Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Записки путешественника. Флеминг без Бонда


Фоторобот Джеймса Бонда

Фоторобот Джеймса Бонда

28 мая исполнилось 100 лет со дня рождения британского писателя Яна Флеминга, автора романов о Джеймсе Бонде. Кем был создатель Бонда? Чем занимался в жизни Ян Флеминг? Я беседую об этом с обозревателем Радио Свобода Андреем Шарым, одним из авторов книги «Знак 007: На секретной службе Ее Величества», первого русскоязычного исследования литературного и кинематографического образов Джеймса Бонда.


— Существует ли Флеминг без Бонда?
— Ян Флеминг написал еще несколько книг, которые не очень хорошо известны даже поклонникам его творчества. Речь идет о двух небольших книгах, которые он написал для своего маленького сына Каспера, ну, это сказки. И он написал один или два сборника путевых заметок. Он очень любил путешествовать, как и Бонд. Ему удалось совершить кругосветное путешествие и, вообще, по роду своих занятий (он был сначала журналистом, потом разведчиком, потом высокооплачиваемым, высокопоставленным сотрудником административным крупной медиаимперии) много приходилось ездить. Он объездил весь мир и составил свои журналистские заметки. Они представляют собой, скорее, сиюминутный интерес и дают какое-то дополнительное понимание географии путешествий, приключений Бонда, дают дополнительное понимание того, насколько Бонд и Флеминг это один и тот же персонаж, насколько они были внутренне связаны. Потому что многие маршруты, которые Флеминг упоминает в своих записках, потом стали маршрутами Бонда. Прежде всего это относится к Карибскому бассейну, поскольку Флеминг очень любил Ямайку и проводил там примерно два месяца в году, когда позволяли ему работа и время. И несмотря на то, что Джеймс Бонд был великим путешественником, и действие романов и фильмов о Бонде происходит в самых разных странах, экзотических преимущественно, тем не менее основная сфера деятельности книжного Бонда — это Карибский бассейн, который Флеминг хорошо знал и который он описывал еще и в своих путевых заметках. Он пробовал писать и небольшие рассказы, часть из которых стала потом рассказами о Бонде, хотя по сути это такие зарисовки о жизни, любовные и нелюбовные, что-то между публицистикой и попыткой литературного осмысления реальности.


— Помогает ли слава Флеминга, как автора Джеймса Бонда, Флемингу — автору других произведений?
— Я думаю, что нет. Я думаю, что для массового сознания, и наверное, уже навсегда, Флеминг останется в памяти, и в истории литературы в том числе, конечно, только как автор книг о Бонде. Во-первых, в силу того, что, конечно, это лучшее из написанного им. Во-вторых, авторитет самого Бонда и книг о Бонде или образа, скажем так, Бонда — это один из немногих героев, о котором, я думаю, знает население всего земного шара. Я думаю, трудно найти даже в каких-то далеких африканских странах взрослого человека, совершеннолетнего, который был хотя бы раз не слышал, кто такой Бонд. Это не значит, что они знают Флеминга, конечно нет. Но Бонд — это как Иисус Христос, все, собственно говоря, знают, даже те, кто верят в других богов. Вот что-то похожее и с Бондом. Из-под этого огромного пласта литературного авторитета самому Флемингу никогда не выбраться. И кроме того, конечно, то, что он писал не о Бонде — это можно рассматривать, видимо, и с литературоведческой точки зрения, как вспомогательный материал.


XS
SM
MD
LG