Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Хазарская коллекция в Историческом музее





Марина Тимашева: 27 мая Государственный Исторический музей с размахом отпраздновал 125-й день рожденья. А незадолго до этого президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский преподнес музею в дар свою уникальную «Хазарскую коллекцию» археологических древностей. Рассказывает Лиля Пальвелева.




Лиля Пальвелева: Начну с парадоксального утверждения: это очень грустно, что Евгений Сатановский, путем покупок и обменов, сумел собрать свою богатейшую коллекцию. На арт-рынок все эти предметы пятого - одиннадцатого веков попали благодаря трудам «черных археологов». Это значит, что ценнейшая информация, связанная с исследованием устройства захоронений, культурных слоев и географии раскопов, для научного мира потеряна навсегда. Ну а о радостной стороне события в день вручения музею дара говорил директор Института археологии РАН Валентин Макаров.



Валентин Макаров: Обычный, экономический способ пополнения археологических собраний - пополнение их вещами из раскопок. Сегодня мы получаем археологические вещи из большого частного собрания, и это напоминает нам недавнюю историю, 90-е годы, когда государство во многом потеряло контроль над археологическим наследием, археологические памятники стали объектами грабежей, стали объектами нелегальных раскопок. Появились люди, которые приобретают эти вещи, и единственным правильным путем было выкупить эти вещи и сделать так, чтобы они не были распылены, не были утрачены, чтобы они были отреставрированы. И вот мы видим одно из таких собраний, которое сложилось в результате выкупа этих вещей.



Лиля Пальвелева: А теперь – слово дарителю, Евгению Сатановскому.



Евгений Сатановский: Это же хорошо, когда вам что-то дарят. Потом должна болеть голова, куда это разместить, делать выставки и так далее.




Лиля Пальвелева: На этот счет у директора Исторического музея, Александра Шкурко, уже есть некоторые соображения.



Александр Шкурко: Это 1800 с лишним предметов, но каждый предмет достоин того, чтобы его назвать отдельно. В ближайшее время в Восьмом зале мы поставим, по крайней мере, одну витрину, в которой представим несколько знаковых предметов для того, чтобы в течение нескольких месяцев посетители Исторического музея могли взглянуть на эти вещи, могли увидеть аннотацию, текст. Более сложная задача - рано или поздно, объединив материалы этой коллекции с материалами Исторического музея, сделать выставку масштабную, значимую, посвященную древней Хазарии. Но это, так или иначе, наша будущая задача.



Лиля Пальвелева: Она тем более важна, что о некогда процветающем и могущественном тюркском государстве – Хазарском каганате – неспециалисты осведомлены очень плохо. Виной тому, говорит археолог Ирина Аржанцева, которая курировала коллекцию Сатановского – антисемитизм.



Ирина Аржанцева: Тематика Хазарского каганата, как мы говорим, это тема, широко известная узкому кругу специалистов. На нее в свое время был наложен запрет, на ее озвучение, поскольку известно, что в конце 8-го - начале 9-го века хазарская элита приняла иудаизм.



Лиля Пальвелева: Так что, не случайно профессор РГГУ Владимир Петрухин заявляет.



Владимир Петрухин: Что должен был знать всякий человек, получивший более или менее приличное среднее образование? Какой наш с вами долг? Мы с вами должны «отмстить неразумным хазарам». Я пытался объяснять тем же студентам, что все в порядке, отмстили, князь Святослав Игоревич справился с этой давно поставленной задачей так, что мы теперь не можем найти те города, по которым он прошелся в конце 10-го века. Но вот все-таки дошло дело и до того, что мы начинаем осознавать необходимость выяснения того, откуда взялось это государство, которое считало себя вправе мстить свои предшественникам, и не в состоянии обойдись здесь без варягов и без хазар, нам надо как-то понять, что это было.



Лиля Пальвелева: По признанию Ирины Аржанцевой, каких-то новых, неожиданных сведений коллекция Сатановского не дает. Ее ценность в другом.



Ирина Аржанцева: Здесь наиболее полное собрание вещей элитных, то есть это были воинские захоронения, вещи уникальны. Аналоги мы им знаем, но в более дешевом исполнении. Расширить наши представления о религии хазар мы, за счет этой коллекции, не можем, но представление об уровне материальной культуры – безусловно, да.



Лиля Пальвелева: Что же касается религии, то в декоре всех этих поясных пряжек и подвесок, в деталях конской упряжи и людского вооружения отразился не иудаизм, а более ранние языческие верования. На одной вещице, на двухголовом, как Тянитолкай, коне – стоячая человеческая фигурка. Другая орнаментирована бородатыми узкоглазыми личинами. А особенно выразительны так называемые «пляшущие человечки». Этот устойчивый изобразительный мотив мы встречаем на многих предметах. Согнутые в локотках руки подняты вверх. Согнутые в коленках ноги повернуты в одну сторону. И вот комментарий Ирины Аржанцевой.



Ирина Аржанцева: Это типичный набор предметов роскоши. Он отражает вкусы элиты и, может быть, мало отражает какие-то религиозные постулаты и установления. Это свидетельствует о мощи. Если небольшая группа людей аккумулирует такое небольшое количество вещей, а большинство из них делалось, скорее всего, где-то в причерноморских ювелирных мастерских, некоторые привозились непосредственно из Византии, особенно предметы украшений с драгоценными и полудрагоценными камнями, мы можем говорить о том, что эта группа обладала очень большим политическим весом. Меня, как археолога, здесь вдохновляет то, что мы имеем коллекцию непрерывной визуализации. Это характерные для этого времени Хазарского каганата изображения человечков, пляшущих людей, лиц, личин. В настоящий момент мы с моей коллегой готовим такой опус о причинах изображений, почему традиция изображения человеческих личин на поясах, на предметах украшения, так широко был распространена в Хазарском каганате. Здесь действительно представлена и орнаментика, и специфические узоры, и дизайн характерные именно для Хазарского каганата с его имперскими замашками и со своими своеобразными представлениями, может быть, о мифологии, о загробном мире.



Лиля Пальвелева: А пляшущие человечки, как персонажи, они как-то объясняются?



Ирина Аржанцева: Изображения фигурок мы связываем с оберегами, с какими-то защитными функциями предмета. Потом, постепенно, утрачивается функция амулета, и переходит в качестве дизайна, избранного именно этой группой людей, как такой этнический маркер. Вот изображения человечков, происходящее, очевидно, из амулетов, которые были распространены в это время, они переходят в дизайн точно так же, как цветок лотоса - тоже визитная карточка хазарского дизайна. Все они имеют то, что мы называем «бэк граунд» - они происходит из каких-то амулетов, оберегов, носящих функцию, истинное значение которой археологи никогда не узнают. Может быть, и не надо. Зато здесь огромное поле для фантазии.



Лиля Пальвелева: Хазары некогда жили на территории Нижнего Поволжья и Северного Кавказа, а потом бесследно растворились среди других тюркских народов










XS
SM
MD
LG