Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Челябинске вновь подняли дело о самоубийстве курсанта летного училища


После случая Андрея Сычева в Челябинске прогремело несколько крупных дел о дедовщине

После случая Андрея Сычева в Челябинске прогремело несколько крупных дел о дедовщине

В Челябинске возобновился громкий процесс по делу курсанта высшего авиационного училища штурманов Никиты Самитова. 30 января 2007 года он повесился на армейском ремне. Только после настойчивых требований матери погибшего по этому факту было возбуждено уголовное дело.


Гарнизонный суд уже признал виновными двух однокурсников Самитова - Егора Пожиленкова и Антона Черепаху, они отбывают наказание в колонии-поселении. Теперь на скамье подсудимых - еще двое бывших сокурсников погибшего: Антон Бондарев и Николай Крупский. Слушания по их делу были приостановлены в феврале, так как стороны ждали результатов дополнительной посмертной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Среди прочего экспертам предлагалось оценить степень причастности Валентины Самитовой и ее старшей дочери к самоубийству Никиты. Выдвигалась версия, что мать курсанта якобы не разрешила сыну отчислиться из училища штурманов и поступить в гражданский вуз. Однако выводы экспертизы полностью опровергли причастность родных к трагедии, поскольку это никак не доказано материалами дела.


Между тем, экспертиза установила, что существовала непосредственная причинно-следственная связь между действиями сокурсников Никиты и его решением о самоубийстве. Курсанта ложно обвинил и в воровстве, объявили бойкот, всячески унижали. Парень пытался помириться с обидчиками, но безуспешно.


Следствие по делу до сих пор не закончено. Валентина Самитова пытается доказать вину командиров Никиты. Она считает, что они являются главными виновниками его гибели:


«Как мне сказали, ориентировочно на 21-е число назначено продолжение судебного процесса. Кроме того, все это время я пытаюсь хотя бы получить грамотную юридическую оценку действиям командиров, по тем обращениям, которые я написала. Прокуратура сделала проверку, с которой я категорически не согласна. Приходится снова писать, добиваться, но пока положительных результатов я не добилась. В последний раз судом в моей жалобе было отказано, в связи с чем я была вынуждена обращаться в кассацию, в окружной суд. Но все равно я буду добиваться и делать то, что начала, до конца».


Мать погибшего курсанта не присутствует на суде. На все свои поездки из Иркутской области в Челябинск и обратно, встречи со следователями, участие в судебных заседаниях она потратила слишком много здоровья и денег. Сейчас обстоятельства складываются так, что за ходом суда Валентине Валентиновне приходится наблюдать на расстоянии:


«За судами, которые проходят в Челябинске, мне приходится наблюдать и контролировать из Байкальска. Выехать на судебные процессы я не могу и по состоянию здоровья, и за отсутствием денежных средств. Поскольку до настоящего времени мне не возмещены никакие ни процессуальные издержки, ни какие-то иные, страховые выплаты и так далее. И здоровье, конечно, сильно пошатнулось. Все эти процессы, вся эта трагедия так просто не проходит».


XS
SM
MD
LG