Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Двадцать два года спустя. Успех французского кино в Каннах


Лоран Канте в Каннах вместе с учениками школы, где он снимал свой триумфальный фильм

Лоран Канте в Каннах вместе с учениками школы, где он снимал свой триумфальный фильм

Во Франции с удовлетворением восприняли победу национального кино на крупнейшем в мире и домашнем для французов кинофестивале. «Золотая пальмовая ветвь» Каннского фестиваля присуждена фильму режиссера Лорана Канте (Laurent Cantet) «Между стен» (Entre les murs; в английском переводе — The Class). Среди других лауреатов — актеры Клинт Иствуд и Катрин Денев, Бенисио дель Торо и режиссеры братья Дарденны. Российский режиссер Валерия Гай Германика получила специальную премию жюри конкурса «Золотая кинокамера» за полнометражный дебют — за фильм «Все умрут, а я останусь». Это рассказ о трех московских старшеклассницах, которые готовятся к школьной дискотеке — самому важному событию в их жизни. Теперь подробнее о главном победителе.


Лорану Канте — 47 лет, его родители, что немаловажно, учитывая специфику нового фильма — школьные учителя. Свой первый полнометражный фильм — «Отдел кадров» — он снял в 1999 году, другие его картины — «На подработке», «Дорога на юг». Автор нескольких киносценариев, лауреат нескольких французских профессиональных наград, в том числе премии «Сезар» за лучший дебют.


О причинах успеха фильма «Класс» и его режиссера из Франции говорит московский кинокритик Андрей Плахов: «Фильм Лорана Канте хорош тем, что он очень живой, очень эмоциональный, построен на остроактуальных реалиях современной Франции и рассказывает о том, что волнует сегодняшних европейцев и в частности французов, — очень простым и очень понятным человеческим языком. При этом картина не выглядит примитивной. Наоборот, в ней довольно тонко применен метод соединения документальных фактур и игрового материала.


Большинство актеров, которые играют, непрофессионалы. Действие происходит в школе, в пределах одного класса, который можно, мягко говоря, назвать мультикультурным, там практически нет белых лиц. Учитель французского языка пытается цивилизовать довольно дикую орду подростков, приобщить их к культуре, к пониманию хорошего французского языка, который им кажется абсолютно неприемлемым и непригодным для их существования. Вот на этом конфликте культур и поколений строится сюжет фильма, но при этом он абсолютно не абсолютизирует эти противоречия, хотя и показывает их настоящий драматизм.


Картина сделана с большим юмором, теплом и с оптимизмом. Она показывает, что все-таки, несмотря на противоречия, человеческий контакт возможен и учителю в итоге удается его установить. Я думаю, что здесь сыграло роль удачное сочетание, продолжение, с одной стороны, традиций французской психологической литературы, даже я бы сказал (кстати, это экранизация книги, написанная человеком, который стал прототипом героя фильма), и современного квазидокументального киноязыка.


Лоран Канте — режиссер, который давно интересуется именно этим срезом кино и развивает именно эту эстетику, на границу документа и фикции. Его первая картина называлась "Человеческие ресурсы", по-нашему ее можно перевести как "Отдел кадров". Он снял уже четыре фильма, все они были успешны, хотя в разной степени, и все затрагивали острые общественные и этические проблемы. Но вот новый фильм "Класс" действительно оказался наиболее успешным еще и потому, что он попал в Кантекст фестиваля. На фестивале было очень много вымороченных, переусложненных картин, в которых даже попытки говорить о реальности были замутнены этим сложным кинематографическим языком. А картина "Класс" оказалась в этом смысле абсолютно гармоничной, легкой для восприятия, эмоциональной. Она воздействовала на жюри под председательством Шона Пенна и на публику, и на критику, ей устроили овацию. И поскольку она была показана в последний день фестиваля, так случилось, что она и оказалась как бы эмоциональным и художественным пиком всего фестиваля».


Социокультурная проблема


Почему для Франции проблема межэтнического понимания стала столь актуальной? Как фильм Канте будет воспринят во французском обществе. Говорит обозреватель Радио Свободы Семен Мирский: «Возрождение интереса к социальному кино — жанру, сильно подзабытому со времен итальянского неореализма 50-х годов. Реализм так реализм. Картина воспринята здесь, прежде всего, как ценный вклад в дискуссию о судьбе французской системы просвещения. Решение каннского жюри было оглашено в разгар забастовок во французских школах. Кто бы ни стоял за этими забастовками, профсоюзы учителей, родительские комитеты, инициативные группы школьников, при всех разногласиях и противоречиях интересов все они сходятся в одном: французская система школьного обучения нуждается в глубинных реформах.


Попробуем продемонстрировать это на примере одной из сцен фильм. Родительское собрание, на котором, как водится, присутствуют главным образом матери школьников, ибо у отцов, когда они вообще живут с семьей, имеются другие заботы. Камера долго останавливается на лице женщины, не столь давно эмигрировавшей во Францию из одной из мусульманских стран и ни слова не понимающей по-французски. Среди других родителей не находится ни одного, кто мог бы или хотел бы перевести этой женщине то, что говорит стоящий у доски классный учитель.


Помимо пресловутой проблемы некоммуникабельности, якобы столь характерной для современного общества, эта сцена ставит вопрос о языке, не в качестве метафоры, а как конкретного средства общения между людьми, хотя и являющимися гражданами одной страны, но лишенными возможности общения друг с другом.


Двадцать четыре ученика школы имени Франсуазы Дольто в 20-м квартале Парижа живут и учатся в районе, в котором добрая половина семей находится в той же ситуации, в которой оказалась мама одного из школьников, не понимающая языка, на котором учится ее ребенок. Но добавим тут же, что фильм Лорана Канте при всей своей политической, скажем так, левизне и ангажированности — это все-таки фильм, а не программный документ и ценность его не в указании конкретных путей решения проблемы, а в осознании неблагополучности нынешней ситуации».


Заслуженная награда


Интересно, что сразу после победы фильма «Класс» режиссеру не позвонил президент Франции Николя Саркози и не поздравил его с победой. Похоже, что во Франции вообще не считают, что страна поднялась с колен — весь главный приз Каннского фестиваля французские режиссеры не получали уже 22 года. Почему? Об этом рассуждает Андрей Плахов: «Я не думаю, что французское кино где-то пропадало. Если оно не получало "Золотую пальмовую ветвь", это было, может быть, проявлением каких-то случайностей, а может быть, даже определенной скромности французского кино. Потому что французы никогда не пытались давить на жюри Каннского фестиваля, хотя и выставляли свои лучшие фильмы в конкурс, но довольствовались тем, что получали или какие-то второстепенные призы, или не получали ничего.


Последний раз французы получали "Золотую пальмовую ветвь" в 1987 году — за фильм "Под солнцем Сатаны" Мориса Пиала, который сегодня считается классикой, но тогда, как известно, эту награду освистали и самого режиссера. Это было компромиссное решение в год 40-летия Каннского фестиваля. С тех пор ничего не было, и все вспоминали уже как легенду имевший место успех "Шербурских зонтиков" или "Мужчины и женщины". Вот теперь все-таки французское кино получило по заслугам в лице Лорана Канте. Это, конечно, немножко странно, потому что ни Годар, ни Трюффо, ни Бриссон, ни другие действительно очень крупные французские режиссеры не получали этой награды. Видимо, это судьба. С другой стороны, Лоран Канте режиссер интересный, развивающийся, современный. Так что можно сказать, что эта награда заслуженная».


XS
SM
MD
LG