Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новое правительство устроит конвергенцию контенту и коммуникациям


Знающие люди помогут Игорю Щеголеву со связью

Знающие люди помогут Игорю Щеголеву со связью

Одна из особенностей нового кабинета министров, сформированного бывшим президентом, а теперь премьером Владимиром Путиным - передача надзора за средствами массовой информации из ведомства, где за ними надзирали вместе с культурой, в новое министерство, которое будет заниматься еще и связью. Министерство культуры становится отдельным органом.


Телерадиокомпаниями, газетами, журналами, а еще и связью во всех ее видах будет теперь ведать новый орган, и его, к удивлению многих, возглавил не Леонид Рейман, человек, близость которого к Владимиру Путину считали почти очевидной. Рейман стал советником президента Дмитрия Медведева, а министерство связи и массовых коммуникаций возглавил Игорь Щеголев, долгое время занимавший должность руководителя президентского протокола и работавший в Кремле с Владимиром Путиным. При этом у Игоря Щеголева богатый журналистский опыт: в середине демократических 90-х он был корреспондентом агентства ИТАР-ТАСС в Париже. Но сначала - о самом новом ведомстве.


Медиа-обозреватель газеты «Коммерсант» Арина Бородина полагает, что принцип его формирования не лишен логики: «Конечно, то, что было в 2004 году, когда объединили Минкульт и тогдашнее Минпечати, которое возглавлял Михаил Лесин, на мой взгляд, это было просто совершенно нелогично и это вызвало очень бурные эмоции на рынке, потому что это две совершенно разные отрасли, не говоря уже о том, что сама структура министерства этого, культуры и массовых коммуникаций, руководители, в общем, все были очень далеки от отрасли, я не буду говорить про культуру, буду говорить про СМИ, с которыми я больше связана по работе. Поэтому в этом смысле создание нового Министерства связи и массовых коммуникаций мне как раз кажется логичным, собственно, как и логичным это кажется для многих участников рынка, с которыми мне доводилось говорить. И я не вижу здесь какой-то особенной идеологической мотивации, в таком создании. Другой вопрос, что, конечно, мне кажется, что за последние годы, возможно, назрела необходимость вернуться к системе министерства, вот как было Минпечати, то есть министерства массовых коммуникаций. Но почему я говорю, что здесь много факторов? Создать именно отдельно министерство связи и министерство массовых коммуникаций или министерство по СМИ, как угодно, понимаете, кадров нет на рынке. И найти фигуру, которая была бы одновременно влиятельна, профессиональна и известна отрасли, индустрии и при этом еще устраивала власть, вот всеми этими качествами не очень многие люди у нас сегодня обладают, а некоторые из даже обладающих перечнем этих качеств попросту не хотят идти на чиновничью государственную должность. Я знаю, что очень многих, в том числе телевизионных людей, уговаривали возглавить вот это новое министерство коммуникаций и связи. Совершенно неожиданное, на мой взгляд, наиболее примечательное назначение в новом правительстве - это как раз Игорь Щеголев, который и возглавил это новое министерство».


Примечательно, поясняет Арина Бородина, что первое общение с Игорем Щеголевым производит очень благоприятное впечатление (он, например, выступал в четверг вечером в программе Сергея Брилева «Пятая студия»). «Во-первых, - говорит обозреватель «Коммерсанта», - человек понимает, что такое пресса, что такое рынок СМИ, что хотят журналисты, что надо журналистам. Конечно, представления эти могут меняться, но человек, который сам вышел из этой профессии, это все-таки, скорее, плюс, чем минус. Что называется, Игорь Щеголев абсолютно в теме: кто, где, почему, на каких должностях и чем занимается - ему это все знакомо. Более того, он, я думаю, что и за годы работы последние в кремлевском протоколе, знает этот круг людей, знает область. Я думаю, что, может быть, если не хватает чиновничьего опыта, каких-то вещей, то: а) у него будут заместители; б) он, в общем-то, довольно быстро войдет в курс. Поэтому с точки зрения внешней, мне кажется, что это хорошо, и потом - молодой человек, а это все-таки всегда хорошо, это современно, во всяком случае, мы понимаем, кто это».


С рыночной точки зрения позитивно создание министерства связи и массовых коммуникаций оценивают и экономисты. «До недавнего времени телекоммуникации и медийная область развивались независимо, и поэтому существование министерства по телекоммуникациям, как обособленной структуры, было оправдано, - говорит старший аналитик инвестиционной группы «Атон» Надежда Голубева. - Но сейчас мир движется к тому, что стирается грань между телекоммуникациями и представлением контента. Контент очень нужен телекоммуникационным компаниям, в свою очередь компании-производители контента нуждаются в средствах доставки. Поэтому, мне кажется, развитие вот этих двух направлений в рамках одного министерства - это очень логично, правильно и этот шаг, наверное, отвечает тенденциям, которые наблюдаются на рынке. И организация будет позитивна для отрасли».


При этом Надежда Голубева считает, что Леонида Реймана в отрасли связи заменить будет трудно, но сам Игорь Щеголев этим заниматься не будет, ему подберут на это заместителя: «Леонид Рейман, конечно, был очень влиятельной фигурой и в своем министерстве, и в правительстве. Я практически уверена, что в рамках вновь созданного министерства будет некий пост, на который будет назначен человек, отвечающий за телекоммуникации, которые будут все-таки профильными. Телекоммуникации - это очень сложная отрасль, и я не берусь сейчас судить об образовании и возможностях Игоря Щеголева, который был назначен руководить новым министерством, но я просто подчеркиваю, что руководить направлением телекоммуникаций несомненно должен человек, который имеет опыт работы в телекоммуникационной отрасли, имеет понимание этой отрасли, технологии, механизмов ее управления».


Рынок телекоммуникаций - один из самых динамично развивающихся, если не самый динамичный. Надежда Голубева полагает, что основной задачей нового министерства будет уследить за всеми новыми тенденциями, одна из которых - это усиливающаяся взаимозависимость того, что производят журналисты, и путей, которыми этот продукт доставляется потребителям. Кроме того, собственность еще поделена в этом сегменте рынка далеко не вся. «У нас могут быть перемены в отношении собственности, - говорит аналитик. – Если круг игроков на рынке мобильной связи более-менее сформирован, то в сфере фиксированной связи [есть что делить]. Во-первых, вопрос приватизации "Связьинвеста" остается открытым. Во-вторых, уже сейчас эксперты говорят, что будущее за конвергентными услугами, которые абонент будет получать из одного источника, это будет все - и мобильная связь, и фиксированная связь, и видео, и так далее. Возможно, к этим услугам прибавится что-то еще, о чем мы сейчас даже не подозреваем. Соответственно, эта трансформация услуг влияет и на организацию самой отрасли. Поэтому, мне кажется, здесь могут быть слияния, поглощения. Самый яркий пример того, как меняется отрасль, - это покупка "Вымпелкомом" "Голдентелекома. Таким образом, "Вымпелком" стал первым в России и единственным оператором, который может предоставлять вот эти самые конвергентные услуги, которые сейчас, как я сказала, считаются наиболее перспективными в долгосрочном периоде».


Из первых интервью Игоря Щеголева видно, что он относится к средствам массовой информации так же, как и Дмитрий Медведев - как к чему-то, что должно приносить прибыль. Может статься, что при таком подходе политики во взгляде государства на массмедиа станет действительно меньше. Вопрос в том, кому и по каким причинам разрешат этими масс-медиа владеть.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG