Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге начал работу Конституционный суд Российской Федерации


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Марк Крутов: 21 мая в Петербурге начал работу Конституционный суд Российской Федерации, переехавший сюда из Москвы.



Татьяна Вольтская: Первая попытка перевести Конституционный суд в Петербург была предпринята еще при премьер-министре Михаиле Касьянове в 2004 году, но успехом не увенчалась. В конце 2005 года эту идею возродила Валентина Матвиенко, и Владимир Путин ее поддержал. На переезд было потрачено более 220 миллионов рублей, большая часть пошла на строительство жилых домов для судей и сотрудников аппарата на Крестовском острове. Оно сопровождалось многочисленными скандалами - чтобы освободить место, пришлось выселить с элитной территории детский дом, детский сад, снести здание общежития фабрики "Красное знамя" и жилой дом на улице Эсперова. Дольше всех сопротивлялись жители дома, сначала доказывавшие в суде, что заключение об аварийном состоянии их дома является фикцией, потом хотевшие получить за свои квадратные метры адекватную цену, но в конце концов и эта твердыня пала. Реконструкция зданий Синода и Сената и перевод в другое помещение Государственного архива проводились отдельно за счёт федерального бюджета. Кроме жилого комплекса на Крестовском острове, для судей подготовлен коттеджный поселок в Комарове. Переезд начался в феврале, к 20 мая все 19 судей Конституционного суда водворились на Крестовском острове, 21 мая прошло первое заседание, но нельзя сказать, что новые рабочие места были в порядке. В здании весь день не работали телефоны, а большинство компьютеров оказались не подключены.


Переезд в Петербург - это рычаг давления на судей Конституционного суда, - считает адвокат, депутат Законодательного собрания Петербурга Юрий Карпенко.



Юрий Карпенко: Было предложено несколько вариантов, в том числе в центр России, в Сибирь их отправить. Было несколько вариантов, и был Петербург. Даже не столько подальше от Москвы, сколько всегда на человека можно немножечко воздействовать. Во-первых, там все практически москвичи, за исключением двух человек, и плюс здесь на сегодняшний момент у них ряд неудобство: отсутствие аппарата фактически, аппарат не приехал, аппарат надо формировать из питерских юристов. Кроме того, отсутствие парковки, возле здания Конституционного суда нет парковки. Опять-таки начнет строиться парковка, пускай даже подземная, прямо на набережной. Трудно себе представить, какие деньги это будет стоить. Плюс опять неудобства. То есть судьи как бы в подвешенном немножечко состоянии постоянно находятся. Плюс постоянные переезды в Москву, семья у кого-то там, у кого-то здесь будет. Естественно, все это складывается, сами понимаете, дорога, можно в дороге и поговорить с судьей, правильно, и можно, что называется, вовремя подать машину, а можно и немножечко задержать. Разных таких косвенных элементов давления может быть много. Опять-таки они приезжают сюда с семьями, и их жены, дети должны быть все устроены. А кто устраивает независимого судью? Устраивает исполнительная власть.



Татьяна Вольтская: По мнению Юрия Карпенко, с переездом Конституционного суда в Петербург количество объективных судебных решений уменьшится.



Юрий Карпенко: 2005 год, у меня была жалоба на конституционное правосудие субъекта Федерации, когда вообще нонсенсное решение было принято Конституционным судом Российской Федерации. И как раз я попал именно тогда, когда обсуждался вопрос, где ему находиться. Это решение о том, вправе ли губернаторы самостоятельно распускать уставный суд и вправе ли губернатор и пять депутатов законодательного собрания назначать судей уставного суда. Решили: вправе. У нас по Конституции судьей может быть любой человек, достигший 25 лет, имеющий высшее юридическое образование. А здесь назначает только губернатор либо группа депутатов, естественно, от «Единой России», которых большинство и которые голосуют за этого кандидата. А все остальные не имеют права. Даже просто человек, я бы сказал, лояльный, но который, извините за выражение, не прогибается, он никогда не станет судьей.



Татьяна Вольтская: Понятно, что если не работали телефоны и компьютеры, дозвониться непосредственно в Конституционный суд не было возможности, но, в принципе, Юрия Карпенко такая ситуация не удивила.



Юрий Карпенко: Несмотря на то, что был конституционный закон, Конституционный суд был должен находиться только лишь в Москве, исполнительная власть опять демонстрирует свою силу, в том числе и в лице президента. Надо знать, кто в доме хозяин, естественно, и надо показать судьям: захотим – будет рабочее место, захотим – будет с подогревом сиденье, не захотим – у вас может и не быть этого, захотим – будет у вас отдельный туалет, не захотим – будете ходить в общий. Все от исполнительной власти зависит. Мелочи, которые называются бытом, они все это демонстрируют постоянно. Еще раз обращаю внимание на членов семей судей Конституционного суда, на их обустроенность, на отсутствие аппарата. Все это складывается из мелочей, вся наша жизнь складывается.



Татьяна Вольтская: Действительно, некоторые эксперты уже обращали внимание, что многие работники аппарата Конституционного суда уволились, многие решили остаться в московском представительстве суда, так что, возможно, неработающая техника - это еще не самое худшее. Первое открытое заседание назначено на 27 мая, судьям предстоит рассмотреть жалобу руководителя фонда «Образованные медиа» Мананы Асламазян, обвиняющейся в контрабанде валюты. Это было последнее дело, рассмотренное Конституционным судом в Москве.


XS
SM
MD
LG