Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юрий Осипов остнанется главой Российской академии наук


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Орлова.



Андрей Шарый: Общее собрание Российской академии наук сегодня выбирало президента академии. В итоге Юрий Осипов сохранил этот пост на грядущее пятилетие. Российскую академию наук к нынешнему моменту он возглавляет уже 17 лет подряд. Помимо Осипова, на этот пост претендовали члены президиума Академии наук Владимир Фортов и Валерий Черешнев. В среду, напомню, были избраны 44 академика и 112 членов-корреспондентов Академии наук.



Ольга Орлова: Уже много лет на общем собрание РАН атмосфера не накалялась так сильно, как сегодня, перед выборами президента академии. Все предыдущее десятилетие академики демонстрировали монолитное единство в решимости отстаивать права академии и противостоять давлению извне, со стороны правительства. Поэтому прошлые выборы, которые состоялись 7 лет назад, были безальтернативными. Среди своих членов академики не находили достойного оппонента Юрию Осипову, известного своей твердостью в вопросе сохранения особого статуса Академии.


В этот раз на пост главы РАН претендовали сразу три кандидата. У Юрия Осипова уже была возможность изложить более подробно свои планы общему собранию накануне, и потому он был предельно краток и подтвердил свои намерения реализовывать программу развития Академии, принятую ранее. Владимир Фортов, который также опубликовал свою программу и в академической газете «Поиск», и в интернет-изданиях, особенно подчеркнул свое намерение бороться с бюрократией в академии. Для наглядности он показал две книги – «Административный справочник Академии СССР» и «Административный справочник РАН». Фортов заметил, что Академия в советские годы была на 60 процентов больше, чем сегодняшняя, однако справочник, выпущенный в советские годы, на 60 процентов тоньше. А наиболее эмоционально среди кандидатов выступил Валерий Черешнев. Его планы включают более радикальные перемены, связанные с интеграцией Академии в рыночную экономику.


Своими впечатлениями от выступлений кандидатов поделился основатель Института теоретической физики имени Ландау, академика Исаак Халатников.



Исаак Халатников: Программы очень мало выражали, они были краткими и очень общими. Не столь общая программа Черешнева, но мы же понимаем, что это популистская программа, не содержащая ничего конкретного. У нас есть основания дать шанс Осипову еще раз. Изменились начальные условия, и он должен сыграть еще раз.



Ольга Орлова: Аргумент о том, что теперь, когда, благодаря стараниям Юрия Осипова, академия отстояла право жить по собственному уставу, а правительство увеличивает финансирование РАН, именно теперь у Осипова есть возможности показать на что он способен, - этот аргумент звучал как общее место в выступлениях сторонников Осипова во время дискуссий. Евгений Примаков напомнил собравшимся, что у Осипова хорошо налаженные отношения с властью, и поэтому со стороны академиков было бы неосмотрительно менять его на другого руководителя, которому только предстоит потратить время, чтобы найти общий язык с правительством страны.



Евгений Примаков : Очень важно, чтобы во главе Академии стоял человек, которые уже наладил отношения с руководством страны, которого знают руководители страны очень хорошо как президента Академии наук и который защищает интересы академии не только публично.



Ольга Орлова: Сторонники Фортова тут же напомнили, что он человек, для власти тоже не чужой, и давно уже вхож в правительственные коридоры, еще во времена своей деятельности на посту министра науки. Однако главным аргументом со стороны как сторонников Фортова, так и Черешнева был призыв сохранять возрастную ротацию в руководстве Академии, чтобы избежать «власти стариков». О том, как опасен прецедент бессменности власти, о том, что это дискредитирует академию в глазах как всей страны, так и зарубежного научного сообщества, говорил своем выступлении академик Спирин.



Александр Спирин: Мы это все проходили и в истории страны, мы это проходили в истории целого ряда организаций. Это неизбежно означает стагнацию. Прецедент с бессменностью – это означает очень серьезную дискредитацию нашей Академии.



Ольга Орлова: Но, несмотря на всю остроту ситуации, в широком научном сообществе все чаще звучит мнение о том, что любой исход выборов не может повлиять на судьбу Академии в целом, так как она нуждается в таких кардинальных переменах, к которым ее члены не готовы, хотя бы психологически, и потому ее развитие не зависит от того, останется на посту Юрий Осипов или нет. Вот мнение Владимира Фортова.



Владимир Фортов: Я сам энтузиаст Академии вне зависимости от того, кто этой академией руководит. Потому что те принципы, которые там заложены, они, на самом деле, очень правильные. Вот я много раз имел возможность убедиться в этом. Я сам был министром и вице-премьером, но я знаю, что такое руководить министерством, и я знаю, что такое руководить Академией наук – это совсем другие стили руководства. Там это жесткое подчинение, почти казарма, а здесь надо убедить. Убедит Осипов – значит, будем работать с Осиповым.



Ольга Орлова: Именно так, Владимир Фортов как и остальные академики еще пять лет будут работать с Юрием Осиповым. Поскольку в итоге Юрий Осипов набрал 651 голос, тогда как за Владимира Фортова проголосовали 486 человек. Валерию Черешневу отдали предпочтение меньше 100.



Андрей Шарый: Переизбрание Юрий Осипова на пост президента Российской академии наук и перспективы реформы Академии я попросил оценить научного обозревателя интернет-сайта «Полит.ру» Бориса Долгина.



Борис Долгин: То, что результаты выборов президента Академии оказались именно таковые, да, конечно, это свидетельство того, что большинство Академии, видимо, не склонно к слишком скорым изменениями. Если даже таких мягких изменений, которые были предложены Фортовым или предполагались от имени Фортова, не захотели. В то же время результата полученные говорят о том, что очень значительную часть, действительно заметную часть (это не 10, не 20 процентов) что-то в происходящем не устраивает. Что не устраивает? Скорее всего, разных разное. Скажем так, если посмотреть на Академию наук немного извне, что мы увидим, что не устраивать может очень многое. Когда мы смотрим на Академию наук, вопрос о том, что, собственно, перед нами находится, как-то немножко отходит на второй или на третий план. Что это такое? Это профсоюз ученых? Это орган лоббизма, который призван как-то перед властями или перед обществом отстаивать интересы научного сообщества? Это какой-то синклит мудрецов во всех вообще областях? Это как бы высший экспертный совет, который должен помогать, не важно, государству, общественным структурам разбираться в том, что и как надо делать? Сторонников у каждой из этих точек зрения вполне хватает. Четкого ответа на вопрос о том, что это именно, скорее не существует.



Андрей Шарый: А у вас есть такой ответ, Борис?



Борис Долгин: Сейчас Академия наук пытается выполнить каждую из этих функций, точнее говоря, пытается приобрести ресурсы под наполнение каждой из этих функций, но в то же время отвечать ни за какую из этих функций, скорее, не готова. В том смысле, что, с одной стороны, подразумевается, что курс на инновацию должен дать дополнительные деньги каким-нибудь академическим структурам, которые помогут, и так далее. А когда возникает спрос: «А где же наши инновации?» – возникает новый акцент: «Нет, мы тут фундаментальной наукой занимаемся». Когда возникает вопрос: а где же публикации российских ученых в ведущих международных изданиях, где соответствие их по индексам цитирования и так далее? - нам говорят: «Нет, у нас свои традиции, у нас немножко иначе это устроено». Когда же нужно финансировать международную деятельность, напротив, возникает необходимость интеграции в международное научное сообщество и так далее. Есть желание заниматься всем, нет готовности отвечать ни за что.



Андрей Шарый: Это означает, что Юрий Осипов плохой руководитель?



Борис Долгин: Нет, это означает, что нужно разобраться, по какой шкале оценивать Академию. В полной мере ни одна из функций, перечисленных мною, Академией не выполняется. Но есть другая проблема. Хорошо, представим себе, что Академию отменили. Понятно, что ни у кого политического ресурса отменить ее вообще не существует. А что на ее месте? У всех, кто задумывался над реформированием науки, возникало опасение: а не будет ли еще хуже? Поэтому политика по отношению к Академии наук всегда была половинчатой: шаг вперед – два шага назад. Что-то изменим, что-то дадим, что-то оставим. Это создает свои проблемы, потому что провоцирует руководство Академии на то, чтобы саботировать любые изменения, более того, подавать вниз сигналы: это мы вас защищаем от изменений, от изменений будет хуже; те изменения, которые мы вам проводим в соответствии с указаниями, они вам и мешают. Хотя нередко изменения, происходящие через Академию наук, через руководство Академии наук, оказываются, скажем так, куда менее выборочными, куда менее осмысленными, чем то, что задумывается в качестве изменений.



Андрей Шарый: И еще один штрих к сегодняшнему заседанию общего собрания Российской академии наук: она не намерена вносить в свой устав поправки, согласно которым академики и члены-корреспонденты могут лишены этих пожизненных званий. Это значит, что Борис Березовский, ради исключения которого из академии и были предложены поправки, сохранит свой статус члена-корреспондента. Юрий Осипов, аргументируя это решение, вспомнил попытки исключить из академии наук академиков Трофима Лысенко и Андрея Сахарова. По словам Осипова, Академия никогда никого не исключала, а изгнание Березовского из Академии может создать глупый прецедент. Как член-корреспондент Российской академии наук Березовский сейчас каждый месяц получает стипендию в 10 тысяч рублей.


XS
SM
MD
LG