Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Евровидение» это политика, спорт и только потом музыка


Елена Рыковцева : Жители России практически потеряли возможность спать по ночам - потому что именно по ночам один за другим происходят принципиальные для россиян поединки. Сначала смотрели финал Кубка УЕФА с участием команды «Зенит», где «Зенит» выиграл, потом финал чемпионата по хоккею с участием российской сборной, где Россия опять-таки победила. Сегодня ночью пройдет первый тур конкурса «Евровидение», в котором решится, проголосуют ли европейские телезрители за то, чтобы в финал этого конкурса прошел российский участник. И наконец, в ночь с субботы на воскресенье случится финал «Евровидения», в котором российскому участнику, - если он, конечно, пройдет сегодня, - вроде бы даже прочат первое место. «Евровидение», конечно, смотрят меньше футбола с хоккеем, но, судя по цифрам телевизионных рейтингов, все равно очень и очень многие.


И мы задаем вам вопрос, уважаемые слушатели: какой смысл вы придаете победам россиян во всякого рода состязаниях? Какую роль эти победы играют для вас лично? Что они означают для вас? И существует ли, на ваш взгляд, какая-то закономерность в победных результатах: вот Россия побеждает тогда-то и потому-то? Или это чистой воды случай?


Представляю вам гостей программы. С нами журналист Игорь Буренков, который много лет занимался конкурсом «Евровидение», многолетний эксперт по «Евровидению». Ну, нам просто повезло, что в этот раз он не поехал на конкурс и может присутствовать у нас в студии. С нами Аза Бабаян, корреспондент Армянской службы Радио Свобода. Армения – один из главных конкурентов России в этом конкурсе. Сегодня я слышала, что букмекеры в Белграде расценивают шансы армянской участницы как второе или третье место. И с нами на связи из Белграда Артур Гаспарян, специальный корреспондент газеты «Московский комсомолец».


Я уже уловила, Артур, в одном из ваших репортажей такой политический оттенок, что Сербия особенно тепло принимает российского участника, потому что русские – это же «братья». Если сравнить с конкурсами, в которых вы уже принимали участие, а я знаю, что вы ездили и в Киев, и в Хельсинки, это, действительно, что-то особенное в Сербии по отношению к русскому участнику?



Артур Гаспарян: Ой, вы, наверное, спутали какие-то мои публикации с кем-то другим.



Елена Рыковцева: Да точно – ваши!



Артур Гаспарян: Я стараюсь избегать политических оттенков...



Елена Рыковцева: Артур, я ничего не читаю, кроме «Московского комсомольца», по поводу этого конкурса.



Артур Гаспарян: Вы знаете, мне кажется, что вообще теплая атмосфера на любом «Евровидении», безотносительно того, Сербия это или не Сербия, или Финляндия. И я имел в виду то, что как бы не отличается ничем нынешний конкурс от каких-либо других именно по позитивности атмосферы. Потому что конкурс «Евровидение» - это вообще позитивный конкурс. Это такой прообраз... я бы сказал, если уж говорить о политике, то это, скорее, некий урок и пример политикам на тему того, какая вообще должна быть объединенная Европа.



Елена Рыковцева : Ага! То есть ничего такого специального, что у русских и сербов какие-то особые отношения. Это я где-то в другой газете прочитала, наверное, в «Комсомольской правде».



Артур Гаспарян: Нет, вы знаете, никакой истерики и спекуляций на подобного рода тему здесь не происходит. Но все очень позитивно и дружелюбно.



Елена Рыковцева : Понятно. Это позитивно и дружелюбно у сербов по отношению к россиянам. А что же касается отношений внутри самой российской... не команды, а внутри самой российской группировки, я бы даже так сказала? Потому что все, что мы сейчас читаем в газетах, Артур, - это бесконечные скандалы. Муж развелся с женой, жена, по несчастью, оказалась продюсером Димы Билана, а муж тоже когда-то был продюсером Димы Билана, и вот теперь они развелись, и в отместку жене приезжает муж в Белград и начинает охотиться за Димой Биланом. И поэтому Диму встречает охрана в аэропорту, и у него какие-то персональные бодигарды только потому, чтобы его сейчас как-то не уничтожили. И начинается даже какая-то порча имущества музыкального у российского исполнителя. Это все правда? Это я читаю, в общем, не в совсем «желтой» прессе, а в очень даже солидной.



Артур Гаспарян: Без такого ерничества, которое слышно в вашем голосе, то, в принципе, все правда.



Елена Рыковцева: Ой! Вот видите!



Артур Гаспарян: Но преподнести это можно, как вы понимаете, с разными интонациями. Можно над всем поиздеваться, а можно рассказать об этом с нормальной, человеческой интонацией.



Елена Рыковцева: А расскажите нормально. Это все очень серьезно?



Артур Гаспарян: А вы уже все рассказали. Зачем я буду повторять?



Елена Рыковцева : Я рассказала не нормально, а если говорить нормально, это значит, что все серьезно и все это действительно опасно?



Артур Гаспарян: Как вы думаете, если Служба безопасности, охрана президента Сербии специально, по своей собственной инициативе выделяет отдельную охрану российской делегации, потому что у них есть информация, что не американские какие-то шпионы, а российский же муж, сошедший слегка с ума, одной из участниц нашей делегации чуть ли не набрал головорезов горных в балканских селениях, чтобы устроить какую-то провокацию, что, над этим надо смеяться, иронизировать, хохотать? Я не совсем понимаю.



Елена Рыковцева : Понимаете, Артур, когда точно не знаешь и думаешь «а вдруг это рекламный трюк?», то, может быть, можно и смеяться, и хохотать.



Артур Гаспарян: Между прочим, в этом рекламном трюке участвует Служба безопасности сербского президента. Ну, надо тогда их поздравить с этим.



Елена Рыковцева : Понятно. То есть Служба безопасности – это то, что придает этой ситуации, действительно, серьезность, и то, во что мы честно должны верить?



Артур Гаспарян: Ну да, это, действительно, серьезные люди, которые прямо стояли у трапа самолета.



Елена Рыковцева: Хорошо. Поняла.


И теперь что же касается конкурса, самого оформления вот этого номера, Артур, я бы хотела узнать ваше мнение. Вы не считаете, что это « too much », или это слишком, когда вокруг поп-звезды российской собираются чемпион мира по фигурному катанию, а также великолепный музыкант со скрипкой Страдивари, непременно Страдивари, в руках? Это не слишком ли эклектично? Это не совмещение ли несовместимого? Это не будет ли, в общем-то, даже и смешно? Это будет органично, как вы считаете, смотреться? Вы это видели уже, наверное, на репетициях.



Артур Гаспарян: Ну, «Евровидение» - это вообще конкурс эклектичный очень. И здесь соревнование проходит по принципу «кто во что горазд». Кто-то привозит куклу-индюшку на конкурс, кто-то привозит Эдвина Мартина со скрипкой Страдивари и чемпионом олимпийским по фигурному катанию...



Елена Рыковцева: Хорошенький ряд!



Артур Гаспарян: Ну, могли мы приехать не с Плющенко и Мартином, а с поющими Хрюшей и Степашей. То есть, в принципе, все зависит от того, как это сделано. Вот в том виде, в котором этот номер сейчас существует, и в котором я его видел на репетиции, мне кажется, что это не « too much », а это очень интересно. И по крайней мере, об этом все говорят. А в шоу-бизнесе самое главное – заставить о себе говорить все-таки.



Елена Рыковцева : Спасибо, Артур. Мы очень признательны за участие в нашей программе. Игорь, хочу вас спросить как человека «телевизионного» - вы много лет работали на телевидении. В ночном комментарии к хоккейному матчу чемпионата мира спортивный обозреватель, который его вел (я не называю фамилию, это совершенно неважно) говорил, и даже эту мысль повторили, кстати, вчера в трансляции канала «Россия», посвященной еще раз этому матчу, что становится уже приметой доброй: если какое-то принципиальное, важное состязание транслирует именно канал «Россия», то российская команда и выигрывает. Так случилось с Кубком УЕФА, когда выиграл «Зенит» - транслировала «Россия». Так случилось сейчас с чемпионатом мира по хоккею – транслировала «Россия» и выиграла Россия. И вот эту логику, видимо, если распространить на выступление Димы Билана, то он, конечно, непременно, выиграет. И если так случится, что он выиграет, не получится ли так, Игорь, что последующие спортсмены и исполнители будут ставить условием трансляцию своих выступлений именно по каналу «Россия», потому что иначе они просто не выиграют?



Игорь Буренков: Ну, это довольно комично звучит. Пусть это останется на совести того корреспондента или комментатора, который это сказал. Потому что, конечно, нет ничего самого неблагодарного, как гадание на чем угодно – на картах Таро, на кофейной гуще, по внутренностям куриц. Вот это все, конечно, выглядит довольно сомнительно. Единственное, можно сказать, если применительно к нашему телевидению общероссийскому, то, конечно, телевидение принесло очень много для того, чтобы конкурс «Евровидение» популяризировать в нашей стране. И в первую очередь это заслуга, конечно (тут надо справедливости ради отметить), не телеканала «Россия», как бы он там ни побеждал, а все-таки «Первого» канала, который очень долгий период времени сам единовременно вел этот конкурс.


И тут надо сказать нашим слушателям (может быть, не все это знают), ведь участвовать в «Евровидении» может только та страна, где есть такой участник – участник Европейского вещательного союза. В нашей стране это два канала – «Первый» и канал «Россия». Они по очередности до недавнего времени, когда еще «Первый» канал был ОРТ, чередовались между собой. И надо сказать, что в 1999 году, точнее, переход был такой: в 1998 году телеканал «Россия» успешно этот конкурс провалил, нас просто дисквалифицировали. И «Первый» канал, в 1999 году показав этот конкурс без участия российского исполнителя... А это такое требование было в правилах: если не участвует страна по каким-то причинам, то ты показываешь все равно, платишь, кстати, немалые деньги за эту трансляцию, и только после этого тебя восстанавливают в конкурсе. Вот «Первый» канал это сделал – восстановил участие России в конкурсе.



Елена Рыковцева: Очень любопытно!



Игорь Буренков: И потом долгий период времени, с 2000 года начиная, там как раз была, скажем так, полупобеда Алсу, она второе место заняла как раз. И долго-долго он эту ситуацию вел, как раз вплоть до 2008 года. А теперь телеканал «Россия» говорит, что он будет побеждать при помощи... ну, или не он сам говорит, а устами некоторых комментаторов. В общем, это, конечно, сомнительно.


Дело в том, что, вообще говоря, я бы этот конкурс на три составляющих условно разделил: музыка, спорт и политика. И я бы эту пропорцию сделал по-другому. Я первой поставил бы политику, потом, конечно, спорт, а потом только музыку. И в этом смысле я соглашусь с Гаспаряном, что здесь много чего есть от...



Елена Рыковцева: Спорт, вы имеете в виду – азарт?



Игорь Буренков: Да, безусловно.



Елена Рыковцева: А музыка – это уже совсем двадцать пятое...



Игорь Буренков: Да, абсолютно. И прав он, что можно было привезти и Хрюшу со Степашей, и еще кого-то, но лишь бы это совпадало, лишь бы это был поставленный номер. Потому что мы не будем забывать, что это конкурс, конечно же, телевизионный. И здесь очень важно, как человек (или исполнитель) выглядит вообще-то на этом экране голубом, которого, в конечном итоге, видят миллионы зрителей по всей Европе.


И потом, ложная ситуация по поводу того, что это конкурс домохозяек, что это вообще никому не нужно. Ну, надо заметить, что, скажем так, часть Европы, которая раньше относилась к тому самому «свободному миру», и другая часть Европы, которая относилась к «несвободному», с их точки зрения, скажем, советский блок и западный блок, и вот эта часть западного блока, она очень иронично на этот конкурс настроена и довольно скептически к нему относится. И, в общем, для этого у них есть все основания. Скажем, у «четверки» большой, которая входит в конкурс совершенно свободно и не участвует вообще ни в каких отборочных турах, а это именно Франция, Англия, Испания и Германия, соответственно, они всегда оказываются в финале конкурса. Ну, конечно, можно иронично к этому относиться, смеяться, присылать кого угодно – хоть индюшку, действительно, хоть не индюшку. Но при всем этом, вроде бы при всей такой иронии... Вот, например, певец Клиф Ричард, очень большая звезда в свое время, шесть раз был на «Евровидении», но ни разу ничего не выиграл.



Елена Рыковцева: Не знала. А Клифа Ричарда помню.



Игорь Буренков: Вот именно. Поэтому тут говорить о каких-то сложных моментах, насколько так или не так… Но ирония-то там присутствует.


У нас, с моей точки зрения, не хватает всему так теперь называемому уже восточному или, скажем, нашему блоку, который сейчас уже входит в Европу, пытается войти в эту объединенную Европу, как раз не хватает этой самой иронии. И вот замечательная мысль, наверное, не новая, но вот Никита Богословский сказал, что он гораздо счастливее прожил свою жизнь, чем мог бы, по одной простой причине: он иронично относился и к себе, и к своему делу, и к жизни этой. Вот по моим ощущениям, этого не хватает нам, вообще, во всех аспектах нашей жизни, включая, кстати, и музыку тоже.



Елена Рыковцева : Хорошо. Аза, как в Армении относятся к этому конкурсу? В России рейтинги очень высокие. Когда показывал «Первый» канал (не знаю, что сейчас будет на «России»), рейтинги были огромными. И очень большой рейтинг получали обсуждения после этого конкурса, которые вел обычно Андрей Малахов. Можно было по-разному относиться к этому обсуждению, но то, что его смотрели, это точно. Хотя все это было в 2-3 часа ночи. Что в Армении с интересом к конкурсу?



Аза Бабаян: Интерес огромный.



Елена Рыковцева: Правда?



Аза Бабаян: На самом деле, интерес огромный. Потому что люди воспринимают это как... ну, каждый воспринимает как маленькое свое участие...



Елена Рыковцева: ...в большой европейской жизни.



Аза Бабаян: Да-да. И именно потому, что для таких маленьких стран это как бы шанс показать или почувствовать, скажем так, ощутить, что ты тоже можешь наравне участвовать в каком-то огромном европейском конкурсе. Для армян это огромное событие. И я уверена в том, что смотрят абсолютно все, все взрослое население, среди подростков это очень популярно. И уже задолго до армянского отборочного тура самого очень много обсуждают: а кто будет представлять Армению? И вокруг этого всегда очень много скандалов и очень много шума.



Елена Рыковцева: Аза, а как вы считаете, разное отношение у россиян и у армян к этому конкурсу? В том смысле, что для россиян это, может быть, просто конкурс, а Армения вкладывает в это нечто большее.



Аза Бабаян: Я думаю, что, на самом деле, наверное, все-таки одинаковое отношение. Потому что вот точно так же, как и в России, в Армении тоже, скажем, когда на профессиональном уровне это обсуждается, там тоже многие говорят о том, что это не тот конкурс, что это не то место, где состоявшиеся профессиональные музыканты могут показывать свое творчество, на самом деле, участвовать в этом конкурсе и получать какие-то эмоции. А среди непрофессионалов, среди просто обычных людей, которые наблюдают за этим конкурсом, наверное, все-таки точно так же, как и в России, большой интерес, но немного по-другому. Потому что у России есть, помимо этого конкурса, футбол, хоккей, там есть много мест, где можно участвовать, я имею в виду не только музыкальные. У армян таких конкурсов нет. У нас нет нормальной футбольной команды, которая бы выигрывала, а тем более – хоккейной команды. И естественно, возможности участвовать. Тем более что не надо забывать, что Армения участвует в этом конкурсе в третий раз, три года подряд, это будет третий год. И в позапрошлом, и в прошлом году она занимала восьмые места, и это, в принципе, считалось нормальным. То есть они удачно проходили вот этот отборочный тур в первый раз, наш участник проходил, а уже в прошлом году участник не проходил...



Елена Рыковцева: Без отборочного тура.



Аза Бабаян: Да. Он сразу в финал попал.



Елена Рыковцева : Аза, а вы помните, почему он попал сразу в финал? Потому что российские телезрители поставили на первое место армянского участника тогда. И мне это показалось несправедливым.



Аза Бабаян: Почему?



Елена Рыковцева: Потому что я за армянского участника не голосовала, он мне показался слабее, чем...



Аза Бабаян: Лена, вы забываете о диаспоре, об огромной диаспоре. Кстати говоря, когда первый раз выступал наш участник, мы даже шутили, мы говорили, что по тому, как проголосовали европейские страны, можно судить, где и сколько армян живет. Для нас, например, самым удивительным было то, что мы получали в первый раз от Турции 10 баллов, во второй раз – 12 баллов.



Елена Рыковцева: Ага! То есть количество армян в Турции немножко увеличилось за этот год.



Аза Бабаян: Ну, не знаю... Наверное.



Игорь Буренков: И это нормально, это правильно. Вот это лишний раз говорит о том, что геополитика и политика в этом конкурсе присутствуют, это очевидно.



Аза Бабаян: Игорь, позвольте не согласиться. Что касается каких-то традиционных вещей, что Греция обязательно проголосует за Кипр, даст 12 баллов и так далее, вот это – да. Но, на самом деле, 5-6-7-8-10 баллов получают-то участники, которые вызывают определенные симпатии.



Игорь Буренков: Безусловно, это так. При условии только, что если мы посмотрим с вами...



Аза Бабаян: Так что там, по-моему, 50 на 50 – политика и музыка.



Игорь Буренков: Безусловно, есть, конечно. И этот конкурс как бы считается музыкальным. Но если мы посмотрим с вами на победителей последних лет, ну, вы простите меня, конечно, но это очевидная ситуация, связанная с тем, что побеждают те страны, которым лишний, скажем так, «Ботекс» или инъекция, условно говоря, дополнительной свободы и интеграции международного, европейского сообщества очень нужны. Вот это факт.



Аза Бабаян: А Финляндия?



Игорь Буренков: А Финляндии тоже нужны, потому что Финляндия в силу того, что просто ситуация складывается так, что Северная Европа тоже по определенным причинам, ну, в общем, не такая уж раскрученная, как, скажем, другие части Европы, что касается вообще объединенной части, то здесь могут быть разные варианты. И потом, что касается Северной Европы и Финляндии в частности. Можно дать кому угодно, но при условии, чтобы это не вызывало никаких вопросов, лишь бы не дать тому, кому дать просто ни по каким причинам нельзя.



Елена Рыковцева : Игорь, я вообще-то не уловила эту мысль, извините, пожалуйста. Вы еще раз уточните, «Ботекс» – что это значит? То есть с вашей точки зрения, побеждает участник вот из этой не раскрученной страны потому, что этой стране нужны инвестиции...



Игорь Буренков: Конечно.



Елена Рыковцева: ...и телезрители голосуют для того, чтобы помочь этой стране?



Игорь Буренков: Нет, это не телезрители. Телезрители голосуют тоже, безусловно, но решения все же принимают, с моей точки зрения, не только телезрители.



Елена Рыковцева: А, так вы не верите в результаты...



Игорь Буренков: Нет, конечно.



Елена Рыковцева: Ах, вот с чего мы должны были начинать!



Игорь Буренков: Естественно.



Елена Рыковцева: Я-то верю. Аза, а вы-то верите?



Аза Бабаян: Я верю, конечно.



Елена Рыковцева : У нас уже двое против одного.



Игорь Буренков: Нет, никто не спорит. Это же возможности, у нас плюрализм. Можно верить в одно, в другое... Я просто призываю вас относиться к этому более иронично, в том плане, что...



Елена Рыковцева : Но вы очень серьезное сделали сейчас заявление, что есть некто, некий «высший разум», который игнорирует...



Игорь Буренков: А почему высший? Может быть, он низший.



Елена Рыковцева: ...низший разум, который игнорирует результаты реального нашего с вами SMS -голосования и телефонного голосования, и сам решает, какую из стран политически и финансово поддержать в этот момент.



Игорь Буренков: Конечно.



Елена Рыковцева: Позавчера это была Украина, вчера это была Сербия. А теперь это будет кто?



Игорь Буренков: Лена, тут очень простой ответ. Если бы у нас сейчас Косово, например, было бы уже членом Евросоюза, то, конечно, победило бы Косово. Ну, понятно.



Аза Бабаян: Игорь, позвольте с вами не согласиться. Есть просто элементарная логика. Вот вы говорили, что так называемый западный блок, он более иронично относится к конкурсу, а восточный блок - наоборот. И точно так же нужно считать, что зрителей в странах Восточной Европы больше, чем в странах Западной Европы. И потом, в Западной Европе очень много зрителей среди диаспор, тех или иных диаспор.



Игорь Буренков: Я же с вами не спорю.



Аза Бабаян: И поэтому шанс победить у той же Сербии, у России, у Украины...



Игорь Буренков: Да шанс есть всегда.



Аза Бабаян: ...больше, чем у Франции и в Англии.



Игорь Буренков: Аза, и Франции, и Англии не надо побеждать. Они всегда находятся - вы просто не уловили мою мысль – в финале. Им без разницы, победить...



Елена Рыковцева: Нет, в финале же можно оказаться на 20-ых местах.



Игорь Буренков: А они и оказываются, если вы посмотрите внимательно...



Елена Рыковцева: Да, они внизу всегда.



Игорь Буренков: Да, они занимают конкретно с 20-го по 24-ое место.



Елена Рыковцева: Да. И что?



Игорь Буренков: И это связано было раньше... Это очень серьезный момент. Недаром сейчас правила конкурса изменились. Раньше, если среди этих 15-ти участников, которые обязательно проходили в финал, оказывались представители этой большой «четверки», то тогда они оттуда автоматически вычитались, и люди, которые шли за ними, перемещались на строчку вверх. Этого теперь уже никто не допускает. Сейчас в финале имеют право быть только четыре страны-основательницы и страна-победитель.



Елена Рыковцева : ...а все остальные должны каждый год отстаивать свое право, независимо от того места, которое они заняли раньше, отстаивать свое право войти в финал. И вот сегодня это право будет отстаивать участник от России.


Игорь, из Москвы, что вы хотели сказать? Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я, честно говоря, хотел бы сказать одну простую вещь. Вот эти четыре страны, которые вроде бы это устроили, вообще-то, они входят в мировую индустрию музыкальную. А те страны, которые пытаются принять участие в этом конкурсе, не входят в такие страны.



Елена Рыковцева : Игорь, скажите, а почему они слабее часто выступают, эти музыкально-индустриальные страны, чем те, которые не входят?



Слушатель: Потому что это очень простая вещь. Им это, в принципе, зачем нужно, как это было когда-то, очень давно. Это трамплин для того, чтобы попасть на какую-то фирму грамзаписи и получить диск.



Игорь Буренков: Совершенно правильно!



Слушатель: Сейчас вот на этом Западе, в старой Европе это уже давно не трамплин. Они попадают туда другими путями. И более того, чаще всего люди, которые получают какой-либо приз в какой-либо самодеятельности, никогда не становятся, действительно, мировыми звездами. И не могут ими стать – у них очень плохой старт. То есть даже их победа на таком конкурсе где-то может испортить карьеру профессионального певца. А у нас немножечко по-другому на это смотрят. У нас нет вот таких звезд, которые, да, действительно, претендуют.


И более того, вы знаете, армянской журналистке хотелось бы с какой-то обидой сказать. Достаточно давно я пытался купить армянскую музыку Хачатуряна. Причем чтобы была музыка Хачатуряна и он дирижировал. Я купил, но это был диск фирмы «Decca», это английская фирма. Напечатано в Англии, все очень хорошо, все очень дорого. Вы понимаете, давно вошли... Мравинского мы покупаем тоже на «Deutsche Grammophon». Сейчас выпуски какие-то у «Мелодии» есть, но, в общем-то, кто последние 10 лет назад, вот за 10-15 лет покупал и российскую музыку, то это диски, изданные все-таки там, а не тут.



Елена Рыковцева : Игорь, спасибо. Аза, пожалуйста, почему Армения сама не заботится так о своем наследии, как заботятся об этом западные фирмы? И почему же не издавать наследие Арама Хачатуряна там, на родине?



Аза Бабаян: Ну, мы заговорили о композиторе, который является не только достоянием Армении, а это очень серьезный композитор.



Игорь Буренков: Я хочу в защиту сказать и Армении, и Азы. В данном случае мы говорим все же о популярной музыке... Это просто несоизмеримые темы.



Аза Бабаян: Да. Для певца из Армении (или певицы из Армении) побеждать на таких конкурсах или просто участвовать – это очень серьезно.



Елена Рыковцева : Это разные жанры.



Игорь Буренков: Но Игорь прав.



Елена Рыковцева : Игорь прав, да. И я хочу задать вам вопрос, аналогичный тому, что я задавала Артуру Гаспаряну. Вот это настолько разные жанры – фигурное катание, скрипка и поп-музыка – настолько больше труда нужно вложить, честно скажем, и таланта в то, чтобы стать чемпионом мира по фигурному катанию, чем в то, чтобы завоевать право участвовать в «Евровидении». Как вы, Игорь Буренков, относитесь к тому, что российская команда решила все это совместить на одном пятачке – фигурное катание, скрипку Страдивари и Диму Билана?



Игорь Буренков: Ну, это же наша добрая традиция: лебедь, рак и щука; поженить ежа и ужа; скрестить корову с медведем...



Елена Рыковцева : Ужи и ежи – ладно. Балерины из рояля – мы уже привыкли.



Игорь Буренков: Так это хорошо! Это замечательно! И Артур правильно сказал, что нужно поразить, нужно удивить, нужно сделать так, чтобы твой номер смотрели.



Елена Рыковцева : Скажите, а почему только россиянам приходит в голову...



Игорь Буренков: Нет-нет, не только.



Елена Рыковцева : Да? Что, кто-то из других стран с собой таскал чемпионов мира по фигурному катанию?



Игорь Буренков: Ну, может быть, чемпионов мира не таскали. Это сложный вопрос...



Елена Рыковцева : А кого таскали - такого же уровня?



Аза Бабаян: Это специфика российского шоу-бизнеса.



Елена Рыковцева : А какая она?



Игорь Буренков: Она очень простая.



Аза Бабаян: Сращивание вот этого...



Игорь Буренков: Тут есть еще один момент. Я же не только журналист, Лена, а вы знаете, что я долгое время занимаюсь рекламой, продвижением, а сейчас – и разными другими проектами. И я могу заметить, что существует такая теория, что несколько положительных имиджей тоже дают плюс. Но это – теория, которая может быть подтверждена практикой, а может – нет. Потому что могут дать и минус. Потому что самодостаточность разных величин может сыграть злую шутку: может распасться эта ситуация на три составляющих, и в результате можно не найти общего консенсуса. И здесь вариант того, как этот номер будет поставлен, как он будет выглядеть, насколько это будет слаженно и органично, - приобретает колоссальное значение.



Елена Рыковцева : Это мы посмотрим сегодня ночью, да. Мне самой уже интересно.



Игорь Буренков: Другой вопрос, что... тут важно еще отметить, что подобная ситуация, она очень эмоциональна. Телевидение – это вообще эмоции, оно должно вызывать эмоции. В данном случае телевидение... Вот в апофеозе: насколько симпатичен или эмпатичен тебе тот или иной исполнитель – это тоже вызывает. Качество музыки (и вот тут я с Игорем, который звонил, соглашусь) здесь не так важно. Здесь это не так важно, к сожалению, потому что вроде как конкурс музыкальный...



Елена Рыковцева : Вы уже сказали свою формулу: политика, спорт и музыка.



Игорь Буренков: А не соглашусь с ним по одной простой причине, что было достаточное количество популярных исполнителей, которые, участвуя в конкурсе «Евровидение», добились результата, и это не только «АВВА» и Селин Дион. Кто заинтересуется, может посмотреть – и увидит, что там достаточно много других еще имен есть. А песня замечательная итальянская, которая стала гимном «Евровидения», тоже там прозвучала. Она имеет мировую известность. Поэтому говорить о том, что это уж совсем никому не нужно, тоже нельзя. А то, что фирмы грамзаписи в основных странах, которые в «четверку» входят, участвуют в этом конкурсе и в промотуре записывают своих исполнителей, что они участвуют в «Евровидении», - это тоже факт. Они тоже к этому относятся как бизнесу, конечно.



Елена Рыковцева : Понятно. Давайте послушаем Юрия Викторовича из Московской области. Здравствуйте, Юрий Викторович.



Слушатель: Здравствуйте, уважаемые господа. Я хочу сказать, что я не работал в шоу-бизнесе, но я работал в близкой сфере – это спорт.



Елена Рыковцева : Да, близкая.



Слушатель: Там и зрители, там и гладиаторы, там и все что угодно. Но это было уже давно. Я давно уже на пенсии. И я вам хочу сказать, что нам давали большие деньги под хорошие результаты. И сейчас то же самое. Ну, слава Богу, сейчас появились и спортивные результаты, и может быть, они затмят это «Евровидение». Но, извините меня, я вот любитель хорошей музыки, классику тоже люблю, но больше люблю джаз настоящий.



Игорь Буренков: Замечательно!



Елена Рыковцева : Понятно. Спасибо, Юрий Викторович.


Иван из Москвы, здравствуйте. Вы сегодня ночью посмотрите все это - как сочетается Страдивари с Плющенко и Биланом?



Слушатель: Добрый день. Ну, знаете ли, я слушатель и зритель довольно привередливый, поэтому это зависит и от качества музыки, и от качества исполнения. Поэтому так просто не ответишь. А я бы хотел воспользоваться тем, что у вас гость из Армении, и спросить вот о чем. А как в Армении с культурой обстоит дело? Поддерживаются ли там старые, традиционные корни или загнивают? И насколько это популярно на армянском радио и телевидении, и насколько это популярно и приветствуется...



Елена Рыковцева : Спасибо, Иван. Я поняла. И у нас в эфире, я напомню, министр культуры Армении Аза Бабаян, и она отвечает на все эти вопросы. А она шутку не поняла, кстати сказать, и на полном серьезе начала пугаться и махать мне: «Нет-нет, я не министр культуры». Аза, ответьте, пожалуйста, Ивану...



Аза Бабаян: Кстати, у нас министр культуры – женщина.



Елена Рыковцева : Вот видите! А вы испугались почему-то.



Аза Бабаян: Для слушателей скажу, что, на самом деле, в Армении и власти, и вообще все, кто занимается культурой и шоу-бизнесом, стараются как бы поддерживать вот эти корни какие-то армянские. Если государство и серьезные спонсоры какие-то проекты делают, то они обязательно стараются, чтобы это было именно с какими-то армянскими корнями, чтобы это был какой-нибудь фольклорный жанр, который очень популярен сейчас.



Елена Рыковцева : А вот выступление вашего певца – тоже с корнями или это будет чисто европейский, западный стиль?



Аза Бабаян: Нет, там обязательно... песня будет на английском языке, но там есть какие-то армянские мотивы. Да, что-то явно армянское там есть, и мотивы тоже есть.



Игорь Буренков: Да у нас-то тоже ведь получается что-то чисто наше советско-культурное и российское тоже есть.



Елена Рыковцева : Да. И достижения советского спорта...



Игорь Буренков: Смотрите, есть замечательная музыка, всем известна классическая музыка российская, есть фигурное катание...



Елена Рыковцева : Правда, венгр играет на скрипке. Ну, ничего. Венгр учился в московской консерватории, кстати.



Игорь Буренков: Вот именно. Прекрасный совершенно Чемпионат мира по фигурному катанию, чемпион Олимпиады, тра-та-та. Все прекрасно! Все ложится в концепцию как раз такую же.



Елена Рыковцева : Да, ложится.



Игорь Буренков: Тоже пропаганда тех самых общеизвестных ценностей, которыми славится наша страна. И надо сказать, что это, видимо, традиционно для всех. Очень много такого есть на «Евровидении», когда люди несут некую еще... пропагандистский момент. И для этих исполнителей это важно. Что, кстати, подтверждает и мою теорию по поводу того, что это все же некие инъекции для того, чтобы страны стали более известны, популярны и так далее.



Елена Рыковцева : Но все же ваш прогноз, очередь какой страны пришла для инъекций?



Игорь Буренков: Так я же сказал, что если Косово, к сожалению, не успело...



Елена Рыковцева : Косово – нет. Давайте из того, что есть. Вот ваш политический прогноз...



Игорь Буренков: Нет-нет, я могу сказать следующее. Мне сложно судить об этом...



Елена Рыковцева : Почему?



Игорь Буренков: Потому что я же не вхожу в ту самую систему, которая может вычислять или предлагать некие варианты. Но то, что эти варианты существуют, достаточно посмотреть внимательно на то, что было. Поэтому гадать очень сложно. С моей точки зрения, победа Сербии, конечно, в прошлом году неслучайна. Для того, чтобы продемонстрировать, какие есть прелести у свободного мира и что такое на сегодняшний день свободная страна, и каким образом это лучше всего представить, - ну, по-моему, лучшего варианта, чем праздничный конкурс международный у тебя на территории, вообще трудно себе представить.



Елена Рыковцева : Ну, ладно. Тут каждый из нас остается при своем. Я в результаты этого конкурса верю, а вы считаете...



Игорь Буренков: Я тоже верю. Просто тут вопрос в доле этой веры, во что вы верите. Я верю в результат, что это очень полезный конкурс для Европы, в нем обязательно нужно участвовать...



Елена Рыковцева : Нет-нет, вы не верите в то, что результаты телезрительского голосования являются определяющими в этом конкурсе, а я верю – вот такая разница между нами.



Игорь Буренков: Да ради Бога! Но это одна и та же вера, по сути.



Елена Рыковцева : Почему это одна и та же вера? Нет, Игорь...



Игорь Буренков: Вы считаете, что конкурс должен быть? Должен быть. Вы считаете, что он хороший? Хороший. И я считаю так.



Аза Бабаян: Игорь, позвольте с вами не согласиться. На самом деле, есть политические настроения, которые влияют на этот конкурс. Но говорить о том, что...



Игорь Буренков: А, все-таки есть такие настроения?



Аза Бабаян: Естественно, есть. Но говорить о том, что голосование проходит как бы...



Елена Рыковцева : Но подсчет голосов, с нашей с Азой точки зрения, ведется автоматически.



Игорь Буренков: Но я в данном случае как раз являюсь поклонником господина Сталина, который полагал совершенно справедливо: не тот, кто голосует, прав, а тот, кто считает. Когда у нас будут протоколы, мы будем это все видеть... Было бы лучше. Но этих протоколов мы с вами никогда не увидим, это уж факт.



Елена Рыковцева : Кстати сказать, самое интересное в этом конкурсе – смотреть, какая страна за какую голосует. И действительно, вы правильно говорите, что считаем количество диаспор. Но вот когда я услышала результаты голосования по России по части Армении, я не подумала ни на минуту про диаспоры. Я подумала, что это исконно теплое отношение россиян к Армении здесь.



Аза Бабаян: А может быть, кому-то песня понравилась.



Елена Рыковцева : Ой, действительно!



Игорь Буренков: Лена, вот теплое отношение к тому или иному представителю той или иной страны...



Аза Бабаян: Вот я, например, голосую так. У меня бывает два телефона с собой рядом. Я голосую за Армению, естественно, и второй голос отдаю тому, кто мне понравился. В прошлом году, например, я за Верку Сердючку голосовала.



Елена Рыковцева : Да, вы имеете право голосовать за Армению на территории России... Я тоже за Сердючку голосовала.



Игорь Буренков: Да? У вас тоже два телефона было?



Елена Рыковцева : Нет, я голосовала с одного, и отправляла два-три SMS -сообщения... по-моему, за Литву я голосовала. Литва была замечательной, Сердючка очень веселая.



Игорь Буренков: Я вам хочу сказать другое. Вот Сердючка была веселой... Но, скажите, с точки зрения самого подхода этого конкурса, насколько он симпатичен, веселый, ироничный, ну что, разве это можно сравнить с госпожой, которая победила, с певицей, которая выиграла конкурс?



Аза Бабаян: Нет, это разные жанры абсолютно.



Игорь Буренков: Вот именно. Вот и скажите мне, если мы говорим о том, что это массовое зрелище, а телевидение имеет в виду под собой тех людей, которые в массе своей смотрят телевизор, вот разные жанры... И вот нам позвонили сейчас несколько людей, которые представили разные мнения. Ну, часть из них вообще не смотрят телевизор, как я понял, а другая часть представляла тех людей, которые занимаются серьезной музыкой. Понимаете, это та аудитория, которая явно конкурс вообще, по-моему, ни разу не видела. А те, кто видел, уверяю вас, вряд ли будут голосовать в большинстве своем за исполнителей, скажем так, имеющих в своих песнях некую идеологическую нагрузку. Ну, не тот это конкурс, который позволяет это делать.



Елена Рыковцева : Никто же еще не знает, про что эта песня, какая там нагрузка. Там же нет перевода самой песни. Какая нагрузка?



Игорь Буренков: В данном случае я говорю не о Верке Сердючке.



Елена Рыковцева : А я имею в виду сербскую песню. Разве ее переводили? Она же поет-то по-сербски.



Игорь Буренков: Нам с вами ее не переводили, а если мы перевод посмотрим, то там конкретная ситуация...



Елена Рыковцева : Ну, если посмотрим. А если не посмотрим, мы сразу и не сообразим, что там за нагрузка.



Игорь Буренков: Лена, а нам с вами и не нужно соображать. Там есть люди, кому это нужно.



Елена Рыковцева : Поняла. Хорошо. Начинаю читать, наконец-то, пейджерные сообщения. «Порождение капитализма – «Евровидение» - это не искусство, это низкопробная самодеятельность», - Федор Максимович пишет.


«Меня не интересует «Евровидение», - пишет кто-то, не подписавшийся.


«Единственная закономерность победы – глобализация», - так считает Олег.


«Приятно видеть прилив патриотизма при победе наших спортсменов. Душа ликует. Но власти к этому не причастны никоим образом, как говорят, ни боком, ни припеком. Делают только деньги, и прежде всего – премиальные», - так считает Александр.


Вы знаете, Александр, вот я получила письмо от одного из своих слушателей по электронной почте. И хочу вам его прочитать. Он так отреагировал на победы российские последних дней: «Что там говорить... Вот если Россия теперь еще и выиграет большинство олимпийских медалей, тогда можно будет сказать, что она действительно и окончательно встала с колен - да будет ведомо всем! И какие же силы в ней дремали?.. Я усматриваю такую закономерность: как только страна погружается в свое обычное состояние унылого рабства, так она сразу «встает с колен» и побеждает в спорте. Я думаю, здесь какая-то анатомическая особенность, связанная с коленями. Но все равно – счастливые люди!». Это наш слушатель из-за границы так написал.


Наталья пишет: «Если в самом названии «Россия» (канал «Россия») играет такую позитивную роль в смысле побед и достижений, то это говорит о руке Божьей по всем направлениям», - Вот так!


«Недавно один армянин признался мне, что он перед матчем сделал ставку на «Глазго Рейнджерс», а сам собирается болеть за «Зенит». Смысл в том, что он очень сильно болел за «Зенит», - пишет нам слушатель Добрый.


«Если уж чем-то и гордиться телевизионщикам, то это тем, что изобретателем телевизора был русский инженер Зворыкин», - Николай Антонович напоминает нам эту фамилию.



Игорь Буренков: Не телевизионщикам, скорее, а нашим промышленникам и ученым.



Елена Рыковцева : Да. «Когда для большинства российских граждан победа становится фетишем, и они толпами выходят на улицу и творят Бог знает что от радости, это говорит о низком культурном уровне. Нужно повышать культуру, которая сейчас очень низкая, а не толпиться на улицах в безумном состоянии от российских побед», - пишет Савельева.



Игорь Буренков: А в Италии какая культура?



Елена Рыковцева : Я тоже, Игорь, с вами согласна, а со слушательницей – нет. Потому что показывали ликование на улицах Москвы ночью, и это было очень трогательно.



Игорь Буренков: Это правильно как раз.



Елена Рыковцева : И обратите внимание, приятно, что обошлось без вмешательства милиции, не было никаких разрушений и погромов, и российские болельщики ликующие оказались гораздо культурнее, чем их коллеги где-то за границей.



Игорь Буренков: Вот именно.



Елена Рыковцева : Нет-нет, я не согласна. Пусть кричат, пусть выражают свои эмоции, но без камня в руках и без витрины рядом.


«Русские, конечно, победят. Жаль, не смогу насладиться триумфом – телевизор съели колорадские жуки, потому что забыл обрызгать купоросом», - шутит радиодиссидент.



Игорь Буренков: Из картофеля – телевизор? Интересно! Может с Зворыкиным поспорить.



Елена Рыковцева : Из Белоруссии Галина вот какой видит подтекст во всем этом: «Во все страны разъехались путинские гонцы и за большие деньги искусственно поднимают российский имидж». То есть все эти победы подстроены путинской командой.



Игорь Буренков: Ну и что в этом плохого, даже если это так? Только я боюсь, что это, скорее всего, не так. Но вот вообще, по идее, многие страны тратят огромные деньги на подобные вещи и не видят в этом ничего зазорного и плохого. А что в этом плохого?



Елена Рыковцева : Оксана делает нам с вами, Аза, замечание: «Не спорьте, пожалуйста, с компетентным гостем. Он знает конкурс изнутри». Это, я думаю, касается позиции Игоря Буренкова по поводу результатов голосования.



Игорь Буренков: Спасибо.



Елена Рыковцева : Игорь, и вот что касается «изнутри». Вот как вы реагируете на все эти истории, - и Артур Гаспарян призвал нас относиться к этому серьезно, без шуток, - которые сопряжены вот с этими неприятностями вокруг Димы Билана и его выступления? Как вы считаете, можно ли было этого избежать, такого, в общем, позорного скандала вокруг всего этого?



Игорь Буренков: Я думаю, что избежать можно всего. Вот есть поговорка: красиво жить не запретишь. Некрасиво жить ведь тоже не запретишь, Лена. Поэтому здесь, к сожалению, ситуация очень, наверное, сложная, действительно, и плачевная, когда серьезные люди оказываются в подобном положении и не способны договориться, не способны найти общий знаменатель для того, чтобы, действительно, достойно представлять страну за рубежом. Потому что здесь возникает, конечно, с моей точки зрения, неприятие этой истории. Нужно было, конечно, ее закончить здесь у нас внутри, а уже туда ехать совершенно подготовленными, чтобы это не вызывало там ненужного ажиотажа. Лишний раз себя представляем не лучшим образом. И если даже допустить, что в этой ситуации, действительно, все так плохо, как говорит Артур, все равно если в этой ситуации задействованы силы безопасности другой страны, и они об этом тоже знают, так или иначе, ну, конечно, нас это не красит совершенно.



Елена Рыковцева : То есть рекламным трюком это точно считать нельзя, вы как специалист думаете, потому что он очков не добавит?



Игорь Буренков: Нет. Если это и рекламный трюк, то он неудачный. Я думаю, что это просто досадное недоразумение, которое, конечно, будет разрешено. Слишком умные люди задействованы с двух сторон, чтобы допускать в дальнейшем всю эту ажитацию ненужную.



Елена Рыковцева : Я правильно понимаю, что Билану даже песню пришлось менять из-за этого «семейного» скандала?



Игорь Буренков: Да, там были по этому поводу тоже сложности. Поэтому песня, которая сейчас будет, она была выбрана, что называется, не от хорошей жизни. Но шансы, безусловно, всегда есть. И те слушатели и зрители, которые сегодня будут смотреть первый тур, они, наверное, естественно, будут болеть не только за Билана, а еще и за того, как говорит Аза, кто понравится. Но, безусловно, если твоя страна участвует в конкурсе международном, то естественное желание за нее болеть. Вот даже если ты и не болельщик ни футбольный, ни спортивный, даже ни музыкальный, с точки зрения попсовой этой музыки, шоу-бизнеса, то ты все равно в этой ситуации присоединяешься. Даже если ты не знаешь, как там на самом деле обстоит, то все равно...



Елена Рыковцева : И хоккей не смотришь, но этот матч ты посмотришь.



Игорь Буренков: ...в такие моменты это происходит. То же самое и здесь произойдет. И в этом смысле это очень положительный момент. Потому что мы в данном случае можем представить себя как часть мира, как часть Европы. И я считаю, что в таких конкурсах нужно обязательно участвовать, вне зависимости от того, какое место ты получаешь, ну, это факт.



Елена Рыковцева : Очень интересно! Игорь, давайте вот обо всем, что вы сейчас сказали, спросим у Ефима. Ефим из Москвы, здравствуйте. Ефим, скажите, пожалуйста, а вы согласны с тем, что не важно, кто выступает, кто поет за Россию? Мне, например, категорически не нравится этот конкретный персонаж – Дима Билан. Вот мне лично он не нравится. Но я при этом, по логике Игоря, все равно буду болеть за него, потому что это – Россия, другого исполнителя от России нет. Как вы считаете, эта логика железная?



Слушатель: Добрый день. Это логика государственника. Вы поймите, что огромное количество пенсионеров, в частности, не поддерживают ни это государство, ни этот господина, ни этого Билана. Вы пригласите наших нищих пенсионеров на «Евровидение», а не заставляйте здесь сидеть у телевизоров, потому что невозможно выйти без одежды нормальной. Понимаете или нет? Какой Билан?!..



Елена Рыковцева : Понятно. Спасибо. Какой Билан, да.



Игорь Буренков: Это как раз любимая ситуация: в огороде бузина (извините), а в Киеве дядя. Вот это как раз тот самый случай. Если бы мы в своей голове больше бы наводили порядок и понимали, где причина, где следствие, то, может быть, и не сидели бы некоторые у телевизоров в таком состоянии плачевном, и сами бы были в состоянии поехать куда угодно, а не только на «Евровидение», имели бы нормальную, достойную жизнь.



Елена Рыковцева : Вячеслав пишет: «Победы России в спорте и на эстраде на международном уровне ничего не дают простому народу, но дают большие политические дивиденды нашей нечестной власти».


А вот Валентина пишет: «Неужели не надоело ерничать по поводу спортивных успехов России?». Ну, никто не ерничал. Ну, все радуются, Валентина.



Игорь Буренков: Наоборот, все радуются.



Елена Рыковцева : Вот все радуются. Я не видела ни одного человека, который бы ерничал по поводу спортивных успехов России. Но вопрос, который я задавала, звучал так: есть ли здесь какая-то закономерность, что вот сейчас начали выигрывать чаще?



Игорь Буренков: Закономерность, конечно, есть.



Елена Рыковцева : Ирина пишет: «Я честно подписалась и написала (наверное, я читала какое-то пейджерное сообщение), что меня «Евровидение» не интересует, что я не отличаю Билана от Колдуна. А женщин вообще не знаю. Что послушаю, если займет первое место кто-то из зарубежных исполнителей, и что меня больше интересует ТЭФИ, «Грэмми», Большая книга кинофестивалей, театральные фестивали».



Игорь Буренков: Ну, молодец, Ирина. Пусть смотрит канал «Культура» - там все это есть в большом количестве. А кстати, «Грэмми» у нас тоже показывают на открытых каналах.



Аза Бабаян: Игорь, меня очень интересует, вот как вы относитесь к тому, что Дима Билан все-таки поехал во второй раз?



Игорь Буренков: Для меня это сложный вопрос. Дело в том, что я был на конкурсе, когда Дима первый раз ездил, и считаю его замечательным исполнителем, чрезвычайно талантливым, очень работоспособным. Другой вопрос, что, может быть, я не являюсь большим поклонником его творчества, но это уж мое право. А то, что он, безусловно, способный и талантливый человек – это так. С моей точки зрения, участие два раза в подобном конкурсе все же сомнительно. Я не считаю это необходимым. Я не считаю это необходимым ни для Димы Билана, ни для России, и по одной простой причине: у нас достаточное количество исполнителей, которых можно там показывать. И вот концепция, которая раньше была на «Первом» канале, которая позволяла разноплановых исполнителей представлять на конкурсе, а таким образом - представлять многообразие нашей эстрады, с моей точки зрения, более правильна и более заслуживает уважения и внимания.



Елена Рыковцева : Но ведь, Игорь, канал «Россия» тоже сначала отобрал якобы честным телефонным голосованием Билана среди 30 исполнителей, которые участвовали в этом телевизионном шоу.



Игорь Буренков: Ну, отобрал и отобрал. Дело в том, что если бы в этом мероприятии участвовало еще десятка два, предположим, исполнителей, а всего там 25 участвовало, и тоже были бы они такими известными, или хотя бы того же уровня, как... там было несколько звезд безусловных, ну, относительных, может быть, для мирового сообщества ничего не значащих, но для России достаточно эстрадно известных людей, то могла бы быть разная конкуренция. Понимаете, я еще раз повторюсь, с моей точки зрения, это не есть правильный подход, вот так я скажу. А то, что Дима Билан хочет победить и искренне верит в то, что он может победить, - это замечательно. Если бы он думал иначе, ну, не было бы смысла в этом участвовать – вот и все.



Елена Рыковцева : Игорь, назовите, пожалуйста, фамилию исполнителя, который вы хотели бы, чтобы участвовал в этом конкурсе.



Игорь Буренков: Да я вообще считаю, что это вопрос сложный. Считается очень просто – надо проводить открытый конкурс, пусть все участвуют, и пусть выбирают голосованием, кто участвует.



Елена Рыковцева : Поняла. То есть конкурс вас не очень устроил, который был проведен?



Игорь Буренков: Ну, не то что не очень устроил. Он был правильный. Но просто нужно ли было Диме там участвовать – вот вопрос.



Елена Рыковцева : Все понятно.


Мы завершаем на этом программу «Час прессы» на волнах Радио Свобода. И у всех вас есть сегодня вечером возможность болеть за Армению.



Аза Бабаян: Спасибо, Лена.



Игорь Буренков: И не только за Армению.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG