Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Авдеев: «В имущественных спорах я на стороне творческих работников»


Александр Авдеев до последнего времени пребывал на посту посла России во Франции

Александр Авдеев до последнего времени пребывал на посту посла России во Франции

Первая пресс-конференция нового министра культуры России Александра Авдеева прошла сегодня в Москве в здании агентства в ИТАР-ТАСС. С момента назначения Александра Авдеева на этот пост прошло всего пять дней.


Александр Алексеевич Авдеев — карьерный дипломат, выпускник МГИМО, знает четыре языка, не считая родного, до последнего времени пребывал на посту посла России во Франции. Репутация у него хорошая. 2009-й объявлен годом России во Франции и в России — годом Франции, но думается, что связи и знакомства Александра Авдеева выходят за границы конкретной европейской страны, что его знания и опыт могут сослужить хорошую службу России в мире, хотя бы на ниве культуры.


«Через 25 лет от Мавритании до Афганистана, демографическое подбрюшье Европы, составит 1 миллиард людей, — говорит Александр Авдеев. — Половина из этого миллиарда — молодежь. Половина из этой половины — миллионов двести пятьдесят — это будут голодные люди с пустой головой, в том смысле пустой, что образования у них не будет. Они будут миграционно давить и на нас, и на Европу. Возникают новые стыки, новые соседства, не привычные и для тех, и для других. Эти новые соседства вызывают неадекватную эмоцию. Поэтому культура — важный элемент миротворчества. Культура — это элемент сегодня безопасности и мира».


На вопрос — было ли неожиданным предложение занять пост министра культуры? — Александр Авдеев отвечал так: «Да, для меня было неожиданным такое предложение. Но это очень почетное предложение и ответственное. Это, во-первых, знак большого внимания и надежд, которые возлагаются на российские дипломатические кадры. Коллеги, мои товарищи по прежней работе — это сильные работники и хорошие патриоты. Второе — это какой-то мужской вызов, надо подтянуть. Хотя может и не получиться, но буду стараться».


Александр Авдеев отвечал на все вопросы корректно и спокойно, несколько раз повторил, что он в этой области не теоретик и не аналитик, признался, что не может сейчас же вступить в обсуждение некоторых тем — как то конкурс имени Чайковского. Был один момент, когда он не совсем точно понял вопрос. Спрашивали про отмену армейской брони для выпускников творческих ВУЗов, которая чревата тем, что молодые актеры, музыканты и танцоры в течение года будут служить в армии, даже если уже приняты на работу в оркестр или театр. Александр Авдеев подумал, что речь идет о том, чтобы дать ребятам доучиться: «У нас есть закон. Закон менять нельзя. Мы, как послушные граждане, должны выполнять закон. Но в рамках этого закона надо договариваться с руководителями военного ведомства. Но ребята, которые обладают выдающимися талантами, должны продолжать без перерыва свою учебу».


Следующая животрепещущая тема — конфликт прежнего министра культуры Александра Соколова с Третьяковской галереей из-за Парижской выставки: «Я был на Парижской выставке. Мне понравилось 95% из того, что было выставлено, потом что соц-арт действительно интересное направление в живописи. Можно его любить или не любить, но оно интересное и творческое направление. Не понравилось процентов пять то, что туда попало не совсем корректным путем независимо от ответственных за это. А с Третьяковкой у меня очень хорошие отношения. Надо, чтобы руководство музеев несло ответственность и за успехи, и за недостатки. А министерство — это не цензор. Я не собираюсь окриком влиять на художественный выбор музеев. Нет таких прав, нет такого желания. Это неэтично. Но спросить за появление пошлости в той или иной выставке не только могу я, но мы можем все, потому что мы являемся гражданами и общественностью».


— Допустима ли политическая сатира, например, карикатуры на президента?
— Я не могу ответить на вопрос, на который ответ формулирует гражданское общество. Чем более оно зрелое, тем и ответ проще. Во Франции гражданское общество существует два века, а мы существуем 15 лет. Естественно, нас нельзя сравнивать механически. Мы еще не созревшее гражданское общество. Что касается сатиры и карикатур, просто здесь опять же нет места пошлости, а рамки свободы раздвигаются по мере созревания гражданского общества. Я очень говорю витиевато, но это не моя проблема.


Что думает новый министр о спорах, связанных с имуществом Центрального Дома актера, Дома скульпторов, залов Третьяковской галереи на Крымском валу? На мой вопрос Александр Авдеев ответил очень определенно: «В имущественных спорах я на стороне творческих работников».


Каковы бы ни были планы министра, первое, на что ему придется обратить внимание — это незначительность сумм, выделяемых на культуру из федерального бюджета.


«Бюджет маленький, бюджет падающий, сокращающийся, — сказал Александр Авдеев. — Вот свет в окошке здесь — это заявление председателя "Единой России" Грызлова о том, что за три года надо добиться удвоения бюджета. Я хочу обратить ваше внимание, что зарплата работников в сфере культуры в два раза ниже, чем средняя зарплата по России».


Самого себя Александр Авдеев характеризовал скромно: «Это обычный российский служащий со своими привязанностями, со своими вкусами».


Журналистам новый министр культуры показался человеком воспитанным, образованным, внимательным к собеседникам. Чаще других он произносил словосочетание «гражданское общество». Однако судят людей не по словам, а по поступкам.


XS
SM
MD
LG