Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Завершается ли в Грузии период уличных манифестаций


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие обозреватель Грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе.



Андрей Шарый: Некоторые грузинские политологи утверждают, что нынешняя политическая кампания завершает в Грузии период уличных манифестаций и внесистемного политического противостояния лояльных Михаилу Саакашвили сил и оппозиционных партий. Так ли это? Я беседую с известным в Тбилиси журналистом и политическим экспертом, обозревателем грузинской службы Радио Свобода Кобой Ликликадзе.



Коба Ликликадзе: Я считаю, что пока преждевременны оптимистические наблюдения, но исходя их того, что вчера ожидаемые народные волнения не состоялись возле Дворца спорта, то это дает основания думать, что это именно так. Но сегодня уже лидер лейбористов сделал очень жесткое заявление, он сказал: "Кровавый режим Саакашвили сфальсифицировал выборы" - и призвал все оппозиционные силы начать новые уличные акции. Вчера лидеры оппозиции у Дворца спорта говорили, что после того, как будут финальные результаты, они будут разрабатывать новую стратегию.



Андрей Шарый: У оппозиции есть ресурс для серьезного уличного протеста?



Коба Ликликадзе: Я сомневаюсь, что такой ресурс еще есть у оппозиции, потому что предвыборная компания - это же была какая-то грязная политическая борьба между оппозиционными партиями, они ругали друг друга и власти. Особенно усердствовали лейбористы, которые ругали объединенную оппозицию и христианских демократов. Так что я думаю, что и народ в некотором сомнении и потерял, может быть, ту активность, которая была в ноябрьские дни. Это показал и вчерашний вечер, когда у Дворца спорта было всего лишь 3 тысячи человек, хотя это оправдывалось тем, что шел финальный матч между "Манчестером" и "Челси", но все-таки присутствие там немногочисленных сторонников оппозиции тоже о многом говорит.



Андрей Шарый: Можно ли, по вашему мнению, говорить о том, что оппозиция в Грузии теперь лучше структурирована - есть вот такая радикальная оппозиция, лидеры которой призывают к продолжению такого прямого противостояния с властями, и есть более-менее умеренные лидеры оппозиции, которые готовы работать в парламенте и представлять какие-то оппозиционные силы, указывая Саакашвили на нарушения, критикуя его политику, тем не менее, работать более-менее в рамках системы?



Коба Ликликадзе: Исходя из того, что 5-процентный барьер переходят 3 оппозиционные партии - это "Объединенная оппозиция", лейбористы и новый субъект на политическом поприще - Христианское Демократическое движение, то все думали, что именно Христианское Демократическое движение во главе с журналистом Георгием Торгамадзе не будет играть роль такой конструктивной оппозиции, но сегодня он тоже призвал все оппозиционные партии объединить усилия, чтобы не допустить фальсификации выборов при подсчете голосов. Так что сложно сейчас говорить, кто будет конструктивной оппозицией, кто деструктивной. Пока, мне кажется, все-таки от деструктивизма никто не отказывается как от формы работы партии для достижения своих политических целей.



Андрей Шарый: Партия Саакашвили празднует уже победу, они считают себя победителями?



Коба Ликликадзе: Они не ликуют, в отличие от президентских выборов, когда Михаил Саакашвили объявил себя победителем. Они как-то скромно себя ведут, даже скромно ведут подвластные правительству телекомпании. Наверное, все-таки из-за того, что Саакашвили и партия хочет, чтобы не повторилась ситуация после ноября и после 5 января, и они думают, что на этот раз удастся сесть за стол переговоров и работать в стенах парламента.


XS
SM
MD
LG