Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Можно ли назвать настоящей партизанской войной происходящее в Колумбии


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Андрей Шарый, Александр Гостев.



Кирилл Кобрин: В Колумбии в минувшие выходные добровольно сдалась властям 45-летняя Нелли Авила Морено по кличке "Карина", одна из самых влиятельных командиров левацкой повстанческой группировки Революционные вооруженные силы Колумбии, ФАРК. Ее обвиняют в десятках жестоких убийств, в частности в организации убийства в 1983 году отца нынешнего президента Колумбии Альваро Урибе, в подготовке терактов, захватов, пытках заложников и вооруженном мятеже.


Что представляет собой это вооруженное движение, эти Революционные вооруженные силы Колумбии, о которых много говорят в последнее время по разным поводам? Какова история этого движения? Об этом мой коллега Андрей Шарый побеседовал с журналистом Радио Свобода, специалистом по странам Латинской Америки Александром Гостевым. И первый вопрос: можно ли назвать настоящей партизанской войной происходящее в Колумбии?



Александр Гостев: Не только в Колумбии. На самом деле во многих странах Латинской Америки идет вялотекущая более или менее партизанская какая-то вооруженная борьба. В 60-е годы произошел некий такой всплеск появления самых разнообразных вооруженных партизанских, повстанческих группировок, которые выступали совершенно под разными лозунгами, они были ультраправые, ультралевые, левацко-крестьянские, ультрахристианские. Революционные вооруженные силы Колумбии "Армия народа" официально появились в 1966 году, они были образованы активистами просоветской Колумбийской коммунистической партии. Несмотря на то, что 30 лет разные колумбийские правительства вели с ними постоянную активную борьбу, до сих пор ФАРК остается самым сильным вооруженным образованием в Колумбии, ориентировочно от 16 до 20 тысяч постоянно действующих вооруженных бойцов.



Андрей Шарый: Все-таки время от времени такие вспышки интереса к такого рода действиям случаются и сейчас. Я помню, как несколько лет назад история с захватом посольства представителями перуанских революционных организаций.



Александр Гостев: В Перу посольство захватили, официально они назывались Революционное движение имени Тупака Амару. Тупак Амару - это такой индейский герой, которых на самом деле, кстати, было два. Сначала был один в XVI веке, боролся против испанских колонизаторов, его сожгли на костре; 200 лет спустя другой индеец принял его имя Тупак Амару II , и кончилось примерно так же, его разорвали на части дикими лошадьми. Так вот эти люди выступают за такое возвращение к архаичным корням, за отказ по-своему от европейской цивилизации и культуры. Это, знаете, такие индейские националисты с коммунистическим уклоном.



Андрей Шарый: Опять же, в 60-е годы, в начале 70-х говорили о том, что цели этих всех революционных повстанческих армий и бригад - формирование единого, скажем так, левого антиимпериалистического фронта, чего, как известно, добивался и один из вождей кубинской революции Эрнесто Че Гевара. Сейчас уже ушли эти разговоры о том, что колумбийские революционные отряды возглавят, скажем, какое-то континентальное движение сопротивления?



Александр Гостев: Во-первых, не было никогда никакого единства, начиная с 60-х годов, хотя бы потому, что с 60-х годов Москва и Пекин две главные силы, которые поддерживали повстанческие движения такие ультралевые по всему миру. Они окончательно разошлись в той же Латинской Америке, сразу в каждой стране, почти в каждой, появилось по две коммунистические партии, одна была промосковская, а вторая пропекинская, одна была маоистская, другая была марксистско-ленинская. Если мы говорим о революционных вооруженных силах Колумбии, лозунги у них в свое время были левацко-крестьянские и марксистско-ленинские. По большому счету ФАРК представлял собой огромную и хорошо организованную и поддерживаемую извне банду уголовников, уголовников в средневековом, я бы сказал, смысле этого слова, которые отличались невероятной какой-то жестокостью, зверствами, изощренным каким-то садизмом по отношению к захваченным пленным, к захваченным в заложники журналистам, политикам, иностранцам, которых они очень много захватывали. Кто это все финансировал? На какие деньги они существуют?



Андрей Шарый: Я думаю, это кокаиновые деньги, прежде всего, учитывая, что все это в Колумбии происходит.



Александр Гостев: На 99 процентов.



Андрей Шарый: То есть они охраняют людей, которые там спокойно возделывают плантации наркотических веществ, и потом занимаются переправкой всего этого дела на мировые рынки.



Александр Гостев: У них очень сложные отношения. В Колумбии существует не только ФАРК. Существуют еще как минимум две крупные партизанские группы, у которых тоже много тысяч бойцов - это Армия национального освобождения и есть еще Народная армия освобождения, маоистская, это военное крыло пропекинской компартии Колумбии. Есть огромное количество так называемых парамилитарес, это ультраправые, совершенно фашистские отряды, по крайней мере, они действуют под таким флагом, это частные армии наркобаронов, крупных латифундистов, каких-то местных ультраправых политиков. Это огромный коктейль из 20-30 вооруженных банд, которые постоянно входят в различные блоки друг с другом или воюют друг с другом, или как-то выясняют отношения.



Андрей Шарый: Как все это соотносится со знаменитыми колумбийскими кокаиновыми картелями, там Меделинский или Богатинский картель?



Александр Гостев: Два основных картеля колумбийских официально разгромлены, картель калей и картель меделинский, после того, как в 93-м году был убит Пабло Эскобар, с точки зрения колумбийского крестьянина, народный, революционный герой, абсолютный Робин Гуд. Есть документы, что он их финансировал, понимая, как любой уголовник-руководитель, что чем более нестабильной будет обстановка в стране, тем легче ему будет проворачивать свой бизнес. Кокаиновых плантаций в Колумбии очень мало, основной кокаин выращивают в Перу и в Боливии. В Колумбии уже находятся лаборатории по его переработке, после чего через Мексику и Багамские острова его, по крайней мере, до тех пор, пока не началась совсем уже в последние годы беспощадная борьба с наркоторговцами, его доставляли в Штаты.



Андрей Шарый: Сдалась известная как "Карина" Нелли Авела Морено, одна из лидеров революционных сил. Это большая победа колумбийского правительства?



Александр Гостев: Безусловно, большая победа. Эта женщина была третьей по силе, значимости и влиянию командиром в Революционных вооруженных силах Колумбии. Она уже успела заявить, что, конечно, все, что она делала, это неправильно, что война - это не выход, что примирения в Колумбии можно искать только путем спокойного политического диалога. Она уже выразила опасения за свою жизнь, что, естественно, ей не простят предательства ее соратники. Собственно, соратников не осталось, потому что в начале марта, когда был вооруженный инцидент на границе Колумбии и Эквадора (три страны - Венесуэла, Колумбия и Эквадор оказались на грани войны), был убит Рауль Реес. Потом как раз, после этого рейда колумбийцев на территорию Эквадора, неделю спустя был убит еще один командир из этих трех, его застрелил его ближайший соратник. Он отрубил руку ему и с этой рукой 15 дней шел по горным джунглям до ближайшего какого-то военного поста, руку он нес с собой, чтобы предъявить доказательства, отпечатки пальцев, того, что он убил своего командира.



Андрей Шарый: За что и получил миллион долларов, обещанные ему колумбийским правительством.



Александр Гостев: Поэтому сейчас можно сказать, что ФАРК обезглавлен. С другой стороны, никто не знает, так ли это, в силу того, что ФАРК это разрозненные отряды. Та же Нелли Авила Морено заявила, что она последние два года не вступала в контакт с другими командирами ФАРК. То есть это абсолютно такая сельская партизанщина в джунглях.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG