Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Геннадий Селезнев: "Юбилейное заседание - это хороший повод для раздумий"


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие председатель Государственной Думы второго и третьего созывов Геннадий Селезнев.



Евгения Назарец: Через час откроется юбилейное - 1000 - пленарное заседание Государственной Думы России. Оно будет состоять из двух частей - сначала торжественное, а после обеда рабочее заседание. Вечером состоится прием в Государственном Кремлевском дворце. В нынешней Госдуме работают 18 депутатов, пробывших в этом статусе все пять созывов. В юбилейном заседании примут участие все бывшие председатели Госдумы. Приглашены и Иван Рыбкин, и Геннадий Селезнев. Накануне 1000 заседания председатель Государственной Думы второго и третьего созывов Геннадий Селезнев дал интервью нашей радиостанции.


Что именно, какие достижения стоит отмечать, празднуя 1000 пленарное заседание Государственной Думы?



Геннадий Селезнев: Это хороший повод для раздумий - к чему стремились и чего достигли. Потому что, конечно, нынешнюю Думу не сравнишь с теми, что были - первой, второй и третьей. Было много фракций и депутатских групп - от правых взглядов до левых взглядов. Были бурные дискуссии по любому закону. Правительство не выходило из Думы, объясняя целесообразность принятия или не принятия того или иного документа. Сегодня все это решается или в администрации президента, или в Белом доме. Договорились, кнопки нажали и привет горячий, потому что у главной фракции есть 316 голосов. По сути дела, любой даже конституционный закон они могут рассматривать, даже не считаясь с мнениями всех остальных депутатов.


Если нужен был такой парламент, то мы его получили. Как я говорю, мы сегодня пришли к парламентаризму арабского типа. Формально парламент есть, а, по сути дела, каждый депутат, каждый член Совета Федерации согласовывается с администрацией президента. И, Боже упаси, если там кто-то появится неожиданный или не утвержденный теми людьми, которые теребят лидеров фракций, заставляют показывать списки, согласовывать кандидатов и так далее и так далее.



Евгения Назарец: А как вы полагаете, есть ли какие-то отличия, кроме очевидных в политическом и партийном составе между сегодняшней Думой и Думами тех двух созывов, когда вы были ее председателем?



Геннадий Селезнев: Да, из этих 1000 заседаний, по сути дела, по-моему, 570 заседаний, которые были при моем председательствовании, конечно, отличие огромное. Я помню то напряжение, с которым мы готовились буквально к каждому принципиальному закону. Интересно было слушать мнение правых депутатов, левых депутатов и центристов. Действительно шли бурные дискуссии. Не быстро походили законы. Это часто не нравилось правительству. Это раздражало президента, особенно Ельцина, но вместе с тем парламент выполнял как законодательные функции, так и функции представительной власти, поскольку широкий спектр политических взглядов депутатов в какой-то степени позволял сказать, что представлено мнение общества. Сегодня это все, к сожалению, очень и очень однобоко.



Евгения Назарец: Завтра около 100 депутатов на 1000, юбилейном, заседании получат награды и поощрения. По крайней мере, так пишут средства массовой информации. Как вы думаете, за что парламент награждает депутатов? Если бы это делали избиратели, тогда понятно. А вот когда сам парламент, мне кажется, тут какие-то разъяснения требуются.



Геннадий Селезнев: Мне кажется, это будут какие-нибудь, возможно, думские значки. Хорошая память для депутатов, для коллекционеров. Только желательно не по принципу, что в какой ты фракции, в какой ты партии, а какие ты внес конкретные заслуги, с какими ты обращался законодательными инициативами, что у тебя прошло, какие твои поправки обсуждались, были приняты или отклонены. В общем, за хорошую работу не грех чем-то и поощрить.



Евгения Назарец: В общем, депутатов награждают за некий вклад. На днях председатель Госдумы нынешнего созыва произнес то же самое словосочетание "вклад депутатов" в актуальном ныне контексте, дескать, нужно оценить вкладов депутатов в российских хоккей в связи с победой России над Канадой. Наградили депутата-хоккеиста Владислава Третьяка. Но у него-то сначала был вклад в хоккей, а потом уже депутатство. Вообще, кто и куда вносит вклад?



Геннадий Селезнев: Здесь, конечно, нужно, чтобы не делать такие смешные ситуации. Если ты получил определенные достижения в спорте, для этого существуют спортивные награды, государственные награды. Но, когда ты депутат, будь ты балериной или спортсменом, или еще кем-то, если за твой профессиональный вид спорта награждают, это, конечно, выглядит забавно. Потому что тот Закон "О спорте", который готовился на протяжении последних двух лет, с таким трудом был принят, конечно, там есть роль Владислава Третьяка в его подготовке. Он был председателем Комитета по спорту. Но, по-моему, его "Единая Россия" уже наградила. Они взяли и убрали его из председателей Комитета. Теперь Комитет возглавляет новичок - Сихарулидзе. Не знаю, чем он будет лучше Третьяка. Но, по-моему, Третьяк-то был как раз таким не слабым председателем Комитета, имел свое мнение, которое не всегда, видимо, нравилось вождям "Единой России". Вот в результате и поплатился. А сейчас за сборную по хоккею, видимо, получит какую-то думскую реабилитацию.



Евгения Назарец: Насколько я знаю, 18 депутатов в Думе нынешнего созыва работают еще с первого созыва. Но можно ли говорить, вообще, о профессиональном депутатстве и законотворчестве?



Геннадий Селезнев: Я глубоко убежден, что нельзя быть пожизненным депутатом. Конечно, может быть, для того, что если ты хочешь свою карьеру сделать с записью "депутат Государственной Думы", хочешь овладеть этой профессией (это действительно профессия), то два созыва - это нормальный срок. За два созыва можно многому научиться, многое понять. Вместе с тем, чтобы тебе уже замыленным глазом не смотреть на все, что происходить в законотворчестве, лучше, конечно, кого-то пропустить другого. Конечно, я против того, чтобы каждый год полностью весь состав Думы менялся. Новые депутаты, которые приходят, они примерно года два только подходы ищут к этой профессии, если, повторяю, они хотят стать законодателями.



Евгения Назарец: Но вам-то ваших двух созывов председателя хватило?



Геннадий Селезнев: Хватило! Потому что там и в прессе просачивалось, и поговаривали, что если бы я перешел в "Единую Россию", я бы мог остаться на третий срок. Я сказал категорическое - нет. Даже если бы я никуда не переходил, как условие, остаться на третий срок - это просто сойти с ума. Это тяжело, особенно когда Дума многопартийная. Сегодня Думой легко управлять, когда у тебя сидят одни единомышленники, смотрят на тебя добренькими глазами. Ты даже ощущаешь со стороны этих глаз какую-то поддержку. А когда ты смотрел в зал и видел, сколько зла и ярости в отдельных, так скажем, глазах, сколько такого негативного биополя направлено в твою сторону, сколько ненависти в некоторых глазах, то это, конечно, поверьте, очень неприятно.



Евгения Назарец: А сегодня бывает так, что вы размышляете о своих решениях, действиях, поступках тогда, когда вы были председателем Думы? Может быть, какие-то другие оценки этому выносите. Это возвращается к вам?



Геннадий Селезнев: Это возвращается. Но я сейчас как раз начал писать книгу. Так что, не буду пока ничего рассказывать. Выйдет. Я думаю, что это довольно интересный труд с анализом, что делалось.



XS
SM
MD
LG