Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ахмед Закаев: "Деколонизация Чечни – это свершившийся факт"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие Ахмед Закаев.



Андрей Шарый: Одним из заметных моментов дискуссии о будущем российского Северного Кавказа и Чечни стали заявления, которые в последние месяцы делает Ахмед Закаев, занимающий пост премьер-министра правительства Чеченской республики Ичкерия, живущий в эмиграции в Лондоне. Сторонник независимости Чечни, противник политики Кремля на Северном Кавказе – Россия требует выдачи Ахмеда Закаева, обвиняя его в совершении военных преступлений – Закаев видит в деятельности власти Рамзана Кадырова новый стратегический фактор, который называет деколонизацией республики.



Ахмед Закаев: Я считаю, те процессы, которые сегодня идут в Чечне, кардинально отличаются от предыдущих лет, скажем, 2000, 2001, 2002, 2003-й, когда гражданское население Чечни подвергалось жестким и жесточайшим зачисткам, пыткам и насилию. Сегодняшние процессы, когда практически ситуацию контролируют сами чеченцы… это ушло как бы в прошлое. Как бы ни было, сегодня что-то восстанавливают, что-то делают. Безусловно, я понимаю, что сегодняшние власти пытаются продемонстрировать чеченцам и чеченскому обществу то, что именно они стоят на защите интересов чеченского народа и что это не временщики, которые отбывают срок, который назначен Кремлем или определенный Кремле, что они являются истинными носителями, выразителями и защитниками этих интересов. Для этого, безусловно, им приходится делать часто и популистские шаги.



Андрей Шарый: Но вы же называли Рамзана Кадырова национал-предателем. Он уже перестал таковым являться?



Ахмед Закаев: Это уже место определено в истории. Это не моя позиция, а история так распорядилась, что чтобы они не делали, безусловно, это правительство таким и войдет в историю. Рамзан Кадыров – это человек, который просто пошел по стопам своего отца, ему было 22 года, когда его отец возглавил власть в Чечне по поручению Кремля. Безусловно, как молодой человек, он не мог поступить иначе, кроме как следовать по стопам своего отца. Многое изменилось и в жизни Рамзана Кадырова, особенно после убийства его отца. И, безусловно, он знает, что это преступление и это убийство – кем оно совершено, по чьему поручению оно совершено. Позиция этого человека по отношению к федеральному центру, как они называют это, Кремлю и всем остальным спецподразделениям, которые были задействованы в ликвидации его отца, она дает о себе знать.



Андрей Шарый: Вы же по-прежнему возглавляете, по крайней мере, формально существующее правительство Чеченской республики Ичкерия в изгнании. Может быть, лучше его распустить и вам вернуться в Чечню?



Ахмед Закаев: Мы же боремся, боролись не за власть, как таковую. Безусловно, мы отстаивали и будем продолжать отстаивать ту правовую базу и ту правовую основу чеченской государственности, как независимого свободного государства. Правительство, которое я возглавляю, его нельзя назвать полностью правительством в изгнании. Три-четыре министра - это которые находятся за рубежом, остальное правительство (фактически и силовой блок, и другие министры) находятся дома. И мы, используя сегодняшние технические возможности, координируем нашу работу, находясь здесь.



Андрей Шарый: То есть они воюют против Рамзана Кадырова, которого вы так хвалите?



Ахмед Закаев: Нет, они не воюют против Рамзана Кадырова, они воюют против оккупационных войск. Агрессия совершена Россией. Если вы посчитали, что я хвалю Рамзана Кадырова, я думаю, что это тоже не совсем верно. Вы мне задали конкретный вопрос, на который я вам ответил: деколонизация Чечни – это свершившийся факт, Чечня де-юре и де-факто стала абсолютно не то чтобы независимой, но сам процесс деколонизации уже завершился. Безусловно, мы должны будем найти такую формулу сосуществования с Россией, которая отвечала бы интересам и российского общества, и чеченского народа. Сегодня у нового президента есть исключительный шанс оформить наши отношения с позиции права. Без свободной Чеченской республики в России не будет ни стабильности, ни демократии.


XS
SM
MD
LG