Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Григорий Явлинский: Цена газа не должна быть политической


Григорий Явлинский

Григорий Явлинский

3 января «Газпром» и «Нафтогаз Украины» должны провести переговоры по газовой проблеме. Как сообщил представитель «Газпрома» делегация Украины вылетела в Москву. Различные экономические и политические аспекты газового кризиса, а также развитие отношений между Россией и Украиной комментирует лидер российской демократической партии «Яблоко» Григорий Явлинский:


- Политическая цель в данном случае понятна. Это очень близко к тому, что называлось в свое время брежневской доктриной ограниченного суверенитета. Руководство России исповедует принцип, что страны, которые входят в СНГ или являются странами, которые входили в СССР, являлись республиками СССР, они обладают ограниченным суверенитетом. То, что сейчас «Газпром» использовал как инструмент цены на газ, является проявлением такой политики ограниченного суверенитета. Советский Союз часто использовал такую доктрину в отношении стран Восточного блока, в отношении Чехословакии, Польши. То есть здесь, в общем, ничего нового нет.


- В какой степени такая политика или такая внешнеполитическая концепция может быть успешной, если говорить о точке зрения кремлевских стратегов?


- Думаю, что расчеты, которые они сделали в отношении политических последствий такой стратегии, ошибочны. Думаю, что эта стратегия не сработает по целому ряду причин и политические последствия будут отрицательные в первую очередь для России. Думаю, что главная цель - это продемонстрировать Украине, в частности, что она является чем-то вроде заднего двора для России, что Россия остается хозяином положения. Кроме того, предупредительно стукнуть кулаком по столу, заявить, что вступление России, скажем в Европейский союз, а тем более в военный альянс, для России абсолютно неприемлемо. И Россия пытается таким, на мой взгляд, очень узколобым, очень недальновидным способом указать Украине на ее место. А последствия для России будут в том, что она будет все больше и больше признана ненадежным партнером для главного своего торгового партнера - Европейского союза. Она будет признаваться нестабильным партнером, ее репутация от этого будет очень страдать, ее будут сравнивать, с точки зрения ее репутации, с Советским Союзом, который, кстати говоря, даже когда угрожал чуть ли не ядерной войной, поставки газа в Европу осуществлял регулярно и рассчитывался по всем кредитам абсолютно регулярно. И это будет очень большой ущерб репутации. Ну а поскольку у России, кроме экспорта газа и нефти, сегодня больше нет никаких экономически серьезных аргументов в мировой торговле и в мировой конкуренции, то это чревато для нее очень неприятными последствиями.


- Вы видите за тем, что происходит, конкретную политическую цель влияния на исход парламентских выборов в Украине?


- Влияние на исход парламентских выборов и разыгрывание этой карты партией «Регионы Украины» во главе с Януковичем - это возможная, так сказать, идея. Но я не вижу, чтобы она имела какой-нибудь реально положительный результат. Я не вижу, чтобы они могли воспользоваться ситуацией для своей пользы. Потому что, вообще говоря, все это носит виртуальный характер, а граждан это практически не затрагивает, то это просто вызывает политическое раздражение со стороны граждан, когда на них оказывают давление, какое бы это давление ни было. И мне не кажется, что это будет полезным для оппозиции во главе с Януковичем. Пока я не вижу способов, как они могут разыграть эту карту себе на пользу. Кроме того, если говорить серьезно, проблема, которая сейчас возникла, это проблема еще правительства Януковича, потому что за год правительство Ющенко, может, оно ничего и не делало, но оно и сделать-то за один год ничего не могло. Но то, что длительное время, скажем, 10 лет, предыдущее руководство Украины ничего не делало с энергосбережением, ничего не делало с альтернативными источниками и вообще не решало проблему того, что если Украина хочет быть действительно независимой, то она должна освобождаться от экономической зависимости, в частности, от дотаций в цене на газ. Украина должна была понимать, что если она действительно реально хочет быть независимой, то первый вопрос - это экономика, и она действительно должна решить вопрос о том, что приобретать, скажем, газ и другие энергоресурсы, и вести все экономические дела, она должна, как экономически независимая страна.


- Вы компетентный экономист, автор нескольких стратегических концепций экономического развития и России, и, если я верну помню, еще и Советского Союза в перестроечные времена. Скажите, пожалуйста, чисто с экономической точки зрения, по вашему мнению, как должна осуществляться российская торговля газом? Сколько Украина должна платить, какие цены экономически обоснованны?


- Цена газа не должна быть политической. Владимир Путин в данных переговорах напрямую объявил, что у нас политическая цена газа, у нас для тех, кто покорен - одна цена, а для тех, кто непокорен - другая. И при этом говорить о рыночной цене на газ достаточно смехотворно. Потому что рыночная цена на газ как раз предполагает, что она не политическая. Она должна быть, примерно одинаковой для всех внешних потребителей газа, что Белоруссия, что Армения, что Молдова, что Прибалтика. Потому что политическая цена неравна рыночной.


Что касается повышения этой цены, конечно, у России очень много серьезных задач, у большие проблемы у самого «Газпрома»: во-первых, 25 миллионов российских граждан не газифицированы, во-вторых, месторождения не осваиваются, у «Газпрома» огромные долги. Пользуясь действительно мощной энергетической монополией, они сделали огромные долги, а с ними теперь надо рассчитываться. Это одна из самых неэффективных и закрытых компаний. Но Россия должна понимать, что у нее есть и другие интересы в Украине: есть Черноморский флот, есть аренда земли. За Черноморский флот Россия платит по договору 98 миллионов долларов. А если взять ту же площадь, которую занимают объекты Черноморского флота, платить за них по коммерческой цене, именно по рыночной, которая в этом районе существует, вот в этом районе один гектар - это примерно 20 тысяч долларов. Если по такой цене платить, то это сразу будет полмиллиарда.


Кроме того, у России есть военные объекты на территории Украины, например, станции слежения. Поэтому нужно для себя решить - или пользуемся газом, как политическим инструментом, тогда надо его уравновешивать со всем остальным, чем располагает, скажем, ваш партнер, в данном случае Украине, или чисто экономически. А если экономически, то тогда должна быть постепенная стратегия повышения цены на газ, Украина действительно платит очень низкую цену, во многих случаях она платит ниже цену, чем российские потребители, но повышение цены нельзя сделать в одну ночь.


- По вашему мнению, каким может быть переходный период?


- Я думаю, что если речь идет о доведения уровня цены на европейский уровень, то на это понадобится, скажем, год-полтора. Россия должна понимать, что ей будут выдвинуты встречные претензии по другим направлениям.


- Накануне Нового года Владимир Путин вдруг вспомнил о том, что Украина - это братская страна и украинский народ - это братский, в связи с чем и предложил оттянуть переход на мировые цены на целый квартал. Как будет, по вашему мнению, с братскими отношениями между Россией и Украиной по окончанию этого газового спора?


- Я думаю, что раздражение между Украиной и Россией будет только нарастать. Путин восстанавливает понятие советской угрозы. Весь этот конфликт имеет разрушительные последствия и для внутренней политики России. Потому что создается образ врага: все, что делает российская государственная пропаганда последний месяц, она заставляет граждан считать людей, с которыми они очень близки, с кем они веками жили вместе врагами, чтобы консолидировать граждан вокруг власти. Знаете, когда были московские выборы, у «Единой России» была такая листовка, в ней было написано «Жители - лучшие помощники власти». Вот эти «жители - лучшие помощники власти» - это и есть такая идеология. Для того, чтобы их консолидировать «жителей» вокруг власти, раздувается антагонизм между Россией и Украиной.


Принципиальная ошибка всей нынешней политики Владимира Путина заключается в том, что перспективы у России в XXI веке есть только в случае интеграции России в европейские структуры, при движении в европейском направлении. Не в смысле Брюсселя, а в смысле европейской цивилизации в полном объеме. Так вот вместо того, чтобы помогать Украине двигаться туда и двигаться вместе с ней, Россия предпринимает тщетные попытки ее не пускать и самой идти по некоему третьему пути. А на самом деле третьего пути нет, а есть третий мир.


- Я грешным делом думал, что все наоборот, на самом деле власть - это помощник и слуга жителей. Как вы считаете, насколько успешной может быть эта пропагандистская кампания? В Кремле могут быть довольными тем, чего они добились?


- Пропагандистская кампания еще пока не закончена, но думаю, что это раздражение против Украины, разговоры о том, что Украина ворует российский газ, вместо обсуждения вопроса о российской коррупции и о том, куда на самом деле деваются деньги «Газпрома», - это да, действительно, отвлечение внимания, которое, я думаю, будет иметь значение некоторое время, по крайней мере. Они достигают своего результата, потому что располагают всеми средствами пропаганды, которые только есть.



XS
SM
MD
LG