Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Распродажа госсобственности в Белоруссии


Сергей Сенинский: В Белоруссии готовят к продаже крупнейшие государственные предприятия. Две недели назад президент страны Александр Лукашенко принимал в Минске совладельца российского газового холдинга «Базовый элемент» Олега Дерипаску, который приезжал для обсуждения условий возможной приватизации минского автомобильного завода. В те же дни концерн «Белнефтехим» заявил о планах продажи двух своих подразделений «Полимер» и «Нафтан», которые считаются одними из наиболее привлекательных для инвесторов предприятиями белоруской промышленности. Эксперты полагают, что распродажа крупных национальны промышленных компаний очередной этап тихой приватизации, которая идет в Белоруссии с одобрения руководства. Малый и средний белорусский бизнес, отмечают эксперты, уже давно раскупается зарубежными инвесторами, главным образом из России. Об этом в материале Андрея Бабицкого.



Андрей Бабицкий: Приватизационные планы кардинально меняют облик белорусского политического режима, который долгие годы строго придерживался позиции преемника советской власти в части социально ориентированной экономики. Теми или иными путями Александру Лукашенко удавалось удерживать систему, при которой сохранялся относительно невысокий, но общий почти для всех уровень жизни, обеспечиваемый государством. Вера в социальную справедливость, которую как последний из могикан пытался отстоять белорусский президент, обеспечивала стабильно высокий рейтинг властям. В чем причина, почему вдруг такой резкий поворот? Вот что думает по этому поводу обозреватель белоруской службы Радио Свобода Юрий Дркохруст.



Юрий Дракохруст: Причина первая в том, что социализм очень дорого стоит. Это показал опыт и Советского Союза, и Китая, сейчас показывает опыт Белоруссии. В этом смысле белорусская и политическая, и экономическая система, они были может не самые репрессивными на территории бывшего СССР, но самыми советскими по своему антураж. Эти известные цифры, что, скажем, доля частного сектора в валовом внутреннем продукте для сравнения в России, которая тоже отнюдь не идеал, все-таки 75% частного сектора, а в Белоруссии 25. И тут стали происходить известные события: повышение цен на газ, повышение цен на нефть и вообще-то перспектива повышения все дальше, дальше и дальше. Одно из первых решений премьера Путина было о том, что новый нефтепровод пойдет буквально от границы России с Белоруссией, резко поворачивая на север на Балтику, минуя Белоруссию. То есть в ближайшие годы Беларусь будет терять ту субсидию, которую она долгие годы получала от России, так называемая формула «поцелуй в ответ на нефть». Эту дырку как-то надо закрывать. Выясняется, что всех кормить, как удавалось все-таки кормить прошлые годы, не получается, значит надо приватизировать.



Андрей Бабицкий: Есть и другая серьезная причина: белорусская номенклатура, ориентирующаяся на опыт постсоветской модернизации, не желает мириться с архаичной практикой уравнения и распределения.



Юрий Дракохруст: И второй момент: в этом смысле Александр Григорьевич, он такой романтик Советского Союза. Но это не значит, что в Белоруссии все такие. Я в данном случае говорю не столько об оппозиции, сколько о белорусском чиновничестве, которое такое нормальное постсоветское. Оно смотрит, как живут люди в России, как живут люди на Украине - это как бы горизонт. И они видят, что это богатые люди, которые учат детей за границей, которые отдыхают в Куршавелях и других местах. А они в ситуации вынуждены изображать из себя председателей колхозов, которые радуются, что купил подержанные «Жигули». И поэтому так и иначе в тех или иных формах оказывалось давление: пора, сколько этот совок может быть. Они отнюдь не романтики.



Андрей Бабицкий: Белорусский экономист Леонид Заика уверен, что сегодня белорусское руководство испытывает недостаток в инструментах власти. Исключительно политических средств уже не хватает, необходимо сформировать экономические рычаги, чтобы окончательно закрепить власть за собой.



Леонид Заика: Для Белоруссии это тот момент решающий, как 90 годы в России, 92-95 примерно, когда номенклатура в целом и политическая элита конвертировала свою политическую власть в экономическую. Конечно, собственности много, где-то на 130 миллиардов долларов. Мы считаем, здесь происходит такой политический процесс, постепенная трансформация власти и закрепление политической власти Александра Лукашенко, его сподвижников в экономическую власть, власть пароходов, самолетов и так далее. Они уже не хотят быть просто политиками, они хотят быть богатыми людьми.



Андрей Бабицкий: Белорусский блогер Александр Бречек опасается, что российский капитал, который уже сейчас активно осваивает белорусский рынок, станет проводником политической воли России в Белоруссии.



Александр Бречек: Мне кажется, в отличие от России, Украины, где возник собственный олигархат российский или украинский, боюсь, что в Белоруссии может своего национального олигархата и не возникнуть. А те олигархи, которые в Белоруссии есть или может быть появятся, они могут стать частью российского олигархата. И это не очень хорошо. Мне кажется, что самая неприятность - это экспансия российского капитала. У них достаточно денег, они все скупят, они уже все скупают. Но и это полбеды. Плохо то, что вслед за этим пойдут политические требования к Белоруссии со стороны России. Сейчас российский посол Суриков начал говорить активно о возрождении некоего русского мира. Если бы это была чистая экономика, то это ладно, полбеды. В Польше тоже все приватизировано и во все других странах тоже. Меня больше беспокоит, кто приватизирует и какие политические последствия после этого наступят.



Андрей Бабицкий: Белорусское чиновничество очень легко уже сейчас подпадает под влияние российского капитала, и если понадобиться, оно без малейших сомнений продаст всю систему власти с ее потрохами и персоналиями, полагает Александр Бречек.



Александр Бречек: У меня есть несколько знакомых, которые работают в Минске в неких филиалах российских крупных фирм, предприятий в Белоруссии. Что я от них слышу? Во-первых, тезис о том, что Россия скупает только стратегически важные главные предприятия Беларуси, он не совсем соответствует действительности. Эти люди мне говорят, что особенно в последнее время из Москвы в Белоруссию, в Минск приезжают толпы россиян богатых, толпы и они скупают все на корню. Масса всяких мелких предприятий, частных, они проникают во все сферы жизни, во все сферы бизнеса. Это не видно постороннему взгляду, рядовому белорусскому обывателю, но это так и есть. И как ведут себя с ними белорусские чиновники. Они открываются на раз, буквально стоит пошелестеть чем-то зеленым, и все вопросы решаются. Конечно, чиновники понимают, что интеграцию с Россией власть поддерживает, Лукашенко поддержит пока, можно благоприятствовать российскому бизнесу на территории Белоруссии. Я думаю, что добром все это не кончится, потому что как только наступит критическая масса вознаграждений белорусским чиновникам, они продадут Лукашенко немедленно.



Андрей Бабицкий: Обозреватель Радио Свобода Юрий Дракохруст считает, что примеров, когда политическая власть находила способ лишить бизнес всякого влияния, достаточно много. Поэтому оснований думать, что Лукашенко ставит себя в уязвимое положение, не так и много.



Юрий Дракохруст: До последнего время, несмотря на внешнюю интеграционную риторику, на разговоры о том, что мы вот-вот объединимся, скажем, условия для работы российского бизнеса в Белоруссии были хуже, чем, условно говоря, в странах Балтии, где вроде на таком чисто политическом уровне чуть ли не война, но деньги туда пускали. В конце концов вот эта формула такая «флаг следует за торговлей», что за предпринимателями идет политическое влияние, не всегда так получается. Условно говоря, сейчас идет на Западе дикий бум инвестиций в Россию. И в этой ситуации не Россия оказывается зависимой от этого бизнеса, а этот бизнес и правительства стран этого бизнеса оказываются зависимыми от России.



Андрей Бабицкий: Сможет ли приватизация дать рыночный импульс белорусской экономике? Категорически нет, отвечает Леонид Заика.



Леонид Заика: Это типично Латинская Америка, Гаити, когда диктаторские режимы выходят на то, чтобы продолжать то, что они делали, но уже с карманами, набитыми деньгами. Здесь я не вижу никакой предпосылки либерализации, здесь нет никакой предпосылки того, чтобы по-либератариански или, скажем, по-рыночному подойти к тому, что происходит в Белоруссии. Потом сделка с российскими олигархами – это сделка. Российские олигархи не являются какими-то ангелами, следуя либератрианской теории. Они абсолютно циничны, абсолютно люди, выстраивающие свою логику действий на выгоде. Будет ли эта власть новая смотреться как рыночная демократичная? Абсолютно уверен, что этого не будет. Это будет опять же идти та же самая монополия, только экономической власти. И извлечение денег, извлечение доходов из своего монополической положения.



Андрей Бабицкий: Аналогичные процессы в российской экономике не помогли сформировать полноценный рынок в России, утверждает Леонид Заика. Система осталась госпмонополий с правом распределения доходов от высокорентабельных отраслей. Подобное ожидает и Белоруссию.



Леонид Заика: Российская приватизация, российские реформы - это то, как не надо делать. Потому что Россия не дела более-менее эффективно работающего рынка. Раньше делили собственность, сейчас делят нефть, деньги от нефти. Конечно, можно считать, что да, благодаря тому, что основное фамильное серебро распредели между собой, оставили какие-то лакуны, в которых можно кувыркаться малому и среднему бизнесу, и он кувыркается в России. И эта судьба ждет Белоруссию. Если это считать итогом рыночных реформ. Вы знаете, это принято среди славян: он заболел, ему будет делать операцию очень хороший хирург, как в одном фильме. Поэтому я считаю, что здесь можно лишь оптимистически вычленять, выделять какие-то черты подвижек в сторону экономической демократии. Это при очень большом желании. Но Лукашенко этого не хочет, он не хотел бы выглядеть в глазах человеком, который сломался и который пошел по российскому пути. Для него российский путь был жупел, была та страшилка, которую он показывал своему народу, что мы не пойдем по российскому пути, что у нас не будет дикого капитализма. Так что я считаю, что больше похоже на Латинскую Америку с славянскими приплясами, переплясами. Как Толстой писал в свое время, что сочинение стихов - это то же самое, что идти за плугом и пританцовывать. Так вот мы тоже будем идти за этим приватизационным плугом и пританцовывать. Остальное пойдет жестко, цинично. Будут воровать и будет продана собственность из кражи.


XS
SM
MD
LG