Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предвыборная кампания в Грузии. Роль независимой прессы и неправительственных организаций


Ирина Лагунина: 21 мая в Грузии состоятся выборы нового парламента страны. Это уже вторая предвыборная кампания с января, когда состоялись президентские выборы, на которых победил Михаил Саакашвили. Нынешняя предвыборная кампания проходит на фоне обострения отношений с Россией – в намного большей степени, чем в ходе прошлого голосования, когда было еще накалено противостояние оппозиции и власти. Подробнее о ходе предвыборной кампании мой коллега Олег Панфилов.



Олег Панфилов: Первой предвыборной кампании предшествовало утверждение новой Центральной избирательной комиссии, а население страны, практически впервые столкнулось с необходимостью реального выбора. Напомню, что первые выборы Михаил Саакашвили выиграл с туркменским счетом – более 90 процентов голосов, а парламент избирался на волне революции и всеобщего недовольства политикой Эдуарда Шеварднадзе и его сторонников.


Президентские выборы в январе широко обсуждались. Они состоялась отчасти из-за давления оппозиции, но проходили в сложной ситуации, особенно после того, как власти силой прекратили деятельность телекомпании «Имеди». Оппозиция не прекращала критику избирательной системы и обвиняла власть в многочисленных нарушениях.


Как проходит нынешняя предвыборная кампания? С этим вопросом я обращаюсь к Софо Букиа, она работает в кавказском бюро Британского института по освещению войны и мира и на связи с нами по телефону из Тбилиси. Из Тбилиси же говорит Давид Пайчадзе, директор департамента журналистики Тбилисского государственного университета.


Софо, какая сейчас ситуация в Грузии?



Софо Букиа: По сравнению с президентскими выборами эта предвыборная кампания проходит намного более спокойно. Тогда ситуация была напряженная, чувствовался стресс после ноябрьских событий, чем пользовалась оппозиция, все более накаляя страсти. Пик этой протестной войны явно прошел, идет на спад и как бы стимула у сторонников оппозиции на более активные действия, как тогда, нет. По-моему, причина этого не в каких-то конкретных успехах власти, а может быть в ошибках самой оппозиции. Если на президентских выборах оппозиционеры старались консолидироваться, даже не будучи вместе в одном блоке, то сейчас ситуация другая. Оппозиция борется не только с властью, как было 5 января, а в большей степени ведет борьбу между собой. Это точно не играет в их пользу. У властей есть шикарный предвыборный козырь - это обострение отношений с Россией. К политике Кремля в Грузии относятся однозначно – она неправильна, надо с этой политикой бороться. В этом власть и народ едины. Так что сейчас, я думаю, более ситуация благотворна для властей, чем тогда.



Олег Панфилов: Поскольку мы говорим о предвыборной кампании, то соответственно и партия власти, которая поддерживает Михаила Саакашвили и оппозиционные партии должны представлять какую-то свою программу. Что происходит сейчас, так ли оппозиция представляет свои идеи, свои взгляды на будущее развитие страны или происходит так, как происходило во время президентских выборов?



Софо Букиа: В основном, конечно, акцент делается больше на высказывания, на заявления, а не на саму программу. Это было тогда во время президентских выборов это и сейчас.



Олег Панфилов: Давид Пайчадзе, вы во время выборов президента Грузии были в составе группы Михника, то есть тогда, когда эта группа создана после силового закрытия телекомпании «Имеди». Вы наблюдали за тем, как происходила предвыборная кампания во время президентских выборов. Что происходит сейчас, насколько сильны позиции разных сторон? Кто-то проводит мониторинг нарушений прав избирателей или нарушений прав кандидатов?



Давид Пайчадзе: Мониторинг нарушения прав проводят, конечно, но проводят в основном неправительственные организации. Вы, безусловно, знаете, что международные организации, которые тоже занимаются таким мониторингом, они обнародуют такие результаты уже после выборов. Так что офис ОБСЕ по правам человека будет публиковать свои результаты после 21 мая. Что касается неправительственных организаций, Союза молодых юристов и так далее, они периодично информируют общество о выявленных нарушениях предвыборной кампании, и эти нарушения не только властей и административных органов, но изъянов в работе Центральной избирательной комиссии. Что касается другого аспекта выборов, то я согласен с Софо, они проходят, безусловно, гораздо более спокойно, чем это было в декабре-январе, нет такого накала. Это, наверное, можно объяснить спецификой парламентских выборов, здесь победителей будут больше, там побеждал один человек, а здесь по всей вероятности в парламент пройдут четыре-пять партий. И это снижает накал. Конечно, в их предвыборных обещаниях есть и отставка президента, и импичмент, но в это мало верится, откровенно говоря, потому что они, все знают, не только журналисты, но и все общество, все граждане, что они занимаются законотворчеством. И компетенции парламента, мы уже видели, каковы они в течение последних четырех лет.



Олег Панфилов: Давид, сказалось ли на предвыборной кампании отсутствие в эфире телекомпании «Имеди»? Конечно, с 5 мая телекомпания возобновила свое вещание, но передает в основном развлекательные программы и фильмы без информационных программ, без освещения политической ситуации. Сказалось ли отсутствие в эфире политической информации телекомпании «Имеди» на предвыборную кампанию?



Давид Пайчадзе: Трудно сказать, сказалось или нет, потому что и во время президентской кампании «Имеди» не имела влияния на эту кампанию, поскольку она начала вещать 1 декабря и она не та «Имеди», что была до закрытия. А потом сама закрылась, это случилось в конце января после разоблачительных записей Патаркацишвили. Так что ни тогда, ни сейчас «Имеди» не имела влияния на предвыборную кампанию, трудно судить, как это влияет процесс этой кампании. Что касается расклада влияния разных политических сил на медиа, то можно сказать, что среди телевидений есть одно телевидение оппозиционное, которое иногда, изредка приглашает, туда не ходят представители властей, это телекомпания «Кавкасия», но у нее суженый ареал влияния. Коммерческое телевидение, такие как «Рустави-2», «Мзде», они высказывают большую лояльность по отношению к власти, и сбалансированное более-менее телевидение - это общественное вещание Грузии. Это телевидение оформило меморандум со всеми политическими силами, субъектами предвыборной кампании. Этот меморандум включает в себя ровное распределение времени среди этих политических субъектов, и меморандум соблюдается, надо сказать.



Олег Панфилов: Вопрос, который я должен задать, потому что всегда, когда идет предвыборная кампания, случаются какие-либо инциденты, а в этом случае довольно серьезный конфликт, я имею в виду обострение ситуации вокруг Абхазии. Такие события играют большую роль в предвыборной кампании. Вопрос вам и хотел бы, чтобы на этот вопрос ответила и Софо. Насколько обострение, насколько опять напряжение между Россией и Грузией играет не только на предвыборную кампанию, но и на консолидацию или наоборот разрыв отношений в обществе, между людьми, которые поддерживают разные политические партии?



Давид Пайчадзе: Очень интересно, что политические партии ни одна, кстати, ни партия власти, ни оппозиционные партии при ведении своей предвыборной кампании не связывают абхазские дела с текущими проблемами этой кампании. То есть они как-то обходят этот вопрос. Партия, которая ведет предвыборную кампанию, говорит людям не об Абхазии, а о своих обещаниях в социальном плане, в плане политических реформ и так далее. Вопрос конфликтов они обходят, и партия власти, и оппозиция. Безусловно, исполнительная власть занимается этой проблемой. Но та часть исполнительной власти, которая занимается проблемой Абхазии, она не участвует и не привносит эту тему в предвыборную кампанию национального движения, не говоря уже о других политических партиях и объединениях.



Олег Панфилов: Софо, что вы думаете?



Софо Букиа: Согласна, что в обсуждениях тема не муссируется так, чтобы главная была. Но я думаю, что все-таки играет. В плане консолидации на этот раз не сумела сыграть, потому что власти, некоторые представители оппозиции обвинили власти в том, что они как бы предвыборной кампании более усугубляют отношения с Россией. То есть консолидации в этом плане не случилось.



Олег Панфилов: Софо, и наконец последний вопрос вам. Во время предвыборной кампании президента Грузии обвиняли власти в том, что они каким-то образом оказывали давление на национальные меньшинства и, как результат, очень высокий процент голосов, которые азербайджанцы или армяне Грузии отдавали за Михаила Саакашвили. В этой предвыборной кампании по выборам в парламент что-то изменилось?



Софо Букиа: Я думаю, ничего не изменилось. И вообще отдавали голоса не только за Михаила Саакашвили, но так традиционно случилось, как всегда в этих регионах, больше голосов партии власти и кандидату в президенты от власти и так далее. Многие не могут просто смотреть грузинские телеканалы и не знают языка, они находятся в информационном вакууме. Есть какие-то программы на общественном телевидении на разных языках, но этого точно недостаточно. Я слышала заявление народного защитника, где говорится, что зафиксировано множество случаев, связанных с запугиванием сотрудников бюджетных организаций в регионах, люди стали жертвами политического давления, террора, отказываются от оглашения этих фактов. Именно такие случаи происходят и в этих регионах. Я недавно разговаривала с журналистами из Марнеули, где живет компактно азербайджанское население, там тоже были такие факты запугивания.


XS
SM
MD
LG