Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подтверждает ли успех совместной акции протеста журналистов и Общественной палаты значение доступной подписки на российскую прессу?



Владимир Кара-Мурза: Сегодня победой журналистов завершилась совместная акция Общественной палаты и ряда центральных изданий, пригрозивших наутро выйти с чистыми полосами вместо передовиц в знак протеста против монопольного роста тарифов на подписку. Администрация президента, Минпечати и «Почта России» успокоили протестующих. О роли массовой подписки в положении со свободой слова в стране беседуем с членом Общественной палаты, многолетним главным редактором самого массового в СССР молодежного журнала «Юность» поэтому Андреем Дементьевым. Как бы вы поступили на месте главного редактора, узнав о многократном повышении расценок на распространение и подписку?



Андрей Дементьев: Так же бы поступил. Дело в том, что был период, когда началась перестройка, начало 90 годов, когда резко упали тиражи газет, журналов, в том числе тираж журнала «Юность» упал, и тогда государство давало дотации журналам, газетам, чтобы как-то пережить тяжелой период. Я должен сказать, что государство должно помнить, что без газет, без средств массовой информации никакая страна, никакое общество не может. Поэтому мне непонятно, почему в это время, когда у нас, мы нефтедобывающая страна и когда нефть все время повышается в цене, вдруг могут происходить такие события, как, слава богу, не случившееся событие с повышением тарифов. Я думаю, что Павел Николаевич Гусев и Николай Зятьков, главный редактор «Аргументов и фактов» и Владимир Мамонтов, главный редактор «Известий», они, объявив о том, что выйдут с белыми полосами вместо статей, поступили правильно. Дело в том, что только общими усилиями, объединением мощным за свои права, борьбой за свои права можем отстаивать независимую прессу и добиваться того, чтобы эта пресса выходила вовремя, в срок, чтобы она была доступна. Потому что сейчас, чего говорить, везде на все превышаются цены. Я вообще не понимаю, от чего это происходит. Вроде у нас такие высокие доходы, мы добываем нефть, все время говорят об экономическом взлете, экономическом росте, о том, что золотой запас увеличивается, Стабфонд увеличивается и вдруг повышаются цены, в частности, хотели повысить цены на розничную и на подписную цену наших газет и журналов. Это безобразие.



Владимир Кара-Мурза: Член Общественной палаты Максим Шевченко, ведущий программ Первого канала, основатель журнала «Смысл», возмущен диктатом монополиста.



Максим Шевченко: Ситуация с подпиской в России просто возмутительна, поскольку есть монополисты, особенно в крупных городах, которые диктуют цены на подписку, за вход на рынок, большие достаточно деньги надо платить. Подписка в России вообще неокупаема и этим самым народ отрезается от нормального медийного пространства. Кроме того, цена на подписку и цена на торговые сети, я бы сюда тоже включил, честно говоря, является неким регулятором свободы слова, поскольку за счет поднятия цены отсекаются издания, которые являются оппозиционными зачастую и которые живут сложной экономической жизнью в этой ситуации. Я абсолютно поддерживаю своих коллег из печатных изданий, и они абсолютно правы будут, если заявят протест по поводу вакханалии монополизма в такой общественной и социально значимой сфере, каким является подписка на массовые печатные издания.



Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, Андрей Дмитриевич, угрожает ли вытеснение печатного слова электронной прессой?



Андрей Дементьев: Конечно. Я думаю, что компьютер, интернет вытесняет печатное слово – это печально. Но все равно печатное слово заменить невозможно, ибо там суммируются, там концентрируются самые интересные статьи, интересные авторы, интересная информация, интересная аналитика и так далее. И поэтому, конечно, тут соперничать трудно. Но все равно без этих изданий, без массовых изданий нашему народу невозможно жить. Потому что если посмотреть по процентам, сколько людей могут пользоваться интернетом, то это небольшое количество, в основном люди читают газеты. И всякий раз, когда я подхожу к киоскам, я смотрю - повышают цены. И мало того, даже не повышая, цены на наши издания высокие, при средних заработках, которые имеют наше население, наши труженики, это высокие цены. И конечно, в свое время, когда я был главным редактором журнала «Юность», когда мы работали в советское время, свои были беды, свои проблемы, но не повышали цены. И кстати, журнал «Юность» стоил копейки. Правда, мы давали высокую прибыль, мы были многотиражным изданием. И сейчас, когда некоторые наши издания находятся в руках предпринимателей, в руках частных лиц, то, конечно, я думаю, должен быть контроль со стороны государства, чтобы не было произвола. Потому что кому-то захочется получить большие прибыли, он будет повышать цены. Этого не должно быть, должен быть контроль со стороны государства.



Владимир Кара-Мурза: Вячеслав Костиков, директор аналитического центра газеты «Аргументы и факты», бывший пресс-секретарь Бориса Ельцина, сдержал данное обещание.



Вячеслав Костиков: «Аргументы и факты» считается свободной газетой, и мы поместили такой, правда, небольшой кусочек без всякого текста. А те газеты, которые чем-то связаны с властью, боятся ее или обязаны чем-то, они воздержались от этого. Потому что это такая одна из немногих акций протеста, к которой общество еще не очень привыкло. Я думаю, что мы подали хороший пример, я думаю, что в следующий раз газеты более последовательно будут протестовать. Аудитория газет, которые люди покупают добровольно или сознательно идут на выбор какого-то определенного издания - это публика, которая склонна к анализу, которая хочет сама принимать решения и сама принимает информацию. Это очень ценная публика. Что касается телевизионной аудитории, то за телевизором люди сидят вечером, как правило, просто потому что им нечего делать. И это навязанная информация.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Александра радиослушателя из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, я люблю читать газеты, до недавнего времени выписывал «Новый Петербург». Но газета вдруг неожиданно исчезла из прессы, ее учредитель, как оказалось потом, Николай Андрющенко был арестован, ему вменяют три статьи – клевета, публичное оскорбление власти и даже экстремизм. Я все время читал газету и ничего подобного в ней не находил. Но вообще-то я, если так можно выразиться, больше являюсь «подписчиком» Радио Свобода, а с ней происходят странные вещи на постсоветском пространстве. Так, например, в Казахстане, Таджикистане, Узбекистане заблокированы интернет-сайты Радио Свобода и доступ прервался еще в апреле месяце.



Владимир Кара-Мурза: Какую роль подписка имела в советские времена?



Андрей Дементьев: В советские времена, вы знаете, ситуация была другая, все было под эгидой государства. Существовала цензура. Журнал «Юность» был органом Союза писателей, издавался в издательстве «Правда». То есть так или иначе мы были под оком Центрального комитета партии. Однако тогда в те времена все-таки не было такой ситуации, чтобы вдруг повышалась ни с того ни с сего цена на подписку, на розницу повышалась, этого не было. Я думаю, что сейчас мы переживаем такой период, когда могут отдельные лица, которые владеют газетами, которые вкладывают в это деньги, могут самовольно устраивать подобные вещи. Я думаю, что сейчас очень важно быть внимательным. Тут был период, когда вдруг кто-то предложил из досужих людей, далеких от журналистики, предложил за публикацию клеветы, если квалифицировать как клевета за неточные факты, за искажение фактов, закрывать издание. Это вообще полнейшая глупость. И я думаю, что никто на это не пойдет и если это вдруг случится, то будет общий протест журналистов. Потому что я уже приводил пример, что если футболист нарушает на поле правила, то это не значит, его надо наказать, но это не значит, что надо перепахать все футбольное поле и закрыть стадион. Издание газет, издание журналов - это общегосударственное и общенациональное дело, и без этого мы не проживем и не можем прожить. Я удивляюсь, то, что сейчас рассказал товарищ из Петербурга, что закрыли газету, арестовали. Как это может быть? Есть суд, должен состояться суд. После этого арестовывают, после этого или он прав или неправ, но вообще это произвол. И нельзя поступать с прессой так, как иногда поступают. Мы должны быть очень сплочены в этом смысле, мы должны отстаивать свои интересы и не бояться ничего. Потому что самое главное наша пресса, самое главное, что она делает - она держит в курсе всех событий и в стране и за рубежом наше население, наше общество.



Владимир Кара-Мурза: Главный редактор газеты «Новые известия» Валерий Яков с самого начала не разделял предложенную форму протеста.



Валерий Яков: Мы сознательно не участвуем в этой акции и решили не принимать в ней участие по той простой причине, что не хочется второй раз наказывать нашего читателя. То есть та форма, которая предложена сообществом нашим журналистским, я считаю, что она не очень удачная, выходить с пустыми полосами и отправлять газет подписчику тому же, который заплатил однажды деньги и получает ее, то есть мы наказываем вместе с «Почтой России». «Почта России» наказывает рублем, а мы тем, что мы прислали пустую газету. При Советском Союзе, так ни печально звучит сегодня, почта работала значительно лучше, газета доходила до читателя вовремя, журнал доходил вовремя. Сегодня при том, что почта берет приличные деньги, читатель газету получает на второй на третий день. Чем дальше от Москвы, тем дольше получает.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Я хочу сказать спасибо Андрею Дементьеву за его «Юность» журнал. Я с удовольствием читал и у меня даже до сих пор сохранились подписки, журнальчики лежат аккуратно. Я нет-нет, их перечитываю. Сейчас газет выписывать, я не знаю. Я слушаю новости на Радио Свобода, на телевидении РЕН-ТВ смотрю. Первый канал, второй постольку поскольку. У меня такое впечатление, что действительно почта не доходит до провинции. У нас есть местные газеты, но там реклама или острые статьи не освещаются. Действительно, сейчас со свободой слова. Газеты, допустим, если выписать, они могут не дойти и журналы потеряться могут их вытащить из ящика.



Владимир Кара-Мурза: Андрей Дмитриевич, совратилось ли число газет и журналов, которые вы подписывали в советское время и сейчас?



Андрей Дементьев: Конечно, сократилось. Я выписываю и читаю только отдельные газеты, которые мне интересны и которые по времени себя так в моем сознании определили, что интересны, я постоянный читатель - это и «Литературная газета», и «Московский комсомолец», и «Аргументы и факты», и «Известия», еще некоторые. Дело в том, что в свое время у нас была так называемая нагрузка на подписку. То есть подписываешься на какие-то издания, которые лимитированы, если тебе удается подписаться, тебе в нагрузку дают газету «Правда» или какую-то еще газету. Сейчас такого нет, ты сам выбираешь, что ты хочешь читать и что ты хочешь купить. Меня беспокоит другое, тут товарищ выступал по поводу того, что они не поддержали акцию, зачем, мол, пустые полосы. Я думаю, что напрасно не поддержали. Потому что речь идет не о пустых полосах, а речь идет о каких-то пустых местах, на которых могут быть статьи. Но по крайней мере, это знак, нашему читателю скажут, что он тоже должен как-то реагировать на все. Реагировать и поддержать журналистов. Потому что то, что поздно приходят издания, задерживаются - это ведь не вина журналистов, это вина доставщика, это Министерство связи, это не зависит от нас, тех, кто делает газеты, кто пишет статьи и так далее. Я думаю, что не надо ничего бояться, наши права записаны в конституции. Журналисты - это люди, которые несут ту правду, без которой невозможно ни в провинции, ни в столице, ни в деревне, ни в городе жить. И я, например, просто не мыслю своей жизни без газет, без журналов.



Владимир Кара-Мурза: Один из организаторов акции протеста Владимир Мамонтов, главный редактор «Известий», вовремя отказался от рискованной затеи.



Владимир Мамонтов: Мы же знаем, что реакция будет такая, что: ребята, мы решим эти проблемы, вы правильно ставите, они будут решены. Зачем мы будем тратить теперь газетную площадь драгоценную достаточно, если нам решать проблемы. Решат нам эти проблемы, ну да. Если выяснится, что люди, которые нам обещают, не решат, будем бороться дальше. Вообще есть письмо к президенту Дмитрию Анатольевичу Медведеву, где мы просим самым внимательным образом рассмотреть. Надеюсь, что все это будет рассмотрено. Голос прессы услышан, как говаривали в старые времена. Если бы мы не получили эту реакцию, завтра бы в киосках вышли газеты ровно так, как мы планировали.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. Я тоже хочу сказать спасибо Андрею Дементьеву за его «Юность». У меня до сих пор лежит «Новый мир», «Даугава», «Октябрь», «Юность». Я с большим удовольствием перечитываю, настолько яркая публицистика была, что сейчас такой просто больше нет. А вопрос у меня такой: есть русская пословица, которая говорит, что если не мытьем, так катаньем. Если в Советском Союзе была цензура, ее как-то можно обойти, были тиражи пятитысячные по университетам, еще что-то можно достать. А вот сейчас силовой диктат, он полностью решил провинциальных бюджетников права на информацию.



Владимир Кара-Мурза: Андрей Дмитриевич, видите, сколько подписчиков было у журнала «Юность» в разных уголках Советского Союза. В чем общественное значение массовой доступной подписки?



Андрей Дементьев: 3 миллиона 300 тысяч была подписка, тираж журнала, но если учесть, взять семью, то это примерено 20 с лишним миллионов было читателей журнала. И мне очень обидно и очень горько, что у нас хорошие журналы, хорошая литература, хорошая публицистика сейчас и хорошие наши журналы, тот же «Октябрь», тот же «Новый мир» имеют маленькие тиражи. В чем дело? Мне непонятно, почему так понизился интерес наших читателей, наших подписчиков, наших любителей литературы, журналистики, почему интерес понизился до таких маленьких тиражей. Страна та же самая, а тиражи почему-то вдруг такие низкие, маленькие. Хотя в разных изданиях появляются разные замечательные статьи, замечательные интервью, замечательные материалы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Александра.



Слушатель: Здравствуйте, господа. Я хочу сказать, что я подписываю пять журналов, два технических, два исторических и журнал «Вокруг света», который в моей семье подписывают с 60 годов. Кстати, господин Дементьев, моя тетя ваш журнал «Юность» подписывала еще с 50. И я вот что хочу сказать: вы удивляетесь, почему такие маленькие стали тиражи, почему народ не читает. Когда повышали цены бюджетникам, малоимущим, пенсионерам, газеты вместо того, чтобы сказать власти: вы, ребята, сначала сделайте европейские зарплаты, а потом кричите о рынке, европейских ценностях. Они говорили - это рыночно, это либерально, это правильно, да здравствуют либеральные реформы. А как только их прищемили, сразу в крик. Выходит, что быдло потерпит, а нас не трожь?



Андрей Дементьев: Дело все в том, что у нас рыночные отношения тоже понимаются однобоко. Когда мы говорим, бензин, условно говоря, цены на бензин повышаются, говорят: мы подходим к европейским ценностям. У нас ниже. Но в Европе и Соединенных Штатах Америки, простите меня, зарплаты другие, другие доходы. И поэтому если мы входим в эпоху рыночных отношений, тогда уже обе стороны повышать, а если повышаются цены, должны быть повышены зарплаты, они должны быть такими, что бы эти цены не били настолько серьезно по карману, что людям трудно жить.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Андрея, радиослушателя из Подмосковья.



Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к Андрею Дементьеву: всем известно, что все литературные журналы, толстяки имеется в виду, курировались КГБ. Потом часть журналов, либеральные в частности, курировались Соросом. Потом Сорос отказался. Скажите, пожалуйста, в тот момент, когда курировал Сорос, их продолжало КГБ курировать или же нет?



Андрей Дементьев: Знаете, что касается моего периода, я 12 лет был главным редактором журнала «Юность», я не знаю, чтобы нас курировало КГБ. Никогда такого не было. Мы при таком огромном тираже печатали почти все, что мы хотели печатать. Это удивительно, но это так. Я единственное произведение не мог напечатать за все эти годы, не пробил его через ЦК, через цензуру, единственное произведение Булгакова «Собачье сердце», все остальное я напечатал, включая крамольных писателей изгнанных, уехавших и так далее. Поэтому насчет КГБ не знаю, меня это не касалось, я это не чувствовал, не знал. Другое дело, что Центральный комитет партии следил, все было. Но всегда можно было отстоять или доказать или обойти. Иначе если бы мы не обходили, если бы мы не печатали все, что мы хотели, уверяю вас, никогда бы не было такого тиража 3 миллиона 300 тысяч.



Владимир Кара-Мурза: Наверное, наш слушатель имел в виду Главлит, а не КГБ.


Член Общественной палаты Павел Гусев, главный редактор газеты «Московский комсомолец», доволен полученным результатом.



Павел Гусев: Это большой успех то, что сегодня мы, Общественная палата и группа главных редакторов получили заверение от руководства и страны, и правительства, министра связи, что будут решаться вопросы журналистов.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора.



Слушатель: Добрый вечер. Насколько я понял, эта инициатива исходит от «Почты России». Я помню, не так давно руководитель «Сбербанка» ушел на эту должность и его, как помню, Путин напутствовал, что он отправляется на эту службу «Почта России» для решения очень важных задач, как он сказал, ответственных и важных задач. Стоит ли это расценивать как преступление к реализации этих задач. И вообще связано с инициатива с новым руководством или нет?



Владимир Кара-Мурза: Удачный ли дебют Кузьмина, что он поднял тарифы на периодические издания?



Андрей Дементьев: Тут двух мнений быть не может. Я считаю, что это неудачно и вообще этого нельзя делать. Я рад, что мои коллеги, и Павел Гусев, с которым мы в одной комиссии, я рад, что они победили, что мы добились того, чтобы этого не происходило. Не дай бог, одно постановление сделали, промолчали, смирились, дальше пойдет хуже. Поэтому ни в коем случае нельзя ничего замалчивать, ни в коем случае ничего нельзя отгораживаться от важных проблем, которые стоят перед нами.



Владимир Кара-Мурза: Бывший руководитель телеканалов ТВЦ и ВГТРК Олег Попцов, глава холдинга «Пушкинская площадь», солидарен с позицией Общественной палаты.



Олег Попцов: Не надо обкладывать оброком нищих. Потому что в основном подпиской пользуются, и Гусев здесь прав, малообеспеченные. Хорошо обеспеченный взял: сколько стоит? 250 рублей. Что так дорого? Ну ладно, дайте мне три штуки. Все и нет вопросов. Политики Общественной палаты поступили совершенно правильно, они так и должны поступать. Есть еще одна неудобность. Вроде бы как Общественная палата, созданная по инициативе власти как выразитель общественного мнения, и вдруг она себя заявила именно так, как совершенно не предполагалось. Предполагалось, что она будет продолжением власти, она вдруг оказалась продолжением общества. Непорядок.



Владимир Кара-Мурза: Рискует ли Общественная палата навлечь на себя неудовольствие властей?



Андрей Дементьев: Во-первых, тут Олег Попцов немножко неправ, говоря о том, что продолжение власти. Общественная палата называется Общественная палата. Это слово идет от слова «общество», и мы должны прежде всего защищать интересы общества, гражданского общества нашего, вот в чем дело. В данном случае Общественная палата и наши ведущие издания поступили абсолютно правильно и другого не дано.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Знаете, какой вопрос сегодня возник. Разворачиваю «Независимую газету», товарищ Грызлов говорит, что будет переделываться закон о СМИ к осени. Тогда у меня само собой конструкция образуется: выходит некий Шлегель с какой-то дичью, эту дичь, конечно, все на ура принимают. Потом эта наша сегодняшняя правящая партия, ее, кстати говоря, не приняла. Но зато мы переделаем закон о СМИ и все прекрасно. Я не говорю, что это не глупо, это глупо, но это не Шлегеля личная глупость, а партии в целом.



Владимир Кара-Мурза: Намерена ли Общественная палата стоять на страже интересов журналистов?



Андрей Дементьев: Я думаю, что то предложение, с которым выступил депутат Государственной думы Шлегель - это абсурд. Я уже говорил об этом. И когда если будет вноситься изменение в закон о СМИ, я думаю, что журналисты будут в этом участвовать, это не пройдет мимо Общественной палаты, это не пройдет мимо юристов, которые готовили, скажем, Федотов один из авторов этого закона. И ничто не будет делаться в тайне или где-то в кулуарах или где-то в кабинетах закрытых, ни в коем случае. Это закон, который касается всех нас, не только журналистов, касается всего общества. Поэтому это мимо общества и мимо Общественной палаты и мимо журналистов пройти не может.



Владимир Кара-Мурза: Владелец и главный редактор упомянутой «Независимой газеты» Константин Ремчуков также получил приглашение участвовать в сегодняшней акции протеста.



Константин Ремчуков: Крупные газеты с многотысячными тиражами, для которых подписчики являются важными - это и МК, и «Комсомольская правда», «Известия» и «Аргументы и факты», которые почувствовали, что они могут серьезную часть своего рынка потерять, они подняли этот вопрос, написали письмо президенту, новому министру коммуникаций. Те прислали какие-то правовые модули в другие издания, в частности, в нашу газету с просьбой их поддержать. Когда эта информация дошла до Медведева, я так понял, что им не захотелось начинать президентство Медведева с такого скандала, потому что в этом модуле было написано, что свободу слова можно удушить и другими способами. Вот это словосочетание «удушение свободы слова», мне кажется, очень сильно испугало Кремль, потому что наносило серьезный удар по позиционированию Дмитрия Медведева как более либерального президента, нежели Владимир Путин.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Поздравляю всех с маленькой победой. Господин Дементьев, а вам не кажется, что идет целенаправленное растление людей. Посмотрите - на книжных развалах лежат книги Донцовой, Марининой.



Андрей Дементьев: Это уже проблема вторая, очень серьезная. Я считаю, что в изданиях в некоторых и особенно на телевидении, я не говорю о книгах, конечно, идет оболванивание, конечно, есть авторы, которые на этом деле делают себе и карьеру и деньги. Но я так думаю, что если у нас нет цензуры, наверное, большое завоевание нашего общества, то все равно должен быть художественный контроль, интеллектуальный контроль, духовный контроль. Я не знаю, в чем он должен выражаться и как это может быть, но это должно быть, иначе мы погрязнем в этом потоке всякой пошлости, банальности, порнографии, что, к сожалению, сейчас есть на наших книжных рынках, есть на телевидении, есть у нас даже в газетах.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос Моисея Гельмана, главного редактора газеты «Промышленные ведомости».



Моисей Гельман: Добрый вечер. У меня, собственно говоря, не вопрос, а я хотел бы прокомментировать происшедшее. Меня, честно говоря, поразила некоторая непоследовательность группы главных редакторов. Дело в том, что повышение цен на подписку, в нее входит доставка газет - это железная дорога и автомобили, цены на бензин растут, индекс цен на тарифы железнодорожные по сравнению с 91 годом, он возрос примерно до 60 тысяч раз, превысив вдвое роста индекса цен на промышленную продукцию. Вчетверо превысил потребительский и так далее. Поэтому нет ничего удивительного, что почта, которая сегодня убыточна, она вынуждена в силу того, что повышаются цены с тарифами на железнодорожные перевозки, она вынуждена повышать цены на подписку. И поэтому надо сегодня вести речь о непропорциональности роста цен. Потому что при том, что железнодорожные перевозки существенно опередили цены рост цен на промышленную продукцию, на потребительскую продукцию, я уже не говорю о зарплате, вот с этим надо было бы бороться на страницах газет. Но, к большому сожалению, на страницах газет очень мало грамотных статей на эти темы.



Владимир Кара-Мурза: Может быть акционировать «Почту России», как по-вашему?



Моисей Гельман: Дело не в акционировании. Ведь от того, что акционируется «Почта России», инфляция не прекратится. Три года тому назад я опубликовал статью, она называлась «Извращенная конкуренция на извращенном газетно-журнальном рынке». Там был большой раздел, в котором я изложил свои предложения по снижению затрат для подписчиков. Вот кто-нибудь задавался вопрос, почему подписка проводится два раза в год? Оказалось следующее, что на этом зарабатывают агентства, через которые мы ведем подписку. Дело в том, что поместить объявление в каталог из пяти строчек сегодня стоит уже 9 тысяч, а три года назад стоило 3 тысячи рублей. Громадную прибыль зарабатывалась на этом. Мое предложение сводилось к тому, чтобы подписку делать как и в советское время один раз в год. При этом из-за того, что дважды проводится подписка, газета теряет часть своих подписчиков, потому что многие забывают подписываться.



Владимир Кара-Мурза: В советское время, сколько раз в год подписывались на «Юность»?



Андрей Дементьев: И это было правильно. Тот вопрос, который был поднят насчет подписки, что дважды в год, конечно, это кому-то на руку, но не подписчикам и не газетам и журналам. Должна быть подписка один раз в год, человек подписывается и дальше уже решает на будущий год, будет подписываться или не будет. Что касается проблем, связанных с повышением цен, с повышением тарифов и так далее, железные дороги, да, мы все это знаем. Я с самого начала говорил: как же так, в нашей стране нефтедобывающей, где такие огромные прибыли от нефти, мы тем не менее, все время удорожаем жизнь, она удорожается. Это ненормально. Я думаю, что эта ненормальность идет оттого, что у нас слишком слабо развита нефтеобрабатывающая промышленность, мы нефть гоним и это невыгодно нашему государству, на нашей нефти, на нашем газе наживаются многие другие страны, капиталисты наживаются и так далее. Если бы у нас была сильно развитая нефтеобрабатывающая промышленность и мы продукт конечный продавали, мы бы имели большую прибыль, мы бы тогда, наверное, экономику свою по-другому направляли, чем сейчас. Это проблема серьезная. В нее упирается, кстати сказать, возможное повышение цен на подписку и так далее. Экономика наша держится на нефти. И мы, к сожалению, плохо используем те природные богатства, которые есть, потому что мы теряем на этом огромные деньги.



Владимир Кара-Мурза: Главный редактор ежедневного издания «Газета» Петр Фадеев рад мирному разрешению сегодняшнего конфликта.



Петр Фадеев: Та акция, которая планировалась, не состоится, то есть не выйдут у нас газеты с первой белой полосой. Хотя может быть не нужно так наказывать читателя. Подписчики – это по определению самые лояльные читатели, это тот читатель, который не будет пропускать ни одного номера ни газеты, ни журнала. В СССР существовала субсидированная система подписки, когда мы за копейки могли подписаться. Когда появилось радио, все предрекали, что закончатся газеты, когда появился телевизор, тем более. Но тем не менее, все прекрасно сосуществуют.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Марины.



Слушательница: Здравствуйте. С одной стороны сами газеты, сами журналисты отвратили читателей от них, когда начали публиковать джинсу, рекламу, скрытое манипулирование, идолопоклонство сомнительным звездам. С другой стороны, например, такое Агентство по делам печати и кинематографии при Минкультуры, оно, видать, не вело правильной политики для улучшения качества газет и само стало непонятно чем. Я недавно посмотрела выдающийся, я считаю, фильм, который не эксплуатировал натурализм, это был глубокий исторический, философский даже фильм «Монгол». В титрах указано агентство по кинематографии трех стран, даже Казахстана, Монголии и Германии, а вот Россия, хотя бы рубль дали для имиджа своего собственного.



Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, виновата ли российская пресса в том, что в погоне за подпиской она желтеет?



Андрей Дементьев: Конечно. Это проблема, которая существует, я ее задел в разговоре. Дело в том, что в погоне за читателем, в погоне за рейтингом многие идут на дешевую популярность, идут на то, чтобы клубничку, клюковку подавать. Посмотрите на витрины, когда продаются журналы, как они все похожи, какие выносятся фотографии на обложки журналов. Они очень похожи. Там полуголые девушки, там то, что вызывает определенный интерес определенного населения. Но в принципе, я думаю, что эта проблема стоит и дальше будет острее стоять о том, какие наши газеты, какая наша печать. Насколько она возвышенна, духовна, насколько она поднимается над средним уровнем читательского спроса - вот это очень важная проблема. Потому что это проблема будущности общества и проблем духовного будущего общества, к которому мы идем.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.



Слушатель: Добрый вечер. Очень благодарен за передачу, но сейчас я вынужден немножко пополемизировать. Понимаете, дело в чем, наши власти целенаправленно опускают духовность общества и целенаправленно выстраивают свою политику относительно всех средств печати, радио, телевидения и так далее. Что касается попыток каким-то образом развивать ситуацию в этой области, то это единственный способ для этого есть - надо просто менять систему.



Владимир Кара-Мурза: Нужно ли поменять систему управления российской прессой?



Андрей Дементьев: Я думаю, что менять систему не надо. Дело в том, что система, которая существует она, говорит о том, что гласность у нас в стране есть. Без гласности никакой демократии быть не можем. Мы все-таки говорим и пишет то, что мы хотим, а вопрос заключатся в другом - а что мы хотим? А мы хотим то, что те, которые нас читают. А иногда те, кто нас читает, которые нас хотят читать, то, что они хотят - это такой низкий уровень, что нам ни в коем случае нельзя опускаться до него. Наверное, государству в какой-то части важно это и выгодно это. Потому что когда оболванена публика, ей легче управлять, к сожалению. Но эта опасность существует. Я не один раз выступал и в печати и по радио, и говорил, и в стихах своих говорил о том, что эта опасность существует, когда духовность уступает место пошлости, банальности и вседозволенности. Все мы авторы, журналисты, писатели сами себе судьи. Так вот мы должны быть на таком уровне судейства, чтобы не позволять себе опускаться до этого низкого уровня бездуховности. Бездуховное общество - пропащее общество.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Здравствуйте. Андрей Дмитриевич, мне кажется, что газеты бросили в море рыночной экономики, выживайте как хотите, только из-за того, что в отличие от телевидения их трудно подчинить единой власти. Их так много и все они разные.



Андрей Дементьев: Подчинять никого не надо, я думаю, дело в другом. Мы сами себе придумываем так называемые рейтинги. Я когда смотрю передачи некоторые, я думаю, почему только один канал «Культура» практически серьезно занимается духовностью, серьезные передачи, которые не перебиваются бесконечными пошлыми рекламами. Почему у нас на других каналах мало программ, которые как бы поднимали особенно нашу молодежь. Проблема заключается в том, что некоторые наши издания и даже многие издания идут на поводу у этого очень отсталого уровня, очень низкого уровня. Вы понимаете, все начинается в семье, если мы дошли до того, что единый экзамен у нас, государственный единый экзамен не включает литературу и русский язык, простите, мы от этого многое очень потеряем, прежде всего потеряем в образе того молодого человека, который придет через 10-15 лет управлять страной.



Владимир Кара-Мурза: Игорь Яковенко, секретарь Союза журналистов России, сторонник либерализации рынка российской прессы.



Игорь Яковенко: Безусловно, очередная атака на институт подписки, разрушающая единое информационное пространство – это, конечно, преступление. Здорово, что в медийном сообществе нашлись силы, которые всерьез заявили протест против такого безобразия. То, что происходит сегодня с подпиской - это проявление того, что в стране отсутствует внятная, членораздельная информационная политика. Потому что на самом деле почта возникает как бизнес-стурктура и категорически отказывается выполнять какие-то социальные функции. А подписка - это социальная функция, это обеспечение единого информационного пространства. Это практически единственная возможность для нескольких десятков миллионов наших сограждан узнать, что происходит в стране и за рубежом.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Людмилы.



Слушательница: Добрый вечер. В сравнении с прошлой нашей жизнью до 85 года нам как-то государство так удачно делало, что мы платили мизер за все. За квартиру мы платили 15%, даже до 30% от одной зарплаты, а не от общего дохода. И у нас освобождались средства, которые мы могли тратить на театр, кино. А подписка у нас была на три криминальных журнала, на познавательные журналы все - «Знание – сила», «Хочу все знать» и пионерские, детские все. Помните, раньше в старых черно-белых фильмах показывают квартиры, и висит много ящиков и на каждом ящике по пять-шесть вырезок называний газет. Все выписывали. Только Радио Свобода говорит, как мы плохо живем, больше ни на одной радиостанции в бывшем Советском Союзе не услышишь действительной правды. Вам спасибо. Вас когда не было, было скучно. И я хочу сказать, что подписка была очень дешевая, настолько, что мы позволяли 10-12 наименований. А насчет канала «Культура» - это единственный канал, где мы голод свой по всякому познанию, узнаванию и информации, у меня, если поднять все старые программы, которые я галочки ставлю, что завтра смотреть, у меня канал «Культура» целиком почти без пробелов идут галочки.



Владимир Кара-Мурза: Андрей Дмитриевич, как вы считаете, могут ли возобновиться попытки монополистов поднять тарифы на распространение и подписку?



Андрей Дементьев: Конечно, естественно, потому что все хотят иметь больше денег. Вы знаете, то, что мы хотели, за что боролись, на то и напоролись. Мы хотели, чтобы были рыночные отношения, мы хотели демократии, мы хотели всего того, что сейчас имеем. У нас как ни в одной стране растет невероятно быстро количество миллионеров, у нас 130 тысяч миллионеров. Мы этого хотели, поэтому, простите меня, и повышается все. Потому что часть доходов, которые должно иметь государство, оно идет в частные карманы. Вот и все. Эти частные карманы, оттуда берутся деньги для собственных интересов и выгод.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Доброй ночи, господа. Вы знаете, по-моему, происходит сознательная дебилизация населения, все эти «зенитовские» празднества и прочее. И одновременно людей лишают нормальной информации. Вы знаете, что в Санкт-Петербурге практически нельзя принять Радио Свобода. Поэтому сознательная кампания идет, шум. Кругом дебилы у нас.



Владимир Кара-Мурза: Не хочется так думать. Слушаем москвича Вадима.



Слушатель: Меня удивило, что Андрей Дементьев не видит, откуда можно взять деньги. Достаточно денег в бюджете на бедных, больных, детей и стариков. Просто надо распределить по-другому. Не гонять авиабомбардировщики через Тихий океан против Америки и не простив НАТО. Кстати Америка нам помогала. Все забыли, как помогала Америка во время войны и продовольствием, и питанием и тому подобное. И если вы эти деньги отдадите не на бешеную гонку, а больным и скажете, что нет, это наши друзья, это наши партнеры. Ответьте, господин Дементьев, вы Америку считаете нашим врагом?



Андрей Дементьев: Я хотел бы вам сказать, что вы очень плохо слушаете меня. Я как раз говорил о том, что куда уходят деньги, где они есть. Стабфонд, который у нас есть, золотой запас и все доходы от нефти, я говорил, что это те огромные деньги, которые надо использовать на то, чтобы жизнь становилась лучше. Все это говорил не один раз и сегодня в том числе. Значит вы меня или плохо поняли или не слушали. Второе: я никого не считаю врагом сейчас. Потому что, простите меня, надо искать не врагов, а друзей. И то, что мы строим и то, что вооружаем нашу армию и заботимся о своей безопасности - это тоже правильно, от этого никуда не уйдешь. Но не надо считать, не путайте два понятия - спорт за свою страну, то, что нам дал «Зенит» и дало звание чемпиона в хоккее - это тоже составная часть нашей жизни, составная часть любви к нашей родине. Неужели вы этого не понимаете. И не надо путать это, не надо путать оболванивание, которое да, есть, происходит и об этом тоже говорили, и путать с гордостью за успехи нашей страны. Они могут в любых отраслях – в народном хозяйстве, в науке, в искусстве, в литературе, в спорте. Слава богу, дай бог, чтобы они были.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, вдохновит ли сегодняшний успех деятелей Общественной палаты на новые инициативы? Известно, что Общественная палата имеет при распределении фондов, спонсирующих некоторые общественные программы?



Андрей Дементьев: Я думаю, что общественная палата делает то, что она делает и правильно делает. Мне кажется, то, что сегодня произошло и добились, маленькая победа, но она необходима и она будет продолжаться. Потому что в Общественную палату пришли очень уважаемые люди. Вот там в Общественной палате много уважаемых людей, которых я знаю просто по книгам, по телевидению или просто по другим информационным данным - это уважаемые люди, которые хотят сказать свое слово в защиту нашего гражданского общества, в защиту каждого человека, который имеет права, записанные в конституции. Я, например, абсолютно убежден, что Павел Николаевич Гусев, который возглавляет эту комиссию, и я тоже состою в комиссии, и Николай Сванидзе, люди, которые с ними работают вместе - это люди, которые хотят, чтобы жизнь становилась лучше. Для чего мы собирались, для чего мы организовали, для чего все это было сделано?


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG