Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поможет ли федеральный центр победить коррупцию в Орловской области? Когда жители приамурского села Крестовоздвиженка смогут дышать чистым воздухом? Кто ответит за ущерб, нанесенный жителям Саранска? Была голодовка заключенных в самарской колонии номер 6, или ее не было? Челябинск: Ветерану войны Михаилу Борисову 92 года. Недавно ее поставили в очередь на жилье. Ижевск: За что у пенсионера Вячеслава Перевощикова удержали половину пенсии? Ростов-на-Дону: Праздник без электричества. Вятка: Кто может семье инвалида Елены Гоголевой свести концы с концами? Казань: Почему старинные дома не ремонтируют? Псков: Народные танцы, как источник жизненной энергии


В эфире Орел, Елена Годлевская:



Орловскую область один за другим сотрясают коррупционные скандалы, связанные с незаконной передачей государственной собственности в частные руки, выделением федеральных земель под застройку и приобретением земельных участков в областном центре в частную собственность. Возбуждены десятки уголовных дел. Бывший заместитель губернатора и руководитель областного комитета по имуществу Игорь Сошников объявлен в федеральный розыск. Действующий заместитель губернатора Виталий Кочуев дает показания. Племянник губернатора области Егора Строева Юрий Куреев обвиняется в мошенничестве – против него возбуждено 74 уголовных дела. Арестован бывший руководитель Федеральной регистрационной службы по Орловской области Эдуард Тарасов.


Законность сделок с землей и госсобственностью, которая на протяжении ряда лет удивительным образом оказывалась в руках семей руководителей области и города Орла, давно ставилась под сомнение местной независимой прессой. Однако, несмотря на многочисленные публикации и запросы, как в адрес орловских правоохранительных органов, так и в адрес МВД и Генпрокуратуры, интерес к этому никто не проявлял. Более того, руководство УВД и прокуратуры даже заявляло об уникальности Орловской области, в которой коррупции просто нет. Позиция органов правопорядка изменилась после смены руководства в областной прокуратуре, УВД и Управлении ФСБ в конце прошлого - начале нынешнего года. И сразу появился результат. Дело не только в арестах. Власть настолько испугалась возможных последствий, что, к примеру, контрольный пакет акций бюджетообразующего предприятия «Орелоблэнерго» был возвращен государству в считанные дни. Сделка по передаче его частной фирме, возглавляемой бывшим замгубернатора Игорем Сошниковым, признана недействительной.


Комментирует депутат Орловского областного совета Василий Иконников:



Василий Иконников : Мы имеем дело с переделом собственности. Приватизация, которая идет, нечестная. По крайней мере, государство от приватизации имущества не имеет больших дивидендов. Дивиденды, в основном, прибыль, которая получается от приватизации имущества, оседает в карманах предприимчивых либо чиновников, либо аффилированных с ними экономических структурах. Отмена приватизации – это не в интересах федерального центра. Но если в судебном порядке будет доказано, что собственность приобретена незаконно, то в стране достаточно много примеров, когда собственность возвращается назад.


Можно привести пример по «Орелоблэнерго». Продали собственность, которая оценивалась в минимум 270 миллионов. Продали буквально за копейки – за 20 миллионов. В результате действий общественности, в том числе и депутатов, журналистов, люди, которые провели эту сделку, испугались и вернули собственность назад. Добровольно вернули. Потому что понимали, что дальше могут быть серьезные действия со стороны правоохранительных органов.



Елена Годлевская : Депутаты областного совета народных депутатов подняли документы о приватизации госимущества за последние три года и обнаружили, что все они не соответствуют требованиям областного Закона «О приватизации государственного имущества Орловской области». Депутаты ставят вопрос о превышении служебных полномочий, в том числе губернатором области Егором Строевым. На имя Генерального прокурора Российской Федерации Юрия Чайки уже направлен депутатский запрос с просьбой провести проверку приватизации госимущества в Орловской области с 2004 года, установить сегодняшних владельцев данных объектов, а это, как правило, либо родственники руководства области, либо аффилированные им структуры, чтобы доказать личный интерес чиновников в приватизации госимущества, и вернуть собственность государству как незаконно приватизированную.



Василий Иконников : Коррупция всегда присутствует в любом органе власти. Единственный вариант – насколько она поглощает, насколько она проникает глубоко в аппарат управления. В Орловщине проникло достаточно глубоко.



Елена Годлевская : Особый интерес вызывает законность приобретения семьей Егора Строева контрольного пакета акций алмазоограночного предприятия «Орел-Алмаз» и крупнейшей строительной организации Орловщины «Орелстрой». Немало вопросов вызывает законность выделения и приобретения земельных участков в городе Орле, в том числе, в частную собственность семьи бывшего мэра Орла, а ныне председателя Орловского городского совета Василия Уварова. Ставит независимая пресса и вопрос о законности получения руководством области по нескольку квартир. Ну а главный вопрос, который волнует орловцев, - насколько у правоохранительных органов хватит мужества и желания бороться с коррупцией. Дело в том, что два года назад борьба с коррупцией в Орловской области уже начиналась. Тогда за взятку на 7,5 лет осудили бывшего замгубернатора Александра Кислякова, а также главу администрации Советского района города Орла, городского архитектора и ряд других лиц. Однако на том все и окончилось. Действия правоохранительных органов были оценены местными аналитиками просто как образцово-показательная порка, нужная скорее для отчета, чем для наведения порядка в органах власти.


Орловцам не нужен отчет, им даже не нужна порка – в смысле наказания виновных. И депутаты, и журналисты, и простые люди сегодня говорят о необходимости чистки аппарата и создании системы, при которой бы чиновник не посмел бы даже думать о собственной выгоде. Но здесь они надеются только на федеральный центр.



Василий Иванников : Вообще, это система, система, которая сегодня наблюдается и в Орловской области, и мы видим аналогичные примеры по стране. С этим нужно бороться. Бороться с этим можно только на федеральном уровне.



В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:



На территории Константиновского района Приамурья обнаружено целое поле с трупами животных. Так решают проблему утилизации производственных отходов на свинокомплексе села Крестовоздвиженка, владельцем которого является государственное унитарное предприятие «Поляное». Трупный запах регулярно долетает до жилых кварталов. По мнению эпидемиологов, соседство с открытым несанкционированным скотомогильником 100-процентная вероятность возникновения серьезных инфекционных заболеваний более чем районного масштаба. Ведь для многих кладбище животных стало, как это не дико звучит, источником существования. И в Крестовоздвиженки из этого тайны никто не делает. Говорит Виктор Онищенко, бывший работник свинокомплекса.



Виктор Онищенко : Жители приходят, берут это мясо, кто плохо живет, кто не работает, малоимущие. Берут и пирожки, пельмени делают.



Антон Лузгин : Продолжает Вера Марченко, жительница села Крестовоздвиженка.



Вера Марченко : На скотомогильник люди ходят. И вот эту помойку друг другу продаем. Пирожки едим. Короче, туши свет это. Я даже отравилась сама, чуть в больницу не попала. Врача вызывала. К врачу обратилась, ни укола, ни таблетки нигде и ничего нет. Надо на Костяшку ехать. Пока до Костяшки доберешься, помереть можно. Если жар разгрести, там дышать нечем. Вонь везде. Что там творится! Там ужас! И это дети нюхают, там детский дом. Там помойка открытая. И этим всем дети дышат.



Антон Лузгин : На свинокомплексе в Крестовоздвиженке полностью отсутствуют очистные сооружения. Фактически окрестности села превращены в большую помойную яму. Отходы производства стекают в теперь уже бывшее озеро. Говорит Николай Третьяков, главный государственный ветеринарный инспектор Константиновского района.



Николай Третьяков : Здесь вообще не выдерживают никаких норм. Потому что здесь совершенно неочищенные идут сточные воды вместе с фикальными массами и утилизируются на этой территории. Потому что здесь даже никаких емкостей нет. Просто территория, которая заливается сточными водами. На протяжении всего существования комплекса как таковых очистных сооружений здесь не было.



Антон Лузгин : Впрочем, руководство мегафермы в Крестовоздвиженке это особо не беспокоит. Ведь штраф за помойку районного масштаба чисто символический – от 3 до 5 тысяч рублей. Одно непонятно – зачем было строить оборудованный по всем санитарным нормам скотомогильник и одновременно скидывать трупы животных в чистом поле? Ответ на этот вопрос так и не удалось получить. Руководители предприятия «Поляное» отказались от встречи, сославшись на занятость.


В прокуратуре Константиновского района пояснили, что расследовать преступление в сфере экологии не в их компетенции. Спасти репутацию предприятия-нарушителя попыталась глава администрации села Крестовоздвиженка Мария Филиппова.



Мария Филиппова : Сейчас начнут они строить еще один свинарник, где будут полностью перерабатываться все эти нечистоты. Они будут перерабатываться на удобрения. Какие сроки? У них документация готова, потому что уже есть проект, все есть. Но в этом году должен начать. Как деньги. Тут денежный вопрос.



Антон Лузгин : Недавно избранный глава Константиновского района Приамурья Константин Гамза намерен как можно скорее исправить эту ситуацию. Подготовлено соответствующее обращение в Амурское законодательное собрание и Дальневосточное полпредство. Продолжает Константин Гамза:



Константин Гамза : Любое предприятие, которое работает и занимается какой-то хозяйственной деятельностью, оно должно за собой как-то убирать следы. В лесу рубят, поляну подчищают. Потому как невозможно проехать через деревню, стоит смрад. Можно буквально в воздухе топор повесить.



Антон Лузгин : Как считают местные жители, Китай – очень удобный вариант, чтобы приписать ему любую эпидемию вблизи российской границы. Проверки партий овощей и фруктов из КНР на вирусы выглядят несколько комично, учитывая полную антисанитарию на некоторых российских приграничных территориях.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Буквально за несколько секунд хозяева пятнадцати квартир дома номер 24 по улице Пушкина столицы Мордовии лишились всей имеющейся дома бытовой техники и электрических приборов.



Альбина Клюкина : Радио вообще расплавилось, не подлежит ремонту. Микроволновка тоже на 1,5 тысячи. Телевизор, холодильник, машинку.



Игорь Телин : Альбина Клюкина рассказывает о том, какой урон ее семье нанесен тем, что по проводам в розетки было пущен ток напряжением не 220 как обычно, а 380 вольт. Она, как и другие жильцы этого подъезда дома, лишившиеся в одночасье всей бытовой техники, не знает, где искать виновных, и кто компенсирует дорогостоящий ремонт. В одной семье сгорели сразу три импортных телевизора, в другой задымился и навеки замолчал радиотелефон стоимостью 14 тысяч рублей. У всех жильцов оказались выведены из строя микроволновые печи и холодильники, у кого-то – стиральные машины.



Жительница : Я плакала. Это же невозможно.



Жительница : Мы квартплату всегда платим вовремя.



Игорь Телин : Все произошло утром, когда работающие жители дома завтракали и готовились отправиться на службу, а пенсионеры смотрели по телевизору новости и усаживались на диван в ожидании очередного сериала. Ирина Скворцова собиралась отвести в детский сад внука.



Ирина Скворцова : Соседка, домком, позвонила. Свет, правда, яркий-яркий. Потом немножко погодя у нас телевизор бахнул, и запах невозможный. Тут все уже вскочили.



Игорь Телин : Характерно, что многие жильцы – даже притом, что лишились бытовой техники, говорят, что им повезло. Повезло в том, что ЧП произошло утром, когда все были дома. Несколько человек заливали водой вспыхнувшие телевизоры. "А если бы нас не было дома?" – говорят. Ближе всех к пожару была квартира Шумаевых. Молодая мама Наталья отводила ребенка в детский сад, квартира была пуста, и лишь своевременное возвращение мужа с ночной смены спасло от пожара.



Наталья Шумаева : Муж пришел с работы с ночной, и уже здесь запах на всю квартиру стоял паленым. Он сразу понял, что что-то не то.



Игорь Телин : В квартире Шумаевых сгорел компьютер – и системный блок, и монитор, и принтер, и сканер, и модем. Для Натальи место за компьютером – рабочее, ее работа связана с интернетом. Теперь вся аппаратура стоимостью почти двадцать тысяч рублей полностью выведена из строя. Кроме этого, в квартире сгорели телевизор, DVD-плейер, магнитола и холодильник. Тем не менее, некоторым жильцам, например, семье Чесновых, удалось спасти часть домашней техники.



Сын Чесновых : У меня проснулась мама. Она почувствовала, что пахнет в комнате горелым. Холодильник прямо прыгал до потолка. Но я его успел выключить.



Игорь Телин : В доме номер 24 два подъезда, пострадали жильцы только одного из них. Соседнему подъезду повезло – там сработали электрические пробки, которые предотвратили беду. После того как первый шок прошел, жильцы сразу по мобильному телефону вызвали аварийную службу. Пришел мастер, осмотрел электрощиток, измерил напряжение. Оказалось – 380 вольт. У него даже аварийная лампочка на аппарате на куски разлетелась, говорят присутствовавшие при этом жители дома. Придя после этого в себя, мастер обнаружил вставку из проволоки, которая была переброшена с одной фазы на другую. "Заберите ее и храните как вещественно доказательство", - сказал электрик, с тем и ушел. Составлять акт он отказался, мол, нет у него полномочий. Потом пришла целая комиссия из домоуправления номер два.



Житель : Они осмотрели, сказали, что плохой сетевой фильтр, что нужно стабилизатор тут устанавливать, что они не виноваты.



Игорь Телин : И комиссия домоуправления также отказалась составить акт, говорит председатель домового комитета Людмила Загарских.



Людмила Загарских : Без акта… Кто виноват-то? Нам на кого сейчас жаловаться? Без акта мы ничего не можем предпринять.



Игорь Телин : Жильцы стали требовать обследования своей сгоревшей техники. Домоуправление на независимую проверку не согласилось и назначило свою собственную комиссию, рассказывает жительница злополучного дома Елена Писарева.



Елена Писарева : Просили мы, чтобы нам провели независимую экспертизу оборудования. Приходили с домоуправления представитель ТСЖ, электрик, главный инженер. Как бы специалиста обследования аппаратуры среди них не было. Акт не был составлен.



Игорь Телин : Однако оказалось, что этот акт все-таки был составлен. По крайней мере, так мне пояснила по телефону не представившаяся сотрудница домоуправления номер два.



Сотрудница домоуправления : Все акты составляли, акты печатали.



Игорь Телин : Этот документ должен составляться в присутствии жильцов и, соответственно, быть подписан ими. Это было сделано?



Сотрудница домоуправления : Конечно. Один экземпляр нам остается, а один под роспись берут квартиросъемщики.



Игорь Телин : Однако ни один из жильцов подъезда этого дома не признал, что подписывал подготовленные домоуправлением бумаги. Пострадавшие до сих пор не знают, с кого требовать возмещения ущерба. Со списком сгоревшей техники они ходили в домоуправление, но там отказались эту бумагу принять, заявив, что в случившемся виноваты сами жильцы - надо было каждый бытовой прибор через сетевой фильтр подключать, причем, чем дороже фильтр – тем лучше. Сумма понесенного ущерба – десятки тысяч рублей, так что жильцы твердо намерены добиваться компенсации. Они готовят коллективный и индивидуальные иски в суд и на домоуправление, и на фирму "Ватт", которая занимается в столице Мордовии подачей электричества в жилые дома.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Самарская исправительная колония номер 6 оказалась в центре скандала. Фонд «В защиту прав заключенных» распространил информацию, что 9 мая более тысячи осужденных, содержащихся в исправительном учреждении, объявили голодовку. По словам эксперта фонда «В защиту прав заключенных» Андрея Налетова, осужденные были недовольны тем, что администрация колонии отказывалась принимать их жалобы прокурору. Так же, как сообщил правозащитник, заключенные отряда номер 9 строгих условий содержания проживали в камере с бетонным полом и железным потолком, в которой даже летом было холодно. Фонд сообщил об этом уполномоченному по правам человека в Самарской области Ирине Скуповой. Омбудсмен посетила колонию и общалась с заключенными и администрацией исправительного учреждения. По словам Ирины Скуповой, условия содержания осужденных в шестой колонии соответствуют нормам.



Ирина Скупова : Все нормы соблюдены. И ситуация вполне благополучная. Что касается ШИЗО и СУЗА, там не идеальные помещения, но никак не пыточные, не камерные, не полуподвальные. Влажность есть, но вентиляция имеется. Насколько она хорошо работает? Я не техник. Пойдем дальше разбираться. Вода – холодная и горячая. Краны – по нормам. Туалеты, душевые комнаты – все это есть.



Сергей Хазов : Пресс-служба самарского омбудсмена распространила информацию, что «ни массовая голодовка в составе тысячи осужденных, ни индивидуальные протестные действия не имели место как на момент посещения колонии по результатам осмотра отрядов и собеседований с осужденными, так и в предшествующие дни, по информации от самих осужденных». Также в сообщении говорилось, что обстановка в колонии нормальная. «10 мая шли соревнования по футболу между отрядами. А голодовка с футболом совмещается не очень. Накануне – были торжественные мероприятия, посвященные Дню Победы. В том числе, отмечали и участников войны – их в колонии сейчас пять человек из числа осужденных», - отмечает в своем сообщении омбудсмен Ирина Скупова. «В работе пенитенциарной системы есть недостатки, но они совсем другие», - рассказал начальник Самарского управления федеральной службы исполнения наказаний Валерий Яковлев.



Валерий Яковлев : За четыре месяца мы задержали около ста человек при попытке доставить наркотики в колонию. Это во время свиданий, это используют и технику какую-то для производства, используют, к сожалению, и наши сотрудники. Такие факты есть. Сейчас два сотрудника арестованы. Мы их уволили. Они содержатся по стражей.



Сергей Хазов : Как рассказал самарский правозащитник Владимир Семенов, это уже не первый инцидент в самарской исправительной колонии номер 6. В сентябре прошлого года в колонии был насмерть забит заключенный Вячеслав Подангин. Вслед за этим около двухсот осужденных объявили голодовку. В прокуратуру заключенные направили 16 заявлений о возбуждении уголовных дел в отношении персонала исправительного учреждения, необоснованно применявшего физическую силу и спецсредства. По официальной версии, осужденный умер от двусторонней пневмонии, осложненной отеком легких. По версии осужденных, вследствие избиения сотрудниками колонии. По результатам прокурорской проверки в отношении нескольких сотрудников исправительного учреждения было возбуждено уголовное дело, которое в данный момент расследует Кировский межрайонный следственный комитет следственного управления Следственного комитета при прокуратуре России по Самарской области.


15 мая уполномоченный по правам человека в Самарской области Ирина Скупова провела прием родственников заключенных, содержащихся в колониях губернии. В основном с жалобами к омбудсмену обратились родители осужденных, отбывающих наказание в шестой колонии.



Ирина Скупова : Всегда при таких письмах письма с жалобами на бесчеловечные условия пытки читаются под двумя углами зрения – действительно ли нарушаются права, в какой части, кем именно, как. Не означает ли это попытки не согласиться с условиями содержания. Такое тоже есть. Есть осужденные отрицательной направленности, которые используют эту ситуацию.



Сергей Хазов : О том, что голодовка все же была, журналистам Ольга Иконникова, сын которой сейчас отбывает наказание в колонии номер шесть.



Ольга Иконникова : У него прямо гниение конкретное – все лицо, все тело. Ему требовалось лечение. Я с ним разговариваю, спрашиваю – что тебе делали? Он говорит – меня кололи антибиотиками и мазали зеленкой. А мое лекарство просто-напросто игнорировали. Происходят избиения, вешаются якобы сами. Все в синяках. В общем-то, это ни для кого не секрет.



Сергей Хазов : Самарские правозащитники намерены вместе с уполномоченным по правам человека следить за соблюдением прав осужденных в пенитенциарных учреждениях Самарской области.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Челябинской области ветерана войны, инвалида, которому вот-вот исполнится 92 года, наконец, поставили в очередь на жилье. До этого он изрядно помыкался - мотался от одной дочери к другой, делил крохотные комнаты с внуками. Рассказывает Вера Борисова, его дочь, у которой сейчас проживает ветеран в селе Тимирязевское Челябинской области.



Вера Борисова : Мой отец инвалид войны. Прошел не только Великую Отечественную войну, но еще и японо-китайскую войну. Демобилизовался в 1946 году. Отец воевал на Калининском фронте, потому что сам жил и родители жили в городе Калинине. Затем на Белорусском фронте и на Дальневосточном фронте. У отца два Ордена Славы, два Ордена Красной Звезды, один Орден Отечественной войны I степени, один Орден Отечественной войны II степени, медаль «За отвагу», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», медаль «За взятие Кенигсберга», медаль «За победу над Японией». Мои родители работали на заводе «Сельмаш». Сейчас он завод «Сигнал». Папа работал почти до 65 лет, уходя на пенсию в 50 лет, то есть долгое время работал еще на этом заводе.



Александр Валиев : Жизнь сложилась так, что после выхода на пенсию Михаил Михайлович Борисов расстался с женой и уехал в Краснодар, где повторно женился. Овдовев и оставшись один, он начал болеть и даже выпивать. Соседи написали детям, и те в 1989 году забрали его обратно в Челябинск. Ветерану было уже за 70. Сначала пожилой человек жил у своей младшей дочери, но вскоре там начались проблемы в отношениях с зятем. Вера Борисовна тем временем получила от руководства поселка рядом с детским садом, где работала заведующей, старый дом. Туда она и решила поселить отца.



Вера Борисова : Я забираю отца, привожу в этот заброшенный дом в более-менее нормальном состоянии и прописываю отца в этот дом. Так как ему уже 82 года и затопить печку он уже не в состоянии, он снова уезжает в Челябинск, и как раз попадает в дефолт. У него было довольно приличная сумма для того, чтобы купить жилье, он попадает в дефолт. Поэтому приобрести жилье мы так и не смогли. Отец проживает на территории своей младшей дочери. Я лично сама ставила в военкомат и жилищный комитет Ленинского района на очередь, но в течение 10 лет отец жил в комнате 14 квадратных метров с внуком. Внук уже вырос. Конечно, проживать в одной комнате с внуком очень тяжело.



Александр Валиев : Михаил Михайлович стал сдавать. Приехав к нему на 91-й день рождения, Вера Борисовна поняла, что дальше оставлять его в доме у сестры невозможно. И опять забрала его к себе.



Вера Борисова : Благодарна нашим медикам, которые помогли мне в этом. Мы привели отца в хорошее состояние. Врачи выбили путевку в госпиталь. Мы его там пролечили. И в апреле месяце отец приезжает из госпиталя. Самочувствие у него неплохое, по утрам делает зарядку. Вообще, он бывший спортсмен, хоккеист, футболист. Поэтому его состояние в принципе неплохое. Врачи в госпитале сказали, что у него прекрасное состояние здоровья. Но, несмотря на это, условия, конечно, ни у сестры, ни у меня… У нас нет отдельной комнаты для его проживания. Все время, в течение вот этих лет, почти 19 лет, отец ходит по квартирам своих детей, проживает не один в комнате. Потому что отдельного жилья ни у кого нет. Отдельной комнаты нет.



Александр Валиев : Чиновники в ответ на обращения советовали разное - воссоединиться ветерану с бывшей женой, остановиться у одной из дочерей, отправить внучку на съемную квартиру, а на ее месте разместить дедушку и, наконец, сдать его в дом инвалидов.



Вера Борисова : За все время, за месяц, обращения мне ни один человек не сказал – садитесь, расскажите, давайте подумаем, что можно сделать. Я бы очень хотела, чтобы все руководители, которые занимают должности, также давали присягу на Конституции, чтобы такого больше в нашей стране не было. Если люди отвоевали свое, то они должны иметь нормальные условия жизни. Меня последнее рассмешило письмо от администрации Чебакульского района, где написано, что «вашего отца мы поставили на очередь». Когда я звоню в совет района ветеранов, мне говорят, что мой отец стоит одиннадцатый, потому что у нас четыре квартиры. Они социальные. Самое главное, что в этих квартирах живут лица, которым 79-80 лет, а моему отцу 92 скоро будет. Поэтому, я даже не знаю, дождемся ли мы или нет.



Александр Валиев : По указу президента, до 2010 года нуждающихся в жилье ветеранов должны обеспечить квартирами. В 2010 году Михаилу Борисову, ветерану двух войн, кавалеру 16 медалей и орденов, герою, который брал Кенигсберг, Дрезден и Берлин, исполнится 94 года.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



70-летний ижевчанин Вячеслав Ефремович Перевощиков из своих четырех с небольшим рублей майской пенсии получил в сберкассе на руки две тысячи с остатком. Как объяснила ему женщина-оператор, две тысячи с него удержали согласно распоряжению пенсионных органов, которые получили соответствующее предписание от судебных приставов Индустриального района города Ижевска.


Нельзя сказать, что случилось это для него, как гром среди ясного неба. Нет, повестки от судебных исполнителей все трое граждан-истцов от собственников жилья дома номер 38а по улице Красногеройской получили заблаговременно. Вячеслав Перевощиков даже лично из рук судебного пристава. Дело в том, что Перевощиков со своими соседками Майей Пермитиной и Валентиной Волковой в течение двух с лишним лет судились с мэрией Ижевска и бизнесменом Игорем Найдиным. Чиновники незаконно разрешили, а Найдин без разрешительной документации пристроил к торцу их дома громадный пристрой в полдома величиной. И пока шли суды, пристрой вывел под крышу и оформил в собственность.


И хотя Верховный суд Удмуртской республики в октябре 2006 года признал постройку Найдина самовольной, год спустя пенсионеры проиграли новый суд с требованием её сноса – судья прикрыл предпринимателя после времени оформленными бумагами. Найдин не постеснялся потребовать от проигравшей стороны возмещения затрат на адвокатов, судья Андриянов присудил ему, правда, не 12, как требовал бизнесмен, а всего 6 тысяч рублей, поровну с троих истцов. Вот откуда взялся майский вычет из пенсии Перевощикова.



Вячеслав Перевощиков : Сняли и все. А я получаю деньги в сберкассе, в банке. Прихожу, а той суммы нет, 2 тысяч. Ладно, вопрос решился. Перебьюсь как-нибудь. Теперь подумайте, если там можно с моего счета взять, не касаясь нас, не предупредив, то можно с любого счета, не глядя снимать.



Надежда Гладыш : Я попыталась узнать, нельзя ли было вычесть эту сумму как-то помягче, всё-таки человеку месяц жить до следующей получки. Вот что сказала мне судебный исполнитель службы судебных приставов Индустриального района города Ижевска Екатерина Чиркова.



Екатерина Чиркова : Был суд. Судья вынес решение взыскать с них троих расходы по госпошлине. Предъявляют к нам на исполнение. Возбуждаем исполнительное производство, даем пять дней для добровольного исполнения.



Надежда Гладыш : Екатерина Чиркова пояснила также, что в её власти было вычесть эту сумму в рассрочку, процентов по 20-30 в месяц. Однако пенсионеры к ней не пришли и заявление об этом не написали, посетовала она. Правда, мне они сказали, что им она при встрече этого не предлагала.


Спросила я и исполняющую обязанности начальника ижевского управления Пенсионного фонда Ирину Шляпину, есть ли какие-то способы поддержать несправедливо наказанных пожилых людей?



Ирина Шляпина : Нам тоже очень жалко, но мы обязаны исполнить. Помощь мы в этом году сами вообще не оказываем, только через Управление соцзащиты населения. Заявления туда граждане подают. Там рассмотрение происходит. Мы не поможем.



Надежда Гладыш : Размер материальной помощи, на которую может рассчитывать ижевский пенсионер в отделах соцзащиты, столь мизерна, что на неё и рассчитывать не стоит. Ни за что наказанные ветераны надеются, что им поможет депутат. А независимая городская газета «День», следившая за неравной борьбой жителей с застройщиком, объявила сбор средств по подписке, чтобы не оставить в беде тех, кто пострадал за общее дело.



В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бакунин:



9 мая настроение ветерана труда Любови Савченко было совсем не праздничным. 63-ю годовщину великой Победы ей пришлось встречать без радио, телевизора и холодильника. Ещё 9 апреля восьмидесятидвухлетней женщине отключили электроэнергию. Хотя никаких долгов за участком номер 494 садоводческого товарищества «Салют» не числится. Как вспоминает сама Любовь Георгиевна:



Любовь Савченко : Зять приехал, заплатил всё, и уехал. Он только уехал, и через два дня они взяли и отрезали свет. Я копалась в огороде, а потом решила немного покушать. Пришла, холодильник открыла, ёлки зелёные, нет света. Соседка пришла, и говорит: нет, а у меня есть свет.



Григорий Бакунин : Любовь Георгиевна прожила долгую и сложную жизнь. Несколько лет назад ей даже пришлось оставить собственный дом и с небольшим количеством личных вещей перебраться из Чеченской республики на постоянное место жительства в Ростовскую область.



Любовь Савченко : Я ветеран труда, беженка из Чечни, прибежала. Ну, мы скорей собрались, и дёру оттуда. На целине была, целинник, медаль есть.



Григорий Бакунин : Вполне естественно, что Любовь Георгиевна относится ко Дню Победы с особым трепетом. Когда здоровье позволяло, сама ходила на парады и демонстрации. В последние годы обязательно смотрит праздничные репортажи по телевидению. А в этот раз даже не довелось посмотреть парад на Красной площади в Москве.



Любовь Савченко : Говорят, что было, показывали наш местный парад. Но я ничего же не могла увидеть. Мы, когда я жила в Чечне, то и на демонстрацию ходили строем все. Работала я в строительном управлении, все праздники проводили. Было очень хорошо, когда была советская власть, собственно говоря. А когда Дудаев заступил — вообще, крах.



Григорий Бакунин : Как оказалось, пожилая женщина стала невольно жертвой, если можно так сказать, «смутного времени» в садоводческом товариществе «Салют». В нём несколько месяцев назад поменялось руководство, и два председателя правления — бывший и нынешний — до сих пор выяснят отношения. Из-за этого более или менее налаженный быт людей, постоянно живущих в садах, заметно изменился. И ясное дело, что не в лучшую сторону. Рассказывает журналист областной газеты «Наше время» Юрий Иванов.



Юрий Иванов : Совсем недавно это было одно из лучших садоводческих товариществ области, и мы об этом писали. Это одно из немногих товариществ, которое получило субсидию губернаторскую на обустройство инженерных коммуникаций. Они построили прекрасную насосную станцию, мы об этом тоже писали, потому что не так уж много таких примеров. Было всё организовано, был порядок. Сейчас всё сложно. Я не буду давать никаких оценок, я не суд, я не прокуратура, ни милиция, наверное, этим они должны заниматься. Но то, что оставили пожилого человека без света, да на великий праздник Победы, это, конечно, ни в одни ворота не лезет.



Григорий Бакунин : Пока начальство ведёт между собой позиционные бои с переменным успехом и, не обращает внимания на «мелкие» в кавычках проблемы рядовых садоводов, те пытаются выжить самостоятельно, как смогут. Кому-то, как, например, Любови Георгиевне, помогают родственники, живущие на другом конце города:



Любовь Савченко : Килограмм пельменей привезли, а они все вот так слиплись, в общем, тесто получилось, ну что делать, я их вот так резала, в общем, не пельмени, а так. Где кошка съела, где собака. Отечественную войну пережила, голод пережила, чеченскую войну пережила, и это, наверное, переживу.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Елена Гоголева : Сидят в правительстве, вводят законы. Один спрашивает нас – сможем ли мы, инвалиды, прожить на эту сумму?



Екатерина Лушникова : Шесть тысяч в месяц – такую пенсию получает инвалид первой группы Елена Гоглева. У Елены церебральный паралич, заболевание возникло еще в детстве после травмы, полученной на тренировке. Елена мечтала стать звездой фигурного катания, а оказалась на больничной койке в результате врачебной ошибки.



Елена Гоголева : Когда зашивали, оставили тампон. Было загноение, потом чистку делали.



Екатерина Лушникова : Врачи категорически запрещали Елене иметь детей. Однако она родила двоих сыновей – Олега и Алешу. После родов возникли осложнения. И сейчас Елена может ходить, только опираясь на палку или на руку мужа Александра. Работать она не в состоянии. Вся семья живет практически на пенсию по инвалидности.



Елена Гоголева : От 6 тысяч надо отдать 2 иногда 2,5 за квартплату с телефоном со светом. Помимо этого надо обоим детям дать на проезд. Надо же их и одевать, надо кормиться, надо тетради покупать, ручки, пасту. На такую жить невозможно. Постоянно приходится занимать. Пенсию получаешь, все заплатил, долги отдал и тянешь на 1-1,5 тысячи весь месяц. Где-то муж ходит по ремонту, и я за ним, так как сама не могу оставаться одна. У меня бывает то высокое, то низкое давление. А когда давление, я сама себя не могу контролировать, бывают судороги. Я не могу взять ни таблетку, ни попить воды, ни измерить давление. Все это выполняет муж.



Екатерина Лушникова : Как человек, ухаживающий за инвалидом, муж Елены Александр получает государственное пособие – 575 рублей. Работать где–либо еще, во всяком случае, официально он не имеет право - в этом случае он лишится пособия.



Александр Гоголев : Вот так и выживаем, существуем.



Екатерина Лушникова: Вы обращались к кому-то за помощью?



Александр Гоголев : Везде отворачиваются.



Елена Гоголева : В администрацию обращалась, в дом, где губернатор сидит, но пока никто ничем не помог. Нет денег, говорят.



Екатерина Лушникова : Из-за трудного материального положения у семьи Елены Гоглевых возник долг по квартплате. Это уже больше десяти тысяч. Где взять эти деньги, чтобы погасит задолженность, Елена не знает.



Елена Гоголева : Ходить бутылки собирать, железо собирать… Я к этому не приспособлена. На работу нас не берут. Раньше нас на работу брали, потому что предприниматель, который брал на работу инвалида, им за это выделялась какая-то там премия или скидка. А сейчас это все убрали. Инвалидов сократили. То, что было дано инвалидам и малоимущим, сейчас уже все забрали власти. Почему сейчас много бомжей? Идешь по улице, иной раз, смотришь, в контейнерах аж прямо туда всем телом залезут, всю заразу собирают. Потому что людям жить не на что.



Екатерина Лушникова : Даже те льготы, которые были положены инвалидам до последнего времени, отменил Закон «О монетизации».



Елена Гоголева : Льготы на жилье, льготы на проезд, льготы на лечение. С наших пенсий не вылечишься. Мне бы хотя бы массаж получить бесплатно. Точечный массаж мне нужен, чтобы восстановить хотя бы частично мышцы, но за все надо платить. А бесплатного массажа у нас нет. Взять, например, таких мам, как я, которые имеют детей, я льготу на жилье сама имею, а дети мои льготы не имеют, хотя я считаю, что это не по закону.



Екатерина Лушникова : На бесплатный автомобиль «Ока» инвалиды детства теперь тоже не имеют права.



Елена Гоголева : Неужели нельзя ввести и оставить этот закон о том, что нам раньше, инвалидам, ветеранам выдавали машины. А сейчас ветеранам выдают, и выдают инвалидам, которые получили травму на производстве. А мы чем отличаемся от тех, кто получил травму на производстве? Мы же не сами заболели. За границей все это предусмотрено, а у нас этого ничего нет. А у нас инвалид – это вообще не человек, черное пятно.



Екатерина Лушникова : Изменить ситуацию можно будет только в том случае, если законы об инвалидах будут принимать сами инвалиды, считает Елена Гоглева, то есть люди, познавшие что такое жизнь с ограниченными возможностями на собственном опыте.



Елена Гоголева : Я так считаю, когда коснется закон того, кто эти законы создал, тогда он побежит и, может, пересмотрит эти законы. А пока человека не коснется, пока он сам не будет инвалидом, он это не почувствует. Конечно, не дай бог, если у кого-то это случится. Но другого я просто не вижу.



В эфире Казань, Олег Павлов:



Многие старинные дома Казани остались, к сожалению, только на страницах книг и в фотографиях. В центре города, в Старотатарской слободе, пока еще не стерт с лица земли дом купца и мецената, основателя товарищества на вере Гайнутдина Сабитова. Его судьба сейчас в руках управляющей компании Вахитовского района Казани. Дом 31 по улице Тукая, бывшей до революции Екатерининской, который населяют в основном инвалиды и пенсионеры, нуждается в серьезном капитальном ремонте. Не так давно, в квартире одного из жильцов потолок буквально упал на голову.



Житель : Чуть-чуть не придавило дочку у меня этим потолком. Она успела отскочить. Там надо перекрытия все менять, там все гнилье.



Олег Павлов : Двухэтажный, кирпичный дом, с массивными стенами в метр, а то и более толщиной, он всем свои видом показывает, что строили его на века. Вот только ухаживать забывали. Дом купца Сабитова, выглядит очень крепким, но как бы не умытым, неряшливым. А в подвал, где находятся практически все коммуникации, по словам Родиона, одного из жителей, вообще страшно заходить.



Родион : Каждый раз сюда спускаюсь и чувствую себя диггером каким-нибудь или экстремалом. Потому что здесь очень опасно находиться вообще. Здесь можно убиться очень легко. Сюда даже многие слесари боятся спускаться.



Олег Павлов : Впрочем, в подвал можно попасть и нечаянно. Прямо перед подъездом большая яма в асфальте. Жильцы называют её капканом на случайно забредшего путника. Это тем более верно, что фонаря тоже нет, и уютный в дневное время дворик, по ночам превращается в декорацию к фильму ужасов. Яму приказали засыпать, но руководство управляющей кампании Вахитовского района даже не удосужилось изучить предмет. Яма находится не в земле, а в перекрытии того самого огромного подвала. Попытки рабочих засыпать ее щебенкой были тщетны. Они это поняли когда перетаскали туда половину грузовика. Яма осталась, а у дома вырос холмик из неиспользованной щебенки. На этом коммунально-хозяйственная забота о памятнике истории и архитектуры закончилась.


На письмо с просьбой включить этот дом в программу капитального ремонта, жильцы получили от директора управляющей компании Вахитовского района господина Сайфутдинова туманный ответ, который гласит: «При наличии дополнительных средств будет рассмотрен вопрос о составлении проектно-сметной документации». Какие такие «дополнительные средства» жильцам не понятно. Думают - может это намек? Если уж к историческому наследию такое отношение, что же говорить тогда о простых хрущевках, которые в большинстве своем остро нуждаются в капитальном ремонте.



Жительница : Кто с нами особо-то будет разбираться? Я, например, честно говоря, не верю.



Олег Павлов : В 13 доме по улице Журналистов Казани, как манну небесную, ждут федеральных средств на капитальный ремонт. Некоторое время назад здесь, правда, починили крышу. Но лучше бы ее вообще не трогали, уверяют жильцы.



Жительница : Все осыпалось. Это после протекания новой крыши, которую поставили в 2003 году. И все течет, и течет. Не зря мы вынуждены были обращаться в Москву к Путину.



Жительница : Здесь нет даже распределительных щитков. Все провода подсоединены напрямую. Провода все старые. Им 50 лет. У меня даже счетчик горел в квартире.



Жительница : В любой момент может быть какое-то ЧП. Отопление не трогали ни разу.



Олег Павлов : Срочной починки требует не только свежеотремонтированная крыша. На балконы в этом доме не то что выходить, но даже и смотреть опасно. Фактически от них ничего не осталось – только торчит арматура с кусками сохранившегося бетона. Пока все эти дома в списках на капремонт в ближайший год не значатся. Но у них есть возможность попасть в нее в следующие два года. В Минстрое республики огласить весь список обещают уже осенью текущего года. К тому же, как уверяет заместитель министра строительства и ЖКХ республики Татарстан Рузил Хазиев, контроль за выделенными на капремонт деньгами будет самый серьезный.



Рузил Хаиев : Таких денег именно на ремонт жилья мы не видели. Поэтому я не могу сказать, какие органы и как будут контролировать – прокуратура или МВД, УБЭП. Я думаю, что контроль все равно будет.



В эфире Псков, Анна Липина:



Слышна музыка



Анна Липина : Кадриль - один из танцевальных номеров псковского хореографического ансамбля "Завалинка", который на днях отметил десятилетие своей творческой деятельности. "Завалинка" - единственный в России и уникальный танцевальный ансамбль семейных пар. Возраст танцоров от 35 до 55 лет. Большинство участников ансамбля никогда не занимались хореографией. Однако, глядя на задорные кадрили и залихватские пляски, и подумать нельзя, что на сцене - самодеятельный ансамбль.


Хореографический ансамбль семейных пар «Завалинка» родился в закулисье детского коллектива. Все завалинцы были когда-то родителями танцующих детей, говорит участница ансамбля Людмила Хафизова.



Людмила Хафизова : Образовались мы когда-то на детских праздниках. Наши дети ходили заниматься в ансамбль «Солнышко». И водили мы своих детей и чтобы не скучать в закулисье решили заниматься подготовкой праздников для своих детей. Мы делали пока танцевальные капустники, а потом подумали - неужели мы не можем точно также научиться танцевать как наши дети.



Анна Липина : Сейчас в ансамбле танцуют восемь семейных пар, правда, сами артисты называют свою «Завалинку» не творческим коллективом, а одной большой семьей. Говорит участница ансамбля Елена Иванова.



Елена Иванова : Когда идешь после работы домой и знаешь, что сегодня репетиция, хочется, конечно, прилечь на диван такой мягкий, уютный, но нет - надо идти, а когда приходишь - задор идет, такой настрой, нам очень весело. И получается, что мы не только занимаемся танцами, но и еще общаемся друг с другом, и у нас происходит такая разрядка эмоциональная.



Анна Липина : Репетиции начинаются так же, как и у профессионалов - разминка, станок, а потом многоразовые прогоны танцевальных фигур. Партнер Елены в ансамбле, а по совместительству муж Игорь, дополняет:



Игорь Иванов : Идешь как бы через силу, думаешь, ну вот устал, не хочется, а потом заряжаешься энергией.



Анна Липина : По профессии Елена - милиционер, а ее супруг - работает на радиостанции. Вообще, в коллективе танцуют продавцы и стоматологи, сантехники и педагоги, говорит Елена. И у кого-то если что-то случается, вполне способны решить проблемы своим коллективом - хоть водопроводную протечку устранить, хоть зуб вылечить. Все костюмы для выступлений в Завалинке шьют сами на вырученные от концертов деньги.


За 10 лет псковская "Завалинка" с гастролями объехала весь Северо-Запад России. Выступали даже в Испании и Латвии. Сколько концертов дали танцоры за это время - никто не считал. Говорят, что танцуют не для количества, а для себя и зрителей. Сейчас в репертуаре ансамбля десяток танцев, с которыми коллектив выступает на всех без исключения городских праздниках. В родном городе на концертах «Завалинки» неизменный аншлаг.



Звучит музыка



Анна Липина : Нынешний год в России объявлен годом семьи, а для участников ансамбля "Завалинка" каждый год из тех 10, что существует коллектив, вполне можно назвать годом семьи. Ведь псковская Завалинка - единственный в России хореографический ансамбль семейных пар.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG