Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Медведев подписал указ "О мерах по противодействию коррупции"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Москве Любовь Чижова, Марк Крутов.



Кирилл Кобрин: Громкий коррупционный скандал: председателя Федерального Арбитражного суда Московского округа Людмилу Майкову обвиняют в приобретении элитного жилья по заниженной цене при содействии московских властей. История стала достоянием гласности в то самое время, когда президент России Дмитрий Медведев подписал указ «О мерах по противодействию коррупции» и провел даже совещание по реформированию российской судебной системы.



Любовь Чижова: Новый российский президент Дмитрий Медведев объявил начало кампании по борьбе с коррупцией, накануне он подписал соответствующий указ. Президент особо подчеркнул, что необходимо принять решение по вопросам контроля за имущественным положением государственных служащих и судей и разработать новую версию кодекса поведения госслужащих.


Во вторник на совещании в Кремле Медведев продолжил эту тему. Он заявил, что основная цель реформы судебной системы - добиться независимости судей и искоренения неправосудных решений, которые, как отметил президент, "возникают в результате давления на судей, звонков и, что греха таить, за деньги".


И тут как на заказ показательный случай, о котором написали сегодняшние российские газеты. Председателя Федерального арбитражного суда Московского округа Людмилу Майкову обвиняют в том, что она при содействии московских чиновников приобрела две квартиры для себя и для дочери по ценам, в два раза ниже рыночных, а потом их перепродала. Вопрос о прекращении полномочий Людмилы Майковой в пресс-службе Высшего арбитражного суда не комментируют.


О реформировании российской судебной системы и о том, как стоит относиться к обвинениям в адрес Людмилы Майковой, я поговорила с судьей Конституционного суда в отставке Тамарой Морщаковой.



Тамара Морщакова: На вопрос, почему так решено сделать, трудно ответить точно. На самом деле просто проблема давно назрела. Если вспомнить, о чем говорил президент Путин в качестве невыполненных задач, то в качестве одной из таких задач невыполненных он назвал коррупцию, это касается и судов. Коррупция понимается отнюдь не только в судах, как получение каких-то взяток, под коррупцией понимается принятие решений незаконных в результате влияния каких-либо заинтересованных сил, а часто и представителей власти. Поэтому актуальность этой темы ясна. Другое дело, какие методы могут быть избраны для того, чтобы задачу эту решить. Лично я полагаю, что без определенных изменений в закон задачу решить нельзя, потому что судебная система сейчас выстроена таким образом, что судьи себя независимыми не ощущают. Значит, на них всегда можно влиять.



Любовь Чижова: Тамара Георгиевна, эти заявления Дмитрия Медведева происходят на фоне скандала, который разгорается вокруг председателя Федерального Арбитражного суда Московского округа. Ее обвиняют в том, что она якобы покупала за бесценок квартиру у московского правительства, то есть, по сути, ее обвиняют в коррупции. Как вы думаете, случайно или не случайно эта история всплыла именно сейчас?



Тамара Морщакова: Вообще, это эксклюзивные вещи совершенно. Это не значит, что такого явления нет, но просто я не люблю таких совпадений. На самом деле такие совпадения могут означать, что что-то просто используется специально как повод. Поэтому по конкретному делу конкретного судьи я ничего говорить не буду. Сначала пусть будет все доказано, пусть будут установлены факты. А мысль о том, что это могло послужить поводом и мысль о том, что и сам повод мог быть специально подготовлен, она, конечно, не может быть полностью отвергнута.



Любовь Чижова: Говорила судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова. Борьба с коррупцией - излюбленная тема высших российских должностных лиц: к этому активно призывал Владимир Путин, сейчас с коррупцией начинает бороться Дмитрий Медведев. О реальных масштабах российской коррупции и о том, с чего стоит начинать, моему коллеге Марку Крутову рассказала директор центра коррупционных исследований международной организации "Транспэрэнси Интернэшнл" Елена Панфилова.



Елена Панфилова: Объемы коррупции, на самом деле, в данный момент, когда идет стремительный рост экономики и наличности в стране, в денежном выражении подсчитать, наверное, даже не представляется возможным. Но то, что частота взяток и объемы однократных взяток растут - это факт.



Марк Крутов: То есть рост коррупции напрямую связан с экономическим ростом и с ростом благосостояния людей - чем больше денег, тем больше взяток?



Елена Панфилова: Это как вторая причина, безусловно, тоже работает, но первая причина - это отсутствие эффективной системы контроля за взаимоотношениями чиновников, бюрократов, коррумпированных бюрократов, и граждан. Потому что если бы была такая система выстроена, то никакой рост наличности в стране, в общем-то, не спровоцировал бы рост коррупции. Как раз это вторично. А первично то, что работа в государственной службе, к сожалению, очень многими по-прежнему воспринимается некоей вотчиной, как некое поле для извлечения личной выгоды. Это является основной проблемой того, что происходит сейчас в стране.



Марк Крутов: Можно ли ждать, что произошедшие перестановки в верхах российской власти могут как-то принципиально поспособствовать снижению уровня коррупции? Тот факт, что сам новый президент Дмитрий Медведев теперь лично встает во главе этого антикоррупционного похода, он что-то значит, или это просто пустые слова?



Елена Панфилова: Сами по себе перестановки, имена, фамилии, даже президент, конечно, не победят коррупции. Обычный коррупционер или бизнесмен, который привык давать взятки, они примут это к сведению, но если ничего не будет происходить, то, в общем-то, с чего бы им менять свой образ жизни, свой образ действий? Получится что-то или не получится - зависит не столько от того, кто, чего возглавил и кто, чего создал, а от реальных действий, которые этими людьми будут предприниматься.


В свое время президент Путин тоже создавал совет по противодействию коррупции. Правда, все об этом уже забыли давным-давно. В 2003 году создавался подобный орган при президенте, но, к сожалению, он тогда не заработал. Будем надеяться, что новому президенту, президенту Медведеву, получится это сделать лучше.



Марк Крутов: А чтобы заработал, чтобы не забыли, какие вы лично бы хотели увидеть в этом плане пункты?



Елена Панфилова: Довольно незатейливые действия, которые раскладываются... И это не моя фантазия, и не фантазия кого бы то ни было, это некая практика, которая работала в огромном количестве стран. Все действия должны строго укладываться в такую триединую матрицу - неизбежность наказания за коррупцию, предотвращение коррупции, антикоррупционное образование. Это означает, что, с одной стороны, должна четко работать правоприменительная, правоохранительная система. Должны четко выявляться наиболее узкие коррупцигоненные места, должен вестись контроль, должна работать судебная система. Должна, в принципе, наступать безусловная ответственность за коррупционные правонарушения, и об этом все должны знать.



Любовь Чижова: Эксперты опасаются, что новые заявления российского президента о борьбе с коррупцией так и останутся заявлениями: для того, чтобы искоренить это явление, нужны серьезные реформы всей политической системы страны. Коснется ли новый кодекс поведения для госслужащих президента и премьер-министра - пока не ясно.


XS
SM
MD
LG