Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Причины и последствия экономического спада в странах Балтии


Ирина Лагунина: В последние годы на экономические достижения государств Балтии было принято смотреть как на образец правильно проведенных реформ. Цифры роста ВВП в Эстонии и Латвии одно время были самыми высокими в Евросоюзе. Со стабильным хозяйственным развитием были связаны и амбиции балтийских стран по вхождению в еврозону. Резкий обвал показателей по итогам первого квартала текущего года явился для наблюдателей полной неожиданностью. Причины спада анализирует мой коллега Ефим Фиштейн.



Ефим Фиштейн: Еще в прошлом году экономика Эстонии росла темпами, которые выражались двузначными цифрами. Как холодный душ были восприняты результаты первого квартала этого года – объем народного хозяйства страны за этот период сократился почти на 2 процента. Эксперты заговорили о возможной рецессии, которая коснется всех трех балтийских государств, хотя в Литве и Латвии обвал не столь крут – в Литве рост ВВП понизился до 6 с половиной процента, в Латвии – до 3 с половиной. Эстонский рост за год скорее всего составит жалкие полпроцента, если не меньше. Причина такого развития – потеря доверия к экономике со стороны потребителей, предпринимателей и банков. Экономический обозреватель таллиннской газеты Эсти Паэбалехт Андерс Рейнер так объяснил мне скрытые механизмы неблагоприятного поворота событий:



Андерс Рейнер: Это связано с предыдущим очень высоким ростом экономики, который последовал после присоединения к Евросоюзу и безразмерными неограниченными потоками дешевых денег в Эстонию. Поток дешевых денег вызвал бурное строительство и развитие бизнеса недвижимости. И когда мировые финансовые рынки стали замедляться, это привело к снижению темпа роста эстонской экономики. В то же время эстонская экономика последние два-три года развивалась довольно неэффективно из-за дешевых денег. И структурно мы были до Евросоюза ориентированы на дешевую рабочую силу, когда сейчас средняя зарплата в Эстонии уже более тысячи долларов в месяц, когда мы не в состоянии конкурировать в секторах экономики с Китаем, Индией. Но в этих секторах мы были довольно успешными до вступления в Евросоюз и первые годы в Евросоюзе.



Ефим Фиштейн: Попутно возникают опасения, что снижение темпов роста может существенно отдалить принятие Эстонии в еврозону. Придется ли этой стране действительно распрощаться с амбициями на переход с кроны на евро?



Андерс Рейнер: На амбиции не влияет, амбиции остаются. Какие будут реальные результаты, очень трудно сказать. Есть две возможности, что снижение экономического роста будет снижать инфляцию, которая была единственным критерием, из-за чего мы не могли присоединиться в еврозону. По другим показателям экономики были готовы в это время, только с инфляцией были проблемы. Когда самым основным результатом снижения темпа роста является снижение инфляции, тогда присоединение к евро – это действует позитивно. Но пока очень рано говорить, какие другие следствия появляются в экономике. Когда мы сегодня посмотрим в центре города Таллина, когда везде работают высокие строительные краны и вроде бы люди занимаются шопингом, кафе и рестораны уже в понедельник после обеда полны людьми и таких видных признаков экономического кризиса нет. Мы можем эти последствия посмотреть осенью. Потому что во втором квартале экономический рост может быть минусовым, это значит, что может быть регрессия в экономике. И этих результаты ни один обозреватель, ни один аналитик предвидеть не может.



Ефим Фиштейн: Может ли ухудшение экономического положения повлиять на внутриполитический расклад сил в Эстонии? Андерс Рейнер этого не исключает:



Андерс Рейнер: Скорее всего это будет влиять на нынешние выборы и на следующие парламентские выборы. Вполне возможно, что изменений в правительстве не будет и коалиция останется такой же, какая она есть сегодня, но популярность этой коалиции будет резко снижаться, потому что коалиция и ведущая партия реформистов, которая имеет премьер-министра, они делали упор на безограниченный экономический рост на последних выборах два года назад. Конечно, сегодня результаты совсем другие, которые не соответствуют их прогнозам и они сегодня и завтра должны сильно выполнить свои обещания, которые они дали избирателям. Это, конечно, их популярность будет снижать. На сегодняшний день оппозиция, центристская партия, руководителем которой является мэр города Таллина, не проявляет горячего желания принимать на себя правительственную ответственность, и дает возможность коалиции вариться в этом супе, который сейчас в Эстонии кипит.



Ефим Фиштейн: Таково мнение экономического обозревателя таллинской газеты Эсти Паэбалехт Андерса Рейнера.


Литве, как уже было сказано, пока удалось резкого спада избежать, зато в Латвии он проявился в полную силу. Есть ли объяснение для этого у социолога из Латвийского университета доктора Юриса Пайдерса.



Юрис Пайдерс: Есть несколько объяснений. Во-первых, чтобы понять, почему экономика остановилась, надо понимать, почему она росла. Прирост экономики последние несколько лет был вызван двумя причинами. Первая причина – это бурный рост цен на недвижимость, а вторая – доступные кредиты потребительские, что вызвало усиленный спрос на предметы, которые раньше люди не могли себе позволить, копили, сейчас возможен очень быстрый и относительно дешевый потребительский кредит. Но так как процентные ставки изменились, в прошлом году правительство ввело мероприятие для сдерживания экономического роста, то сейчас просто количество совершаемых покупок таким образом сократилось и одновременно остановился рост на недвижимость. Наоборот наблюдается понижение цен на недвижимость, что, конечно, вызвало ограничение спроса. И одновременно в Латвии огромная инфляция, порядка 17% за год и инфляция такая, что некоторые просто вынуждены сократить число покупок. В результате чего прирост сократился в торговле, которая являлась существенным мотором для ВВП. Вот это основные причины. Основание негодования в Латвии не то, что сокращение роста, а 17% инфляция, которая может вызвать определенные социальные потрясения, очень большое недовольство курсом правительства.



Ефим Фиштейн: В последние годы в Латвии наблюдался постоянный рост заработных плат, но покупательная способность пожиралась высокой инфляцией. В апреле этого года инфляция в Латвии достигла 17 с половиной процента, в соседних Эстонии и Литве приближалась к 12 процентам. Нет ли у властей опасений, что растущая дороговизна приведет к недовольству населения, спросил я у Юриса Пайдерса:



Юрис Пайдерс: На сегодня говорят о том, что летом рост прекратится и начнется постепенное сокращение инфляции. И пока на данный момент можно наблюдать, что есть такие, кто этому верит. Если этого не произойдет, то может быть ситуация, что это недовольство выльется, отразится на настроениях граждан и возможно, на результатах выборов. В Латвии сейчас грядут два очень важных события, то есть возможен референдум. И чем будет жестче недовольство граждан политикой правительства, тем возможнее, что референдумы состоятся и будут приняты очень жесткие поправки к законам и конституции, которые очень не хочет нынешняя коалиция. Референдум о том, что избиратели будут иметь право на роспуск парламента и референдум об увеличении пенсий.



Ефим Фиштейн: Есть у этой медали и оборотная сторона: конец экономического бума означает и резкое сокращение объемов импорта. При стабильном экспорте это может привести к снижению внешнеторгового дефицита. В Эстонии еще год назад отрицательное сальдо внешней торговли достигало 23 процентов ВВП, в этом году оно сократилось до 13 процентов. А как обстоят дела в Латвии, спросил я Юриса Пайдерса.



Юрис Пайдерс: Огромный рост импорта был связан с тем, что потребительские кредиты стали доступными и люди начали брать кредиты для покупки автомобилей, разного рода электроники, для бытовых вещей и так далее. Как раз это вызвало бурный приток импорта и отразилось, как ВВП доля в торговле. Сейчас эта часть сокращается в связи с тем, что, во-первых, процентные ставки не очень приятные, а во-вторых, в связи с кризисом тратят меньше денег.



Ефим Фиштейн: И обязательный заключительный вопрос: как снижение хозяйственного роста отразится на перспективах вступления Латвии в еврозону? По мнению Юриса Пайдерса, не слишком.



Юрис Пайдерс: Официально Латвия не планирует раньше 2011 года, но реальная оценка, которая дается – это 2014 год. То есть даже официально Латвия раньше 2011 не собирается вступать в еврозону. Я думаю, что туда никто не рвался, наоборот идея вступления в еврозону не всегда была популярна, наоборот это был сильный аргумент для вступления Латвии в Евросоюз, чтобы распроститься с национальной валютой. Поэтому особо никто об этом не плачет. Конечно, бизнес недоволен, потому что вступление в еврозону решило очень много вопросов и сняло бы некоторые барьеры валютного обмена. То есть в принципе те, кто недоволен – это бизнес.



Ефим Фиштейн: Мнение Юриса Пайдерса, рижского социолога.


Можно смело сделать вывод: если спад окажется непродолжительным, он может охладить несколько перегретую экономику стран Балтии и придать им новую динамику. Хуже будет, если такое охлаждение продлится длительное время, тогда не избежать серьезных социальных потрясений.


XS
SM
MD
LG