Загсобрания, а потом перешел на работу первым вице-губернатором. На него не так давно было совершено покушение. В регионе многие рассматривают его как такого естественного возможного преемника Дарькина на данном посту, и не входящего в план действующего губернатора. Но опять-таки это одна из версий. Поэтому возможен и вариант Сопчака, возможет вариант губернатора со стороны, а может быть и какие-то иные варианты.



XS
SM
MD
LG