Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жозе Мануэль Баррозу о парламентаризме и чешском председательстве в Евросоюзе


Владимир Тольц: Пока сравнительно гладко проходит процесс ратификации Лиссабонского договора, заменившего провалившийся проект Конституции. Страны-члены Европейского Союза, за единственным исключением Ирландии, решили на этот раз не выставлять итоговый документ на всенародное голосование, ограничившись его ратификацией в парламентах отдельных стран. На днях чешский парламент посетил председатель Европейской Комиссии Жозе Мануэль Баррозу, чтобы склонить чешских парламентариев к скорейшей ратификации документа. Мой редакционный коллега Ефим Фиштейн присутствовал на его встрече с законодателями.



Ефим Фиштейн: Чешский парламент, в котором доминирует консервативная Гражданская демократическая партия, отличающаяся последовательным евроскептицизмом, уже обратилась в Конституционный суд с просьбой дать заключение на предмет совместимости Лиссабонского договора с положениями чешской конституции. Это затягивает принятие окончательного решения, а между тем, время не ждет – он должен быть ратифицирован всеми членами ЕС до конца текущего года. Положение осложняется еще и тем обстоятельством, что с 1 января 2009 года именно амбициозное чешское правительство будет по ротации председательствовать в Евросоюзе, переняв эстафету от не менее амбициозной Франции. Вот почему, ответы председателя Еврокомиссии выслушивались чешскими законодателями столько внимательно.


Важно было понять, как представляет себе председатель Европейской Комиссии некоторые фундаментальные понятия, на которых зиждется конструкция Евросоюза – например, что такое субсидиарные отношения. Вот, как разъяснил свое понимание этого термина Жозе Мануэль Баррозу:



Жозе Мануэль Баррозу: Я лично считаю субсидиарные отношения исключительно плодотворными. В передаче полномочий сверху вниз я вижу тенденцию к сближению центральных институтов и граждан Европы. Все, что может быть решено на самом низком уровне, должно решаться именно там – чем ближе к гражданам, тем лучше. Такие вопросы не следует передавать вверх по инстанции. Это не значит, что разные уровни мы считаем подчиненными или вышестоящими. Современная демократия не организована как пирамида или вертикаль, она скорее напоминает сеть и организована горизонтально. Так функционирует и Евросоюз: уровень государств-членов и уровень брюссельских органов существуют рядом друг с другом, а не друг над другом. В одном ряду находятся государства-члены, Европейская Комиссия – уникальный орган управления, Европейский парламент, избираемый непосредственно гражданами, и Европейский суд. С другой стороны, именно потому, что Евросоюз состоит из 27 независимых государств, ему никак не обойтись без дееспособных брюссельских органов. По собственному опыту знаю, что без дееспособной Европейской Комиссии и авторитетного Судебного двора не работал бы и внутренний рынок ЕС. Каждая страна склонна к охране собственного внутреннего рынка, в результате все рынки бы были закрыты для внешнего мира. Важно помнить о своей ответственности перед гражданами Европы. Концепция субсидиарных отношений – это принцип переноса полномочий вниз, на уровень гражданского общества. При этом мы нуждаемся в единых правилах общения – не в предписаниях, а именно в правилах. Мы нуждаемся в общих институтах, которые вырабатывают правила и следят за их соблюдением. Только так можно поддерживать равновесие сил в ЕС. Вот почему Лиссабонский договор предусматривает не только взаимодействие национальных правительств в рамках Европейского Совета, но и прямое участие национальных парламентов в обсуждении всех планов уже на ранней стадии их разработки. Лиссабонский договор радикально повышает статус и роль национальных парламентов, создает условия для их взаимодействия с европейскими институтами.



Ефим Фиштейн: Европейский Союз в ходе своего становления сталкивается с рядом непредвиденных трудностей, с многочисленными новыми угрозами. Тут и энергетическая безопасность, и социальные проблемы, и демографический кризис, и нелегальная иммиграция. Какие из этих угроз Европейская Комиссия считает первоочередными? Ответ председателя Еврокомиссии:



Жозе Мануэль Баррозу: Подстерегающие нас опасности носят различный характер. Можно выделить угрозу безопасности, международный терроризм, климатические изменения, угрожающие будущему всей планеты. Все большую роль играют энергетическая безопасность, нехватка продуктов питания, нестабильность финансовых рынков, которая может иметь колоссальные последствия для нашей экономики. Следует особо отметить новые вызовы, которые связаны с резким усилением некоторых государств Азии. Вряд ли можно и нужно определять сравнительный рейтинг отдельных угроз, выделять среди них приоритетные направления. Ведь многие из описанных тенденций представляют собой, с одной стороны, угрозы, а с другой стороны, новые возможности. Вместо того, чтобы пугаться опасностей, европейцам следует усматривать в них шанс принять живейшее участие в процессе глобализации, предлагать миру свои решения, правила общежития. Я верю в эффективность открытой экономики и открытого общества. Но следует признать, что без общепринятых правил никакая открытая экономика не работает. Наши фундаментальные ценности и принципы должны быть взяты на вооружение всем международным сообществом – это касается законов об охране окружающей среды, о правилах честной и свободной торговли, об энергетической безопасности. Евросоюз, на мой взгляд, имеет все шансы добиться того, чего не могут добиться 27 членских государств, действуя поодиночке. Даже самые большие и сильные из членов ЕС не в состоянии достичь целей, которые достижимы лишь общими усилиями. Это не просто 27 стран – это почти 500 миллионов граждан. Евросоюз представляет собой самого крупного торгового игрока в современном мире, самую крупную экономику мира, крупней даже, чем хозяйство Соединенных Штатов. Наша помощь развивающимся странам занимает первое место в мире по своему объему. Вот почему нам не пристало бояться опасностей развития, наша задача – внести свой посильный вклад в процесс становления завтрашнего мира, так, чтобы он был лучше и достойней мира сегодняшнего.



Ефим Фиштейн: Обычным аргументом чешских евроскептиков является ссылка на чрезмерную регуляцию всего и вся в Европейском Союзе. Обязательный пример – кривизна бананов и огурцов, некоторые санитарные нормы, противоречащие здравому смыслу. Что думает председатель Еврокомиссии о множестве никому не нужных предписаний?



Жозе Мануэль Баррозу: Такая дискуссия ведется повсюду в Европе, не только в Чехии. Спорят об этом в Германии, Нидерландах, Австрии, Британии. Спорим об этом и мы в Брюсселе. И вот почему: наверно, давать заключение по отдельным предписаниям должны не чиновники и служащие европейских институтов, а независимые эксперты, имеющие соответствующий политический опыт. Я предложил бывшему баварскому премьеру Эдмунду Штойберу возглавить такую группу экспертов, исходя из того, что он всегда выступал за верховенство принципа субсидиарных отношений не только по отношению к Брюсселю, но и по отношению к Берлину. В ближайшем времени я жду его рекомендаций по сокращению бюрократических процедур, по борьбе с волокитой и проволочками в Евросоюзе. Но давайте будем откровенны, разве только в брюссельских органах можно встретиться с этими порочными явлениями? Разве они не типичны и для национальных органов отдельных стран. Я глубоко уверен, что крючкотворство зачастую приходит не из Брюсселя, а из национальных столиц. Это национальные столицы обычно настаивают на новом и новом регулировании, на инструкциях и предписаниях. Почти всегда, когда мы в Брюсселе решаем упразднить какой-то бюрократический идиотизм, находится одна-две страны, один-два парламентских комитета, которые настаивают на их сохранении. Подлинный секрет бюрократического бессмертия формулируется так – то, что однажды заведено, почти никогда невозможно отменить. Мы это прекрасно осознаем, но поверьте мне: Европейская Комиссия – это не бюрократический орган, хотя мы и занимаемся администрированием. Я, например, являюсь лицом выборным. Я не был нахзначеен кем-то на занимаемую должность, я был избран Европейским парламентом, в свою очередь избираемым населением Европы. Если мы хотим освободить Европу от гидры бюрократизма, то нам следует начинать бороться с ней на национальном уровне. Внимание надо сосредоточить на главном. Ведь не бюрократия создает богатства – его создают рабочие и предприниматели. Наше дело – создать им необходимые условия для работы. Поэтому вместо того, чтобы отдаваться взаимным обвинениям, нам надо объединить силы в деле борьбы с административным восторгом, который подчас осложняет жизнь нашим гражданам. Этим и занята сейчас группа экспертов, деятельность которой мы в Брюсселе всецело поддерживаем.



Ефим Фиштейн: Я привел лишь некоторые выдержки из выступления председателя Европейской Комиссии Жозе Мануэля Баррозу в чешском парламенте.


  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG