Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судьба Сербии вновь зависит от Социалистической партии. Но готовы ли люди увидеть социалистов у власти


Ирина Лагунина: Десять дней назад на досрочных парламентских выборах в Сербии победила коалиция «За европейскую Сербию» президента страны, демократа Бориса Тадича. Однако у демократического блока нет абсолютного большинства мандатов в парламенте, и расстановка сил после выборов даёт одинаковые шансы на формирование правительства и второму блоку – блоку националистов. Всё теперь зависит от того, какую сторону выберёт Социалистическая партия Сербии, бывшая партия Слободана Милошевича, набравшая 8% голосов. Ни один из двух противостоящих блоков без неё не в состоянии составить правительство. Войдёт ли соцпартия в коалицию с демократами, или продолжит старым, антидемократским путём? Является ли возвращение к власти социалистов моральным поражением для демократически ориентированных граждан Сербии? Эти вопросы обсуждаются сегодня в Белграде. Я передаю микрофон Айе Куге.



Айя Куге: Восемь лет после падения режима Слободана Милошевича судьба Сербии снова в руках социалистов – это вывод, с которым согласны практически все. Президент Сербии Борис Тадич, руководствуясь национальными интересами, призвал к политическому примирению с социалистами. Конечно, Социалистическая партия после смерти своего лидера Милошевича изменилась, ей руководят молодые кадры, твёрдые социалисты полностью остались в тени, однако публично со своим наследием эта партия не порвала, не покаялась за свою политику 90-ых годов. Тем не менее, сербские политики-демократы всё-таки готовы зажать нос и дать новый шанс социалистам. Но готовы ли граждане страны забыть прошлое? Большинство утверждают, что готовы, потому что это уже не та социалистическая партия военных времён и в союзе с проевропейскими силами она реформируется. Но не все готовы к примирению. Супруга бывшего оппозиционного лидера Вука Драшковича Даница, против мужа которой режим Милошевича предпринял две попытки покушения на жизнь, и брат которой был убит при первом покушении, простить не готова.



Даница Драшкович: Я чувствую себя так, словно меня обокрали. За нами, в борьбе за демократию, остались сотни могил. А теперь мы снова находимся в начале – всё вернулось, мы опять зависим от воли социалистов, которые, по моему мнению, не очень-то изменились. Они всё ещё выступают за то, за что выступал Милошевич. Я не вижу перед собой никакого будущего. В стране напряжённо – Сербия осталась расколотой, страшно расколотой, а искусственное примирение не может принести никакой стабильности.



Айя Куге: Социолог Степан Гредель тоже считает, что не все готовы к примирению с бывшим режимом.



Степан Гредель: Полагаю, что некоторые люди не забыли те унизительные годы с пустыми полками магазинов, не забыли колонны беженцев, которые прибывали в Сербию из-за неверной политики, не забыли то время и сами беженцы и семьи погибших в войне. Значительное число людей не смогут принять возвращение представителей бывшей политики. Теперь, после выборов, оказалось, что Социалистическая партия Сербии, про которую оба противостоящих блока, наверное, думают всё самое плохое, становится решающим фактором формирования правительства!



Айя Куге: Белградский журналист Радован Борович раньше был в первых рядах борьбы против режима Милошевича. Как он себя чувствует в ситуации, когда от социалистов зависит дальнейшее направление Сербии?



Радован Борович: Мои чувства по этому вопросу какие-то смешанные. Хочу надеяться, что социалисты больше не те социалисты, которые были до 5 октября 2000 года и что та политика, которую они вели со Слободаном Милошевичем, окончательно ушла в прошлое. Тяжело сказать, прошла ли их партия через очищение, однако известно, что руководство соцпартии сейчас мучается вопросом, к кому склониться – к радикалам и бывшему премьер-министру Коштуницы, или к демократам. Это уже доказательство, что в партии происходит что-то новое. Трудно даже понять такую перемену, потому что именно демократы, с которыми социалисты теперь пытаются вести переговоры, арестовали их лидера Слободана Милошевича, натянули ему пакет на голову и отправили в Гаагу.



Айя Куге: Аналитики считают, что соцпартия изменилась в основном после смерти Слободана Милошевича, когда произошёл раскол в её руководстве. До недавнего времени старые кадры даже запрещали тем политикам-социалистам, которые сейчас руководят партией, появляться у могилы Милошевича. Теперь главные лозунги социалистов – борьба за социальную справедливость и сближение с Европейским союзом. Социалисты уверены, что без вступления Сербии в ЕС экономические проблемы в стране решить нельзя. Но политика социалистов противоречивая – считает главный редактор и политический обозреватель белградского еженедельника «Стандарт» Желько Цвиянович.



Желько Цвиянович: На сегодня эта партия – группа интересов, группа людей, которые, прежде всего, хотели выжить благодаря оставшейся части населения, голосующей за Слободана Милошевича. Несмотря на то, что он мёртв, есть сербы, у которых на стене всё ещё висит его портрет. Руководство социалистов успешно приспособилось к таким избирателем. А теперь они хотят приспособиться к другому, новому течению – отмыть себя с помощью европейской идеи. Сейчас Социалистическая партия, которую отбросил ЕС, и в целом Запад, делает попытку разрекламировать себя именно через Европу. Но на самом деле социалисты и не пытаются скрывать то, что они делали в 90-тых годах, хотя их предвыборная кампания была в умеренных тонах. На первом месте были национальные и социальные интересы населения – в духе консервативных левых сил. Однако Но, повторяю, Социалистическая партия Сербии выступает так только перед своими избирателями – исключительно потому, что этот электорат остался со времён Слободана Милошевича. Число их сторонников за последние годы не увеличилось. Просто сейчас социалисты, с помощью ловких коалиций на выборах получили чуть больше голосов, чем раньше.



Айя Куге: Британская газета «Индепендент» написала на днях, что теперь Слободан Милошевич в гробу улыбается потому, что его политические наследники близки к возвращению во власть. Радован Борович, однако, не согласен с таким выводом западной печати.



Радован Борович: Я бы не сказал, что социалисты - его политические наследники. Правда, они употребляют то же название партии, они часто упоминают имя Слободана Милошевича, но лишь в тех случаях, когда оно может принести определённый политический капитал – когда проходят выборы, или когда отмечают годовщину смерти Милошевича. Однако нельзя забывать, что часть руководства распорола партию именно по швам политики Милошевича, а во главе ее встал Ивица Дачич, который первым расстался с этой политикой. Теперь в соцпартии преобладает настроения социал-демократической ориентации. Напомню, что в 90-ых годах она была ориентирована национально-социалистически и даже националистически, далеко от исконного значения своего названия. Я действительно считаю, что в этой партии что-то происходит. Но какое течение возьмёт верх, неизвестно: либо то, которое выступает за продолжение политики 90-ых годов, либо то, которое стояло за одним из предвыборных лозунгов партии «Начнём всё сначала». У них есть шанс преобразоваться и войти в ряды европейских, интернациональных социал-демократических партий.



Айя Куге: Брюссель открыто заявил, что Евросоюз не имеет ничего против включения Социалистической партии в новое проевропейское правительство Сербии. Из штаб-квартиры Международного социалистического интернационала поступают сигналы, что сербским социалистам, если они выберут демократический путь, может быть предоставлен шанс вступить в ряды этого международного движения. Вот как на всё это смотрит один из руководителей Соцпартии Сербии Бранко Ружич.



Бранко Ружич: Нам импонируют настояния международного сообщества дать легитимность Социалистической партии, признать, что мы изменились. Однако я должен сказать, что это происходит в течение последних семи дней и является последствием определённого политического момента. Да, мы изменились, но никто не должен пытаться ускорить, или замедлить наши эволюционные реформы, через которые мы проходим, уважая, при всем при том, и старые наши ценности. Лично я отдаю себе отчёт в том, что в настоящий момент мы стоим перед выбором. Ведь политика - категория очень динамичная, и иногда появляется шанс, которым надо воспользоваться. Всё теперь зависит от того, насколько этот шанс в интересах граждан Сербии и всего государства – когда Сербия станет кандидатом в члены Евросоюза, когда нам будут доступны европейские фонды, будет ли статус Косово определен в соответствии с международными правовыми нормами и резолюцией ООН 1244. Все это - наши вопросы к международному сообществу, которое нам говорит: социалисты теперь «гоод гайз», а не «бед гайз». Что-то изменилось и думаю, что мы сумеем это оценить и извлечь из того пользу не только для партии, но и для Сербии.



Айя Куге: Согласно информации белградской прессы, из двенадцати членов секретариата Социалистической партии, лишь двое твёрдо выступают за союз с националистическим блоком, а их лидер Ивица Дачич старается держаться нейтрально. Перед выборами социалисты создали коалицию с Партией пенсионеров и небольшой партией Сербского единства. Эти двое коалиционных партнёров ставят своей целью вхождение Сербии в Евросоюз, утверждая, что они согласны войти только в такое правительство, которое в состоянии обеспечить народу лучшую жизнь. Специалисты оценивают, что правительство Радикальной партии, вместе с Демократической партией Сербии уходящего премьер-министра Воислава Коштуницы, которое не желает ратифицировать соглашение о сближении с ЕС, может рассчитывать только на экономическую стагнацию страны. У социалистов выбор не простой – как примирить рациональные интересы, открыть себе новое будущее и одновременно успокоить своих избирателей, которые в идеологическом смысле близки к ценностям старого режима Милошевича. Политический обозреватель Желько Цвиянович.



Желько Цвиянович: Социалисты теперь действительно на перекрёстке. Если они войдут в правительство с Коштуницей и радикалами, они останутся хорошими для своего корпуса избирателей и среднего эшелона функционеров. В этом случае никакого бунта в рядах их сторонников не будет. Не будет никаких дилемм между членами партии. Но перспектива их вхождения в европейское движение будет сорвана. А если руководство войдет за Борисом Тадичем в проейвропейское правительство, социалисты станут партией современных левых сил, способной привлечь профсоюзы, рабочее движение и всех тех, кто ведет борьбу за всех проигравших переходного периода. Так они будут иметь и европейские деньги и европейскую поддержку. Можно сказать, что в данный момент Социалистическая партия Сербии выбирает: либо кратковременный выигрыш, но долговременные потери с радикалами, либо с демократами – потери на короткое время, а выигрыш – на долгий срок.



Айя Куге: Переговоры Социалистической партии Сербии о формировании правительства ведутся с обоими политическими блоками. Исход прогнозировать никто не берётся, но аналитики оценивают, что социалисты попытаются примирить противоположные интересы своего руководства с интересами избирателей, пойдя на компромисс: власти на муниципальном уровне будут создаваться в большинстве случаев в союзе с националистами, а проевропейски ориентированные политические силы станут партнёрами социалистов в новом правительстве.
XS
SM
MD
LG