Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Продолжаются кадровые перестановки в российском руководстве


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Данила Гальперович, Ян Рунов.



Андрей Шарый: Посол России в США Юрий Ушаков возвращен в Москву и назначен заместителем руководителя аппарата правительства Российской Федерации. Теперь Ушаков будет отвечать за международную деятельность министров, и координировать работу во внешней политике. Означает ли это, что у России появятся два центра принятия решений во внешнеполитической сфере? Ответ на этот вопрос в беседах с экспертами искал корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Данила Гальперович, Москва: Юрий Ушаков вернулся в Москву из Вашингтона для того, чтобы в секретариате правительства Владимира Путина координировать международную деятельность кабинета. В аппаратном смысле заместитель заместителя премьера - а именно к вице-премьеру Сергею Собянину Ушакова определили - это в административной иерархии не слишком высоко. Но фактически ценность этого кресла может быть гораздо выше - в том случае, если рулить российской внешней политикой по-прежнему будет Владимир Путин. На эту тему рассуждает директор российских программ Центра оборонной информации в Вашингтоне Николай Злобин.



Николай Злобин: Явно в России происходит переструктуризация управления внешней политикой. И появление Ушакова в Москве, конечно, является важным фактором в этом процессе. Я думаю, что сама идея появления такого человека в секретариате правительства свидетельствует о том, что действительно туда, возможно, перетекут, именно в секретариат, в значительной степени функции определения внешней политики, ее координации и осуществление. Конечно, многих интересует, как будут складываться отношения теперь между МИД и структурой, пока неизвестной нам, которая будет находиться в управлении бывшего посла России в США, как это будет все согласовываться с соответствующей структурой в администрации президента, которой до сих пор руководит Сергей Приходько, который руководил ей при Путине-президенте. То есть возникает очень много вопросов с точки зрения чисто технологически, кем будет определяться внешняя политика. Понятно, что роль Думы и общественного мнения, и гражданского общества будет равна нулю в этом вопросе. Но с точки зрения технологической, наверное, внешняя политика все-таки, как и безопасность, как и проблемы контроля за вооружениями, все, что связано с обороной, все, что связано с энергетикой, все, что связано с госкорпорациями и их внешним проявлением, все, что связано с внешним развитием систем коммуникаций, связи, транспорта и так далее, и так далее - все будет оставаться в руках премьер-министра страны. И путем небольших, вполне законных, так сказать, изменений в каких-то правилах, законах, распоряжениях и так далее все это будет приобретать вполне законный характер и никоим образом не будет внешне, по крайней мере, нарушать гармонию отношений между президентом и премьер-министром.



Данила Гальперович: В первую очередь Юрий Ушаков может составить конкуренцию министру иностранных дел Сергею Лаврову: ведь если фактическому руководителю страны Путину будет советовать во внешнеполитических делах не министр, а чиновник аппарата правительства, то зачем тогда министр? Ушакова и Лаврова с одной стороны называют давними приятелями, с другой - конкурентами за пост главы МИДа в 2004 году. Тогда победил Лавров. Впрочем, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов считает, что Сергею Лаврову и сейчас пока ничего не угрожает.



Федор Лукьянов: Изменения с Министерством иностранных дел могли произойти три недели назад, когда формировалось правительство, формировалось оно обоими лидерами, ничто не мешало заменить министра. Этого не произошло. Я думаю, что не произойдет в обозримом будущем, потому что Лавров по многим очень показателям и профессиональным, и политическим всех устраивает. Я не исключаю, что это может повлиять на МИД в сторону усиления. Потому что, чем больше вторичных институтов внешней политики, а все-таки и кремлевская администрация, и аппарата правительства - это вторичные институты внешней политики, они будут пытаться проводить какие-то свои курсы или, по крайней мере, влиять на проведение курса. Не исключено, что в этой ситуации роль профильного ведомства, как самого легитимного в этой сфере, как раз возрастет. Потому что, чем больше маневров вокруг, тем важнее все-таки иметь четкую основу в центре внешней политики. МИД при Лаврове скорее укрепил свои позиции, чем наоборот. Я думаю, что все равно он остается и лицом внешней политики и фактическим финальным координатором ее.



Данила Гальперович: По словам Федора Лукьянова, Запад пока тоже не имеет вопросов по поводу того, что ядерная кнопка в России у одного, а правит страной другой.



Федор Лукьянов: Я думаю, что сейчас Запад не в том положении, чтобы на чем-то настаивать. Пример визита во Францию показывает, скорее, наоборот, что Запад ни на чем не настаивает, а Запад принимает тот фактически статус кво, который есть. То есть Путина принимали, безусловно, как главу государства, а не как главу правительства и никто этого не скрывал. То, что ядерная кнопка находится не у того, кто персона номер один, в общем, это формальность, потому что ядерная кнопка сегодня - это не главный атрибут власти. Символический атрибут, но не фактический. Но стратегического курса сегодня выстроить невозможно не только в отношениях с российским дуальным руководством, но и вообще с чем бы то ни было. Потому что мир развивается совершенно хаотическим способом. Поэтому я не вижу здесь каких-то особых проблем.



Данила Гальперович: Для политолога Андрея Пионтковского нет сомнений в ответе на вопрос, кто сейчас направляет российскую внешнюю политику.



Андрей Пионтковский: Все наше экспертное политологическое сообщество сходилось на том, что ближайшие три, четыре, пять месяцев покажут, каково будет настоящее распределение ролей. Мне кажется, что первые три-четыре недели показали это вне всяких сомнений, кто здесь первое лицо. Мне кажется, Медведев выбран был в качестве наследника по той причине, что Путин предполагает или по каким-то ему известным обстоятельствам точно знает, что Медведем смирится с этим положением.



Данила Гальперович: Андрей Пионтковский не исключает, что и на «большой восьмерке» Медведев и Путин могут появиться вдвоем.



Андрей Пионтковский: Я думаю, что Путин спокойно навяжет этот формат и эту повестку дня своим западным коллегам. А что касается "восьмерки", там ведь возможны варианты. Ведь, например, в период, когда президент и премьер-министр Франции принадлежали к разным партиям, то или Миттеран, или Ширак, насколько я помню, приезжали на "большую восьмерку" со своими премьерами. Запад не будет шокирован, если Путин появится и на "восьмерке" .



Данила Гальперович: Остается только посочувствовать хозяевам саммита - японцам, для которых вопрос иерархии имеет всегда очень большое значение. Им придется разобраться, кому из двоих российских гостей, если Владимир Путин тоже появится на Хоккайдо, придется кланяться глубже.



Андрей Шарый: В Белом доме и в Госдепартаменте, а также в различных неправительственных организациях США, которые занимаются исследованием американо-российских отношений, внимательно следят за нынешними перестановками в российском правительстве.



Ян Рунов, Нью-Йорк: Сообщая о переводе кадрового дипломата Юрия Ушакова в Москву, американские средства массовой информации делают акцент на том, что ему формально предложен пост заместителя главы администрации премьер-министра Путина. На самом деле это новый, специально созданный высокий пост координатора по внешнеполитическим связям премьер-министра и правительства, то есть пост советника премьер-министра по вопросам внешней политики. В связи с этим у американских политологов возникает подозрение, что премьер-министр Путин намерен играть во внешней политике более существенную роль, чем играли его предшественники на этом посту, несмотря на то, что по Конституции, внешняя политика - это прерогатива президента, а не премьер-министра. Президент вашингтонского Совета по американской внешней политике Герман Пирчнер очень осторожен в своих оценках этого события.



Герман Пирчнер: Ушаков пробыл почти 10 лет полномочным послом России в США. Это долгий срок для посла. Видимо, то, как он исполнял свои обязанности, вполне устраивало Кремль. Посмотрим, кого назначат на его место. Я знаю двоих из возможных кандидатов: замминистра иностранных дел Сергея Кисляка и советника Путина по внешней политике Сергея Приходько. Оба обладают необходимыми для выполнения такой роли способностями. Но, как хорошо известно, внешнюю политику выстраивают в Москве, а работа посла лишь в том, чтобы точно донести до сведения Америки кремлёвские решения. Просто одни послы более искусны в своём ремесле, другие менее.


Что же касается расстановки сил в Кремле, того, кто будет руководить внешней политикой, и какой она будет после перестановок в российском руководстве, говорить рано. Поживём - увидим...



Ян Рунов: Средства массовой информации США подчёркивают, что, хотя задача премьер-министра в России - заниматься больше экономическими и социальными проблемами страны, с нынешними перестановками становится яснее, что Путин, видимо, не намерен выпускать из своих рук вопросы внешней политики. Свидетельством этого, по мнению американских средств массовой информации, стал недавний визит Путина во Францию, где его по-прежнему принимали как главу государства.


XS
SM
MD
LG