Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Финал Кубка УЕФА в блогах


Алексей Кузнецов: Мы с нашим гостем Глебом Черкасовым, журналистом, обозревателем, редактором отдела политики газеты "КоммерсантЪ" поговорим сегодня... ну, формальным поводом будет финал Кубка УЕФА, победа санкт-петербургского "Зенита" в этом достаточно престижном турнире. Глеб, я внимательно изучил вашу колонку на страницах интернет-сайта "Газета.ру" с достаточно демонстративным заявлением до финального матча "Зенита" против "Глазго Рейнджерс" "Почему я не буду болеть за "Зенит". Такой заголовок сразу привлекает внимание. Рискну даже процитировать. "Если "Зенит" победит, - пишите вы, - это будет объявлено победой всего российского футбола, а это неправда". Как только я эту строчку прочел, я очень обрадовался, потому что я сам так считаю, и действительно это так во всех смыслах. И это неправда, и она действительно была объявлена. Еще одну цитату приведу президента Российского футбольного союза Виталий Мутко, вот что он в сегодняшнем интервью радио "Маяк" заявил: "Российский футбол находится на таком этапе развития, когда альтернатив победам и влиянию побед на развитие футбола нет. Последние 17 лет мы не имели серьезных результатов, у нас не было крупных побед, но в последние 2-3 года в нас начинают появляться стабильные результаты". Стабильность Мутко видит в победах ЦСКА и "Зенита" в розыгрышах Кубка УЕФА, а так же, как он говорит, успехи в женском футболе. "Есть некая тенденция - наш футбол начинает развиваться, такие победы, как успех "Зенита", дают импульс и прибавляют энтузиазма". И единственный конкретный показатель, который приводит Мутко в своем интервью, это то, что в "Зените" играли семь россиян из пяти различных школ. "Это серьезный показатель качества работы этих школ", - цитирует "Маяк" слова президента Российского футбольного союза Виталия Мутко. С последним утверждением я готов согласиться. Со всеми условностями разная работа школ дает разные результаты, но не всегда или, вернее, всегда даже наличие даже в советские времена футболистов своих школ не было ни залогом успеха, ни гарантией и, больше того, в сильнейших клубах играли футболисты из разных школ, далеко не из школ при этих клубах. Тем не менее некий импульс, как говорит тот же Мутко, энергия момента задана и задана высоко и сразу же говорится о том, что российский футбол и так далее, и так далее… Это ведь тенденция не только спортивная, эта тенденция достаточно широко распространяется на многие события и в нынешней российской общественной жизни, ну, и в других. Вот об этом давайте поговорим.



Глеб Черкасов: Давайте.



Алексей Кузнецов: Я внимательно просмотрель заявления в российских блогах («Яндекс» выделил специальный на этот счет обзор), я прочел первые, наверное, 30-40 заголовков: ура, мы чемпионы, «Зенит» лучший и так далее, и так далее, всякие презрительные слова в адрес «Рейнджерс». Но я, честно говоря, не обнаружил ни в одном из блогов, по крайней мере, в тех, что я смотрел, более или менее вдумчивого анализа ситуации и по игре, и по отношению официальных руководителей к этой победе, и так далее. А вам не пришлось в блогах сталкиваться с какой-то взвешенной позицией? Или в ответах на вашу статью на «Газете.ру» присутствовали какие-то взвешенные, а не только ругательные?



Глеб Черкасов: Во-первых, я могу сказать, что, видимо, и пространство ЖЖ, и пространство просто потребителей интернета все-таки достаточно различается. Мне из «Газеты.ру» переслали несколько откликов на колонку, и они были очень жесткими, ну, такими – их публиковать нельзя, но, в общем, очень жесткими. А в ЖЖ такого не было. Тоже был некий жесткий градус обсуждения, но гораздо меньше. Кроме того, понимаете, я же не пытался представить какую-то очень уж экстравагантную точку зрения. Для человека, который всерьез увлекается футболом и интересуется тем, как все это организовано, и в нашей стране ничего удивительного в этом нет. А уж, условно, в Испании или Англии точно уж это вполне обыденное явление. Сейчас будет финал Лиги чемпионов, встретятся «Челси» и «Манчестер Юнайтед». Можно сказать, конечно, что это большая победа английского футбола, потому что любой из этих клубов привезет Кубок Лиги чемпионов к себе домой. Но это будет либо победа только «Манчестер Юнайтед» и будут радоваться только в «Манчестер Юнайтед», либо это будет победа «Челси» и радоваться ей будут только в «Челси», ну, еще немного в России, потому что известно, кто владеет «Челси». О победе английского футбола речь не идет. Речь может идти о растущем уровне премьер-лиги английской, которая действительно теперь одна из топовых лиг. Но это тоже не уровень английского футбола, потому что у английского футбола большие проблемы из-за роста уровня премьер-лиги, потому что туда едут играть со всего мира, им все сложнее набирать на сборную. И тренеров топовых в командах английских тоже нет. В блогах я встретил достаточно много мнений… которые со мной соглашались, причем соглашались люди, которые, может быть, не болеют за ту команду, за которую болею я. Оппоненты соглашались – да, это победа «Зенита». Потому что никто не говорит, что «Зенит» плохо играет, они очень хорошо играют.



Алексей Кузнецов: Мне кажется тоже, это вполне разумно: разгром «Баварии» 4:0 говорит о чем угодно, но не о слабости «Баварии», которая стала чемпионом Германии, и о силе «Зенита», который разгромил ее на своем поле с таким убедительным счетом. Как раз об игре «Зенита» мы, я думаю, сегодня говорить-то и не будем. Меня больше интересует именно реакция общественного мнения на это. И опять же, что плохого в том, что болельщики радуются победе своей команды?



Глеб Черкасов: Это прекрасно.



Алексей Кузнецов: Я, как поклонник другой команды… давайте не будем называть, тоже это не «Зенит», но моя команда, за которую я долгое время болел, в отличие от иных, скажем так, выигрывала один из еврокубков, причем неоднократно. Поэтому я прекрасно понимаю чувства болельщиков «Зенита» сейчас. Это сумасшедшая радость, застилающая всякое желание что-либо анализировать, это сумасшедшее счастье, особенно когда это случилось впервые вообще в истории советского тогда еще футбола. Но одно дело – это болельщицкие чувства, а другое дело – понимание того, что это личная победа этой команды, а ситуация в стране с футболом вообще и шире, конечно, возьмем – это несколько иное.



Глеб Черкасов: Я как раз хотел добавить. Мутко сказал про семь русских игроков из пяти разных школ, которые заиграли, это хорошо. Но ведь если разобраться в этой ситуации, это люди, которые своим командам не подошли, это люди, которых собрало руководство «Зенита», подобрало, дало им хорошего тренера и слепило из них команду. Это в чистом виде частный успех. А никакой системы, при которой десятки людей, закончивших спортивные школы, пробившиеся в дубли уходят из футбола или болтаются по вторым лигам, хотя, может быть, они не хуже тех, кто сегодня играет в «Зените» или в любой другой команде, но просто у них не было этого шанса, их места заняты другими игроками. Система футбольная организована так, что молодому, талантливому игроку, дублю своей команды очень сложно попасть в основу. Именно в команде, за которую я болел, родилась поговорка: «капитан дубля – первый на отчисление». И кстати, второй капитан блистал в этом розыгрыше Кубка УЕФА.



Алексей Кузнецов: Мы уже столько прозрачных намеков с вами сделали.



Глеб Черкасов: Но вот это так, этой системы нет. Смог ли Виталий Леонтьевич Мутко изменить? Не смог.



Алексей Кузнецов: Я думаю, нет, конечно.



Глеб Черкасов: Опять же, подчеркну – я не готов ставить под сомнение искренность желания Виталия Мутко что-то изменить, что-то поправить, может быть, даже что-то у него бы и получилось, но теперь у него очень много работы.



Алексей Кузнецов: Да, Виталий Мутко теперь стал очень высокопоставленным спортивным чиновником и, больше того, не понятна ведь ситуацию в российском спорте. Росспорт, которым руководит Вячеслав Фетисов формально вроде бы должен войти в структуру нового министерства, но представить себе, что, скажем, Фетисов будет подчиняться Мутко по службе… может быть, и будет, но, что называется, без особой радости. А если учесть то, что очень любят в России (и еще в Советском Союзе) делать разные коренные переломы накануне серьезнейших каких-то соревнований, министерство спорта создается за три месяца до Олимпиады, а руководитель Российского футбольного союза получает такое назначение за месяц до начала чемпионата Европы по футболу… Наверное, в нормальном мире, в организованной структуре с человеческим лицом, как говорится, перемена высшего чиновника вряд ли повлияет на ход ситуации. Сейчас, когда все финансирование идет через Росспорт, как дальше дело пойдет с подготовкой к Олимпиаде? Мутко будет спокойно ждать, пока наша российская сборная примет участие на Играх в Пекине, а сборная России сыграет на чемпионате Европы по футболу? А потом начнутся какие-то радикальные шаги? А ведь без них не обойтись при таких перестановках.



Глеб Черкасов: Я думаю, что Мутко первое время сосредоточится на чемпионате Европы, потому что политические назначения политическими назначениями, а из РФС ушел человек по фамилии Колокутский, по-моему, Алексей, который был менеджером сборной и РФС. Я забыл, как называется его должность. Исполнительный директор… В общем, очень многое в работе со сборной было завязано на нем. И вот это прошло незамеченным, но это гораздо больше проблем, потому что когда есть отстроенный аппарат, то политический назначенец – пришел, поставил задачу, отчитался, принял каких-то людей, предложил какую-то свою программу; если система выстроена, она ее не примет. Я думаю, что, может быть, это подготовка к тому, чтобы отчитаться о том, что в Олимпиаде все не слава богу. Чемпионат Европы – от него, по большому счету, если мы выйдем из группы, это будет самое большое достижение за 20 лет, и можно будет сказать: вот великий Хиддинк, мы его подписали, вот он создал нам команду, продолжаем работать дальше, готовиться к ЮАР. После ЮАР он уходит. Ну, кто там будет разбираться через два года.



Алексей Кузнецов: Пока еще с Хиддинком контракт не подписан до чемпионата мира, и об этом специально заявили представители Национальной академии футбола, которые ведут этот контракт и финансируют его. Мне лично было очень подозрительно, когда недавно РФС и Мутко заявили с большой помпой, что контракт подписан, потом оказалось, что это не соответствует истине. Мне кажется, что вот на таких мелочах это называется «чижика съел», по Салтыкову-Щедрину, как раз и становится очевидной несостоятельность многих заявлений таких руководителей, каким, на мой взгляд, является Мутко. Если посмотреть на достижения, которые произошли за время его периода, я не думаю, что они все прямо так или иначе завязаны на этом человеке. Роман Абрамович и подчиненная ему Национальная академия футбола финансирует контракт с Хиддинком. Можно сколько угодно кричать: мы молодцы, мы с ним договорились, но финансово договорились с ним далеко не Мутко и его товарищи. Можно говорить о победе «Зенита», в котором когда-то Мутко был президентом, но в качестве президента его оттуда достаточно деликатно, а может быть, не очень деликатно удалили. Приход Мутко к власти в РФС тоже был обставлен достаточно сложно, и Вячеслава Колоскова вызывали в правительство…



Глеб Черкасов: А вы читали уже новую книгу Колоскова?



Алексей Кузнецов: Нет еще.



Глеб Черкасов: Вот я тоже хочу прочитать.



Алексей Кузнецов: Это, видимо, любопытно. Вячеслав Иванович очень любил и в бытностью свою президентом делать сенсационные заявления, которые заведомо, было понятно, отвергнет исполком РФС. И он говорил: ну, вот видите, я такой прогрессист, а коллеги против, придется подчиняться. Это был излюбленный его метод. Но вернемся к реакции на последние события. Достаточно много ведь событий очень серьезных – смена министра спорта, вернее, его появление, финал Кубка УЕФА будет скоро, финал Кубка России. Не могли бы вы процитировать наиболее оригинальные, наиболее яркие высказывания из тех, что вам попадались в блогах, что присылали вам? Естественно, не такие, что – ура, мы чемпионы, а наиболее взвешенные, что ли, может быть, из тех, кто с вами спорил.



Глеб Черкасов: Один мой собеседник предположил: как же можно упрекать «Зенит» в том, что ты его упрекаешь (хотя я «Зенит» ни в чем не упрекал), ведь тогда приличные люди не должны болеть за ЦСКА, потому что у него такое прошлое, не должны болеть за «Динамо», потому что за него болел Берия, не должны болеть за сборную СССР, потому что прошлое СССР – это ГУЛАГ. Я до сих пор не знаю, что ответить, два дня коплю в себе ответ, потому что как-то это показатель, как все свалено в кучу.



Алексей Кузнецов: Вы знаете, я в скобках замечу, что действительно бывали такие распространенные суждения уже в советские времена, я прекрасно помню, как поклонники «Спартака» хоккейного тогдашнего, говорили ровно то же самое про ЦСКА Анатолия Тарасова: они поют гимн перед тренировкой, да вы что, с ума сошли – за них болеть?! А за СССР вообще болеть невозможно, да вообще спорт – это гладиаторские бои, не более того. Это с тех пор очень распространенное мнение. Мне кажется, в мире его вот настолько нет. Болеют за свою команду - и слава богу. А в России очень любят подтекст какой-то подкладывать под это дело.



Глеб Черкасов: Такая политизация спорта – это вообще проблема. Потому что я внимательно читал LiveJournal после того, как «Зенит» выиграл, мне было интересно. И люди, которые не интересовались никогда футболом, люди, которые никогда не смогут назвать состав «Зенита», они пишут: ура, мы победили! Знаете, это не очень честно, потому что болельщики «Зенита», наверное, победили, те 19 тысяч, которые ходят на «Петровский», потому что в «Зените» проблема – одна команда на большой город, очень маленький стадион. Те 19 тысяч человек, которые останутся при счете 0:4 не в пользу их команды, я такое видел, они да, это их победа. Те, кто прилетел в Манчестер – их победа. Те, кто в Питере плясал на площадях – это их победа. Не надо примазываться к чужим победам, надо добиваться своих. А еще один момент, было понимание… мне даже кинули ссылочку, к сожалению, я не читаю по-английски, на форум болельщиков «Селтика».



Алексей Кузнецов: Там, наверное, радости было.



Глеб Черкасов: В «Селтике» было то, что мне перевели, тоже журналист пишет в какой-то газете, которая то ли клубная «Селтика», то ли болельщиков «Селтики»: конечно, победа «рейнджерс» - это победа шотландского футбола, извините за то, что я пишу «рейнджерс» с маленькой буквы, заставить писать большими не смогу никогда.



Алексей Кузнецов: Тем не менее победа зачисляется даже при таком отношении к «Рейнджерс».



Глеб Черкасов: Я думаю, что это была шутка. Может быть, он как раз умеет читать по-русски и прочел про победу российского футбола и решил так пошутить. Еще один момент в LiveJournal был про оценку состояния нашего футбола. Потому что люди уже начинают жить ожиданием чемпионата Европы, и сборная – более показательный пример того, как чувствует себя спорт. Вот, конечно, уже люди нервничают. Изучают предложения, как в 1986 году…



Алексей Кузнецов: Заменить тренера?



Глеб Черкасов: Ну, и сделать базовым клубом. Но ведь на самом деле я это читал в блоге у спортивного журналиста Василия Уткина. Не поручусь, что я правильно помню, но, по-моему, именно так, что Мутко-то настаивал на Адвокате, а Национальная академия футбола продавила Хиддинка.



Алексей Кузнецов: В данном случае, мне кажется, принципиального значения не будет иметь – Адвокат или Хиддинк будут тренировать сборную. Хиддинком уже сформирована команда, состав и все примерно понятно, даже примерное будущее этой команды, на мой взгляд, тоже понятно. Но сейчас не об этом. Чуть-чуть вернуться хочу, вы сказали о том, что многие примазываются к победе. С точки зрения чисто болельщицкой я бы более спокойно отнесся к этому. Ну, предположим, болельщики, скажем, «Спартака», клуба «Томь» или «Луч-Энергия» (Владивосток), или «Амкар», кто угодно, вполне, мне кажется, имеют право на радость по поводу того, что их победа. Ну пусть они говорят: это наша победа, имея в виду весь российский футбол. Не так много у них удовольствия от футбола, чтобы относиться к этому именно так. Хотя поспорить можно. Имеете право, не имеете – имеют право высказать на этот счет. Но мне представляется гораздо более неприятной или менее приятной ситуация, когда к такого рода достижениям примазываются, именно в этом смысле слова, скажем, не очень футбольные люди – политики. Помните, когда ЦСКА выиграл Кубок УЕФА, президент Путин их принимал и даже сыграл в мячик с… по-моему, это был Вагнер Лав, бросил ему мячик, Путин отбил, и все было очень весело. Очень любят политики (мне кажется, не только в России) вставать рядышком с великими спортсменами и делать вид и говорить: и мы пахали. И в Америке это есть, и в России, и в Советском Союзе было, хотя там это было более дозировано все же, там, скорее, спорт стремился встать в один ряд с политическими свершениями. А сейчас это в России приобретает какой-то болезненный оттенок. Вот закончится, например, чемпионат мира по хоккею. Выиграет Россия, не выиграет – вопрос. Но представим себе, что выиграет, и сразу же будет огромное количество людей, которые встанут в один ряд, скажут: ура, наш хоккей возвращается, великое советское прошлое. А при поражении такого не будет. И в этом есть некоторая… двусмысленность. Трудно сказать, но сказать что-то человеческое, ободряющее спортсменам проигравшим – в этом гораздо больше достоинства, чем примазывание к победе. В самом деле какое такое достижение многих питерских деятелей в победе питерского клуба? Исключительно в формальном соответствии, в названии города и в том, что там работали многие лидеры страны. Тоже, мне кажется, какие-то сомнительные вещи, их слишком много, по-человечески понятно, но для высокого ранга политических деятелей это некоторый перебор. Это может стать системой или, может, уже стало системой?



Глеб Черкасов: Это уже система. Надо сказать, что активно-то используется с начала 90-х годов. Вот как понадобилась популярность, так и начались походы по раздевалкам после победных матчей, использование спортсменов в каких-то политических целях. Знаете, в чем разница между нашим и западным укладом? Там достаточно прозрачны биографии людей, которые работают большими политическими начальниками и известно, за кого они болеют и чем они увлекаются. Если, условно, министр правительства Англии болеет за «Челси», известно, что он болеет за «Челси», а может быть, 30 лет назад полиция на что-то закрыла глаза, то сейчас про него это известно. А за кого болеют наши вот эти люди, у нас Путин, Медведев, Иванов, это же ведь на самом деле по формальным признакам… А как они говорят: мы из Санкт-Петербурга, поэтому мы болеем за «Зенит»… Но и про Путина, и про Медведева я слышал самые разные версии, кому они на самом деле симпатизируют, даже какие-то ссылки ходят фейковые. Я мечтаю, что спорт – вне политики, в идеале должно быть именно так, так, конечно, не получается, но когда уж слишком часто используют, это очень неприятно. И потом, перед отъездом сборной на чемпионат обязательно президент или какой-то большой начальник ее провожает: давайте, ребятки, мы в вас верим! Такая накачка, как в советские времена… как в советские не получается, потому что все-таки люди чуть другие.



Алексей Кузнецов: Калибр не тот.



Глеб Черкасов: Калибр не тот. Когда еще были легионеры, ну что ты им накачаешь, да?



Алексей Кузнецов: В сборной-то их нет, легионеров, поэтому тут можно.



Глеб Черкасов: Это в футбольной. Ну, что может сказать любой российский начальник Овечкину, чем ему пригрозить? Овечкин больше него зарабатывает, может, не больше, но при этом у Овечкина деньги задокументированы.



Алексей Кузнецов: Просто другой человек.



Глеб Черкасов: Да, другой человек. А ведь никто же никогда не принял команду после какой-то неудачи, никто же не сказал: все, ребята мы всей страной болели за вас, ну, не получилось, конечно…



Алексей Кузнецов: Справедливости ради я вспомнил высказывание Владимира Путина после Олимпиады, по-моему, в Турине, где он достаточно по-человечески, так бодро сказал: да, вы не выиграли общекомандный зачет, но вы молодцы, хорошо выступили. По-моему, после этого машины раздавали спортсменам. Вот это был, пожалуй, единственный случай, когда мне, честно говоря, понравилась эта интонация, она была не примазывающейся, а именно той поддержкой сверху, которая часто бывает нужна этим людям. В основном слышна либо накачка, либо ругань. А здесь было: ну, понятно, не победили, но выступили достойно. Вот эта интонация, мне кажется, самое большое из того, что нужно.



Глеб Черкасов: Был бы хороший тест, так оно не произошло, ну и слава богу, если бы «Зенит» в финале проиграл. Там же по матчу могло такое быть, преимущество было большое, но могло такое быть. Вот они возвращаются домой. То, что все равно в Питере была бы такая же встреча, может быть, чуть-чуть градус был поменьше, чуть меньше накал, но все равно бы их встречали, как героев, потому что все равно это самое большое достижение.



Алексей Кузнецов: Конечно, уж после «Баварии» им можно было бы памятник поставить.



Глеб Черкасов: А вот все те, кто радовался вместе… Я же имел в виду не болельщиков, я имел в виду не любителей футбола старшего поколения, для которых это разделение по клубам достаточно даже где-то неприятно, они считают, что, начиная с какого-то возраста, это все наши и все. Я имею в виду вот эту тусовку, которая включила телевизор, потому что им пять раз напомнили, потому что в кои веки российское телевидение, телеканал «Россия» показал спорт. Он что, его показывает так?



Алексей Кузнецов: Да практически никогда.



Глеб Черкасов: А тут показали и сказали: сейчас здесь будут играть наши. Какие наши? Питерские. Хорошо, включили. 2:0. Молодцы. Все, пора идти на улицу, махать флагом. Это к спорту не имеет отношения, это какая-то политизация.



Алексей Кузнецов: Да, к сожалению, это было отчетливо заметно. Есть еврокубки и еврокубки. В советские времена недаром ни один клуб из советских к Кубку УЕФА близко даже подступиться не мог. Выигрывали команды в Кубке обладателей кубков, в слабом турнире, где было много случайных кубковых победителей, и кубок был действительно таким третьим по рангу, а Кубок УЕФА был сильнейший, сильнее Кубка чемпионов, потому что в нем играли по три, по четыре команды из сильнейших чемпионатов. С момента, когда Лига чемпионов приняла в свои ряды эти самые вторые, третьи, четвертые команды, помимо чемпионов, в Кубке УЕФА осталось то, что осталось. Случай с нынешней «Баварией» и с «Фиорентиной» - это, скорее, исключение для нынешнего Кубка УЕФА. И во многом поэтому, благодаря общему снижению уровня этого турнира, российские клубы стали туда попадать и выигрывать. Но тоже не так уж часто. Больших, серьезных, солидных выступления, пожалуй, одно. ЦСКА я не могу назвать тогда очень солидным выступлением. Об этом практически не говорят, радуясь победе, которая, на мой взгляд, все же не сильно высока по уровню общеспортивному. Это как победа регулярная в последние годы сборной России по хоккею в Евротуре. Евротур – это турнир для вторых составов. Или в командных теннисных турнирах. На Кубок Дэвиса и Кубок федерации практические сильнейшие уже не особо и едут, не интересно им. Не даром же раньше Кубок Дэвиса и Кубок федерации – думать нельзя было, чтобы российские команды выигрывали. Это что, повышение уровня российского спорта или все же снижение качества тех турниров по тем или иным причинам? Это же тоже серьезный вопрос, не так ли?



Глеб Черкасов: Конечно. Его в блогах тоже обсуждали. Причем именно футбольную составляющую. Знаете, тут еще проблема в том, что знание о спорте и о том, какой он был 20 лет назад (20 лет назад было же очень сильно все по-другому), они уже не очень хорошо распространены. Да, у нас знают, были два соревнования – Кубок УЕФА, Лига чемпионов, пропасти между ними нет. Теннис – тоже, в общем, не каждому объяснить. А что касается хоккея, то, конечно, тут есть некое противоречие, ведь так и не определились наши руководители, на что стоит упирать. У нас есть сборная, у нас есть своя лига и свой кубок, который надо раскручивать, который два года назад уничтожили, теперь возрождают со страшными муками, тоже отдельный сюжет.



Алексей Кузнецов: В новоевропейском масштабе.



Глеб Черкасов: Да, даже отчасти в азиатском. Либо у нас есть наши мегахоккеисты, которые играют в лучшей лиге мира, а НХЛ очень нескоро сможет потерять это право. Есть лучшие хоккеисты, которые абсолютные звезды. Есть Овечкин, есть Малкин, есть Ковальчук, есть Федоров. И если уж так надо выбирать, то приходится выбирать между этим, а выбрать не могут. Хотя, по большому счету, можно было бы гордиться всеми тремя составляющими, правда, они друг другу чуть-чуть мешают.



Алексей Кузнецов: В том-то и беда, что мешают. Когда эту помеху поймут, ее смысл, и смогут нормально отнестись к ней, организационно, спортивно, по-человечески, пусть даже и политически, тогда, может, и настанут какие-то светлые времена.



Глеб Черкасов: Беда в том, опять же, возвращаясь к назначению Виталия Леонтьевича Мутко, что с чего начались конфликты между хоккейной лигой и сборной? Пришел новый руководитель Третьяк, легендарный советский вратарь хоккейный, чуть ли не синоним слова «вратарь» (вратарь – это Третьяк, Третьяк – это вратарь), и он начал как бы в интересах сборных чуть-чуть жать клубы, чуть-чуть потом жали легионеров. И вот возник некий кризис. Почему он так делает? Как я понимаю, у Третьяка была задача выиграть чемпионат мира по хоккею в Москве, он очень на это заложился. Насколько я понимаю, Путин же потом его очень критиковал за это. И давление сугубо политического результата над спортивной составляющей очень долго будет мешать нашему спорту, вот в чем проблема. Потому что люди садятся на должность, им надо что-то пообещать: мы что-то сделаем. А мы можем это сделать? Не можем? Что бы было, если бы хорваты поехали в Англию в прошлом году пивка попить. Если бы это не была молодая амбициозная сборная с молодым амбициозным тренером, которым захотелось вздернуть на «Уэмбли» англичан, и они пошли играть в футбол. А вот если бы они не вышли, чтобы сейчас происходило, мне интересно, это что, отменило подъем российского футбола?



Алексей Кузнецов: По крайней мере, о нем говорили бы меньше, потому что его бы не было. Вот в том-то беда, что такие достижения очень оправданные и очень красивые, и очень честно заработанные отдельными игроками, клубами, тренерами, на мой взгляд, даже не очень полезны, как это ни кощунственно звучит, для хорошего, нормального развития спорта в России, как, я считаю, и Олимпиада в Сочи тоже полезна не будет. Это слишком сложная тема. Я думаю, мы ее обсудим поближе, может быть, к чемпионату Европы, к Олимпиаде и ко всем прочим крупным турнирам. Но об этом думать надо и вслушиваться в слова чиновников, мне кажется, совершенно необходимо, чтобы понимать, скорее, как не стоит делать, чем как стоит.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG