Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Преследования нальчикского адвоката Ларисы Дороговой


Владимир Тольц: На днях в Верховном суде Кабардино-Балкарии должны возобновиться предварительные слушания по уголовному делу о нападении на силовые структуры в Нальчике 13 октября 2005 года. Тогда в ходе вооруженного нападения были убиты 92 члена вооруженного формирования, 35 сотрудников правоохранительных органов и 15 мирных граждан. Правоохранительные органы отказались выдавать родственникам тела убитых боевиков, приняв решение кремировать их. Родственники посчитали эти действия незаконными и подготовили жалобу в Европейский суд по правам человека. На помогавшую им в составлении жалобы адвоката Ларису Дорогову после этого в республике стали оказывать разнообразное давление. Правозащитники убеждены, что местные силовые структуры поставили перед собой цель запугать адвоката и вынудить ее отказаться от выполнения своих профессиональных обязанностей. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: В Кабардино-Балкарии убеждены, что к вооруженным событиям октября 2005 года привели массовые притеснения сотрудниками милиции молодых мусульман. Начиная с 2003 года, согласно мнению правозащитников, в республике был развернут террор против верующих людей. Уже в те годы нальчикский адвокат Лариса Дорогова неоднократно занималась жалобами местных мусульман на действия правоохранительных органов. Адвокат Дорогова называет события октября 2005 года в Нальчике восстанием людей против милицейского произвола, при этом, конечно, не оправдывая способы выражения самого протеста. После того, как власти распорядились кремировать трупы убитых членов исламистской группировки, родственники этих людей обратились к адвокату Дороговой за юридической помощью. Они обвинили правоохранительные органы в нарушении российского законодательства и норм ислама, запрещающего кремацию. Летом 2007 года Конституционный суд России признал незаконным захоронение тел и до решения судом указал, что оно должно производиться с учетом традиций и обычаев погибших. На основании этого решения нальчикский городской суд признал незаконным и необоснованным следователя по особо важным делам генпрокуратуры России Алексея Соврулина о кремации 95 убитых участников нападения на Нальчик в 2005 году. Более того, родственники кремированных направили жалобы в Европейский суд по правам человека. Адвокат Дорогова помогала людям готовить эти жалобы.



Лариса Дорогова: 57 заявителей из 95 погибших, 57 родителей обратились. Всего три коллективные жалобы. Это, конечно, не украшает не только нашу страну, но и маленькую республику, когда уже столько много дел, столько много заявителей в Страсбургском суде. Тут уже по погибшим 57, а если еще по попыткам ушло. Заявления присылали, они тоже хотят обратиться у них нет возможности. Конечно, это невыгодно силовым структурам. Это получается иск к государству. В конечном итоге, если дело будет рассмотрено и рассмотрено положительно, наверное, все-таки кто-то будет отвечать за это.



Олег Кусов: Кабардино-балкарские правозащитники полагают, что власти не простили адвокату всего этого. Слово председателю правозащитного центра Кабардино-Балкарии Валерию Хатажукову.



Валерий Хатажуков: Я думаю, все упирается, знаете, куда – она активно участвовала в слушаниях в Конституционном суде, где родственники, родители обращались, требовали, чтобы кремация была признанна незаконной. Конституционный суд принял такое решение, что кремация была возможна, но только после решения суда. Теперь эти люди, которые стоят за этим решением о кремации, я думаю, они очень боятся этой ситуации, потому что чисто формально даже возможно возбуждение уголовного дела. Она помогает писать жалобы - это все не нравится.



Олег Кусов: Прокуратура Кабардино-Балкарии инициировала вопрос о лишении Дороговой статуса адвоката. Против нее дважды пытались возбудить уголовные дела, но обе попытки оказались несостоятельными. Затем начались угрозы физического устранения. Рассказывает глава международного комитета по проблемам Кавказа Руслан Кутаев.



Руслан Кутаев: Ей подбрасывали патроны, ей почту в подъезде, тоже с угрожающим содержанием письма подбрасывали. В интернет письма ей посылали, ей звонили. И в конце концов, когда она, на все эти вещи не обращая внимания, продолжала работать, 9 мая был захвачен ее сын 19-летний, белая «семерка» без номеров, где четыре человека сидели, насильно усадили его в машину, семь часов возили по Нальчику, по Кабардино-Балкарии, угрожали ему, угрожали матери, чтобы она прекратила заниматься тем, чем она занимается. Если вы не уедете отсюда, будет физическое воздействие и так далее. То есть здесь уже более серьезные сделаны шаги в отношении самой Ларисы и в отношении ее семьи. Она сегодня находится в опасности. Практика чеченская, ингушская, дагестанская показывает, как правило, после таких действий, дай бог, чтобы у нее все было хорошо. Но как правило, наступают крайние меры. И поэтому она обратилась ко мне с заявлением, и матери подсудимых тоже обратились как к председателю комитета с заявлениями. Я сейчас очень серьезно и много занимаюсь этими проблемами.



Олег Кусов: Адвокат перешла дорогу влиятельным силам, которые не хотят, чтобы за их деятельностью был установлен общественный контроль. Так считает глава правозащитного центра Кабардино-Балкарии Валерий Хатажуков.



Валерий Хатажуков: Мы считаем, что все, что происходит вокруг Дороговой, и попытки лишения ее статуса адвоката, те неприятности, которые с сыном произошли и так далее, я считаю, что все это связано непосредственно с ее профессиональной деятельностью, а именно с тем, что она защищает интересы людей, которые проходят по уголовному делу по событиям 13 октября 2005 года. Кроме того, я думаю, что за всем этим стоит все силы, которым в принципе не нравится, что на самом деле есть такая тенденция к стабилизации ситуации в мусульманской общине. Есть такие люди, которым не нравится, что все разные структуры, то, что есть попытки поставить под контроль политического руководства, общественности, они не хотят этого. Я очень надеюсь, что сообщество адвокатское не такого прецедента. Это им решать, когда нет никаких объективных оснований лишить ее статуса адвоката.



Олег Кусов: Лариса Дорогова убеждена, что мешает силовым структурам республики.



Лариса Дорогова: 28 лет я работаю адвокатом, все было нормально, успешно работала, никогда никакого давления не было. А здесь как только интересы моих доверителей, клиентов столкнулись с интересами силовых структур, тогда уже это давление началось на меня.



Олег Кусов: Адвокат принимает участие и в других делах, связанных с необоснованными притеснениями в республике молодых мусульман.



Лариса Дорогова: Вспомнила сейчас одно дело Нагаева, которого задерживали и который по официальной версии выбросился из окна 4 этажа, а по версии родителей его выбросили с 4 этажа. Вот его дело я тоже веду, оно на стадии расследования. Нагаев верующий мусульманин, его подозревали в том, что он оказывает содействие боевикам или мусульманам, которые находится в лесах. Его пытали, чтобы показал, куда он ездит, куда привозит продукты. У него лежали несколько килограмм мяса и сыра, которые он купил, как мать говорит, домой вез. А его заподозрили в том, что он вез лесным братьям. Однозначно можно сказать, что его пытали, потому что согласно заключению судмедэкспертизы, у него телесные повреждения, опасные для жизни причинены ему, множественные переломы и эти повреждения причинены за 6-12 часов до смерти. Уголовное дело возбуждено против сотрудников 6 отдела. Но у нас, как это бывает, против неустановленных возбуждено. И по крайней мере, на сегодняшний день никто не привлекается еще конкретно.



Олег Кусов: Усилия адвоката Дороговой и ее единомышленников направлены, конечно же, не на оправдание вооруженных акций исламистских группировок Кабардино-Балкарии. Деятельность адвоката способствует тому, чтобы взаимоотношения органов государственной власти и религиозных общин переходят в правовое русло, а взаимоотношения такого рода могут исключить в будущем вооруженные выпады исламистов против силовых структур. Так считает глава правозащитного центра Кабардино-Балкарии Валерий Хатажуков.



Валерий Хатажуков: Если мы сравним с тем, что происходило накануне событий 13 октября и тем, что сейчас ситуация, то она отличается тем, что все, что происходит в мусульманской общине, стало гораздо открытее, прозрачнее, появилась какая-то возможность публично влиять на ситуацию через другие органы. Мы же непосредственно работаем, у нас есть возможность сравнить. Мы практически не регистрируем фактов физического насилия - это для нас огромное достижение. Если мы сравним с тем, что происходило накануне событий 13 октября - это совсем другая ситуация. Хотя есть и другие факты, когда абсолютно необоснованно проводятся обыски, допустим, когда есть факты задержаний необоснованных. Но мы гордились, что фактов физического насилия не зафиксировано. Это патология, когда такое происходит. Появилась возможность влиять на эту ситуацию. Мы регулярно проводим пресс-конференцию, мы участвуем в судебных процессах. Полтора года назад провели научно-практическую конференцию, где та же Дорогова выступила с докладом, издали сборник документов. Это все без событий 13 октября, все, о чем я говорю, просто было невозможно. Я имею в виду под стабилизацией эту тенденцию, которая наметилась



Олег Кусов: В Дагестане и Ингушетии, по мнению северокавказских правозащитников, силовые структуры противопоставили себя исламистским общинам. Борьба с радикалами приобрела сугубо вооруженный характер. У Кабардино-Балкарии есть еще шанс решить подобные проблемы цивилизованным путем, полагает Валерий Хатажуков.



Валерий Хатажуков: Я считаю, что у нас еще есть шанс не довести ситуацию до этого, именно если мы сможем выдержать эту наметившуюся тенденцию. Я считаю, что она пока хрупкая, но она существует. И минимизировать силовую оставляющую и максимально делать весь процесс открытым, и используя судебную систему, другие государственные структуры, я имею в виду прокуратуру, органы надзора и так далее, попытаться решать эти проблемы. Кроме того, я считаю, что в Кабардино-Балкарии, если взять такой фактор, как культурно-исторический, кабардинцы, балкарцы, для осуществления такого исламистского проекта этот фактор культурно-исторический очень слаб, никакого основания здесь никогда не было. Роковую роль в тех событиях 13 октября сыграл тот режим политический, который тогда был насквозь коррумпированный, насквозь закрытый, для которого было очень выгодно иметь такую ситуацию, она позволяла перед Кремлем, перед центром демонстрировать, что им тяжело и плохо, здесь ваххабиты и так далее. Если нам удастся, что сегодняшний режим более-менее, я ни в коем случае его не идеализирую, но он качественно отличается от того, что было, он открытый более, более прозрачный. Тот факт, что мы можем легально, публично обо всем говорить, работать - это имеет очень большое значение. И я думаю, я верю, что нам удастся избежать, не довести ситуацию до того, что происходит в Дагестане или в Ингушетии.


  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG