Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юрий Ушаков освобожден от должности посла России в США


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Кирилл Кобрин: Юрий Ушаков освобожден от должности посла России в США и назначен заместителем руководителя аппарата правительства. Об этом сообщила пресс-служба кабинета министров. По данным газеты "Коммерсант", Ушаков теперь будет отвечать за международную деятельность правительства России.


Формируются ли два, а может быть даже и три источника внешней политики России? Об этом мой коллега Данила Гальперович побеседовал с экспертами.



Данила Гальперович: Действительно эксперты сейчас ожидают того, что вырастет из нового назначения Юрия Ушакова. Пожалуй, самое интересное услышать и вопросы и мнения человека, который довольно долго наблюдал за деятельностью Юрия Ушакова на должности посла России в Соединенных Штатах, это директора российских и азиатских программ Центра оборонной информации США Николая Злобина из Вашингтона, который поделился своими соображениями по поводу Юрия Ушакова с Радио Свобода.



Николай Злобин: О том, что Юрий Ушаков покидает Вашингтон, стало известно дней десять назад и, конечно, было воспринято с большим интересом в том смысле, что явно в России происходит переструктуризация управления внешней политикой. И появление Ушакова в Москве, конечно, является важным фактором в этом процессе. У него неплохая репутация в Вашингтоне, он считается, так сказать, умным и толковым дипломатом, очень опытным аппаратчиком, с большими амбициями. Но я думаю, что сама идея появления такого человека в секретариате правительства свидетельствует о том, что действительно туда, возможно, перетекут, именно в секретариат, в значительной степени функции определения внешней политики, ее координации и осуществление. Ведь проблема в частности заключается в том, что МИД ведь тоже является частью правительства и формально он подотчетен Путину, как премьер-министру. Но в России сложилась такая ситуация, как известно, что внешняя политика, как всегда, определялась президентом. Конечно, многих интересует, как будут складываться отношения теперь между МИД и структурой, пока неизвестной нам, которая будет находиться в управлении бывшего посла России в США, как это будет все согласовываться с соответствующей структурой в администрации президента, которой до сих пор руководит Сергей Приходько, который руководил ей при Путине-президенте. То есть возникает очень много вопросов с точки зрения чисто технологически, кем будет определяться внешняя политика. Понятно, что роль Думы и общественного мнения, и гражданского общества будет равна нулю в этом вопросе. Но с точки зрения технологической, в Вашингтоне все сходятся к тому, что, наверное, внешняя политика все-таки, как и безопасность, как и проблемы контроля за вооружениями, все, что связано с обороной, все, что связано с энергетикой, все, что связано с госкорпорациями и их внешним проявлением, все, что связано с внешним развитием систем коммуникаций, связи, транспорта и так далее, и так далее - все будет оставаться в руках премьер-министра страны. И путем небольших, вполне законных, так сказать, изменений в каких-то правилах, законах, распоряжениях и так далее все это будет приобретать вполне законный характер и никоим образом не будет внешне, по крайней мере, нарушать гармонию отношений между президентом и премьер-министром. Как это будет на самом деле, вопрос большой.



Данила Гальперович: Такие вопросы ставит Николай Злобин, директор русских программ в Центре оборонной информации в Вашингтоне. Вы очень правильно подметили, Кирилл, что здесь было действительно возможно трехстороннее определение внешней российской политики, потому что, как сказал, Николай Злобин, в администрации президента тоже есть люди, которые, так или иначе, являются специалистами на внешнеполитическом поприще.


Здесь есть еще одна интрига. Юрий Ушаков и Сергей Лавров, они союзники или соперники? И когда Злобин говорит об амбициозности Ушакова, что в 2004 году, перед тем, как Лавров занял пост министра, вполне возможно, этот пост ожидал занять Юрий Ушаков. Он не стал тогда министром. С другой стороны, это оба люди так называемой козыревской команды, это люди, которые поднялись во время 90-х на серьезные посты в МИДе. Очевидно, что, по свидетельствам очень многих людей, их знавших, они дружили, приятельствовали, входили в довольно близкий круг в отношении друг друга. Непонятно, как у них сложатся отношения.


Что там будет внутри России - ладно. А как к этому всему отнесется Запад? Главный редактор российского журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов считает, что Запад переформатирование российской внешнеполитической доминанты с Медведева на Путина или оставление ее за Путиным вполне проглотит.



Федор Лукьянов: Я думаю, что сейчас Запад не в том положении, чтобы на чем-то настаивать. Пример визита во Францию показывает, скорее, наоборот, что Запад ни на чем не настаивает, а Запад принимает тот фактически статус кво, который есть. То есть Путина принимали, безусловно, как главу государства, а не как главу правительства и никто этого не скрывал. То, что ядерная кнопка находится не у того, кто персона номер один, в общем, это формальность, потому что ядерная кнопка сегодня - это не главный атрибут власти. Символический атрибут, но не фактический. Думаю, что Запад не будет ни на чем настаивать, а Запад будет очень внимательно следить за развитием ситуации и за балансом в этой паре для того, чтобы реагировать адекватно на изменения ситуации. Как она будет меняться, этого никто не знает, я думаю, что этого не знают, прежде всего, сейчас сами фигуранты этой пары. Но стратегического курса сегодня выстроить невозможно не только в отношениях с российским дуальным руководством, но и вообще с чем бы то ни было. Потому что мир развивается совершенно хаотическим способом. Поэтому я не вижу здесь каких-то особых проблем. Будут реагировать на то, как оно будет складываться.



Данила Гальперович: Как минимум логично предположить, что Владимир Путин тогда может появиться и на "большой восьмерке", во всяком случае, этого не исключает политолог Андрей Пионтковский.



Андрей Пионтковский: Я думаю, что Путин спокойно навяжет этот формат и эту повестку дня своим западным коллегам. Было даже немножко забавно, он чуть переигрывал, когда во время интервью с "Монд" он небрежно бросался именами: "мы с Николя вчера поговорили", "я сказал Джорджу" и так далее. А что касается "восьмерки", там ведь возможны варианты. Ведь, например, в период, когда президент и премьер-министр Франции принадлежали к разным партиями, то или Миттеран, или Ширак, насколько я помню, приезжали на "большую восьмерку" со своими премьерами. Запад не будет шокирован, если Путин появится и на "восьмерке" .



Данила Гальперович: Так что вполне возможно, что даже на "большой восьмерке" в Японии проявится то, что сейчас у российской политики как минимум два лидера, а может быть даже и по-прежнему один - и это Владимир Путин.



XS
SM
MD
LG