Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Японию со своим Путиным. Внешняя политика России двоится и троится


Во время посещения Окинавы в 2000 году президент Путин успел познакомить японцев с правильным исполнением некоторых приемов дзюдо

Во время посещения Окинавы в 2000 году президент Путин успел познакомить японцев с правильным исполнением некоторых приемов дзюдо

Юрий Ушаков освобожден от должности посла России в США и назначен заместителем руководителя аппарата правительства. Об этом сообщила пресс-служба кабинета министров. По данным газеты «Коммерсант», теперь он будет отвечать за международную деятельность правительства России.


Что вырастет из нового назначения Ушакова? Директор российских программ вашингтонского Центра оборонной информации США Николай Злобин долгое время наблюдал за деятельностью посла. Он считает, что в России происходит реструктуризация внешней политики: «Появление Ушакова в Москве является важным фактором в этом процессе. У него неплохая репутация в Вашингтоне, он считается умным и толковым дипломатом, очень опытным аппаратчиком, с большими амбициями. Само появление такого человека в секретариате правительства свидетельствует о том, что туда, возможно, перетекут в значительной степени функции определения внешней политики, ее координации и осуществления. Проблема заключается в том, что МИД ведь тоже является частью правительства и формально он подотчетен [Владимиру] Путину как премьер-министру. Но в России сложилась так, что внешняя политика всегда определялась президентом. Как будут складываться отношения теперь между МИД и структурой, которая будет находиться в управлении бывшего посла России в США? как это будет все согласовываться с соответствующей структурой в администрации президента, которой до сих пор руководит Сергей Приходько? Понятно, что роль Думы и общественного мнения будет равна нулю в этом вопросе. В Вашингтоне все сходятся в том, что внешняя политика, как и безопасность, проблемы контроля за вооружениями, все, что связано с обороной, энергетикой, с госкорпорациями, будет оставаться в руках премьер-министра страны. И путем небольших изменений в каких-то правилах, распоряжениях и так далее все это будет приобретать вполне законный характер и никоим образом не будет внешне нарушать гармонию отношений между президентом и премьер-министром. Как это будет на самом деле, вопрос большой».


Интригу представляют и личные взаимоотношения бывшего посла Юрия Ушакова и действующего министра Сергея Лаврова. Тот опередил коллегу в 2004, когда освобождался главный кабинет на седьмом этаже высотки МИД на Смоленской. При этом оба они сделали в министерстве карьеру в 1990-х, это члены т.н. козыревской команды. По свидетельствам знавших их людей, тогда они приятельствовали.


Главный редактор московского журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов считает, что Запад не может повлиять на то, что его главным внешнеполитическим партнером в России останется Владимир Путин – пусть и на другой должности: «Сейчас Запад не в том положении, чтобы на чем-то настаивать. Визит [Путина] во Францию показывает, что Запад принимает тот статус-кво, который есть. Путина принимали безусловно как главу государства. То, что ядерная кнопка находится не у него - формальность, потому что ядерная кнопка сегодня не главный атрибут власти. Думаю, что Запад будет внимательно следить за развитием ситуации и за балансом в этой паре для того, чтобы реагировать адекватно на изменение ситуации. Как она будет меняться, я думаю, не знают сейчас и сами фигуранты этой пары. Но стратегического курса сегодня выстроить невозможно не только в отношениях с российским дуальным руководством, но и вообще с чем бы то ни было. Потому что мир развивается совершенно хаотическим способом. Я не вижу здесь каких-то особых проблем».


В такой ситуации политолог Андрей Пионтковский не исключает появления российского премьера и на «большой восьмерке», чего его статус формально не подразумевает: «Думаю, что Путин спокойно навяжет этот формат и эту повестку дня своим западным коллегам. Было даже немножко забавно (он чуть переигрывал), когда во время интервью “Монд” он небрежно бросался именами: “мы с Николя вчера поговорили”, “я сказал Джорджу” и так далее. А что касается “восьмерки”, там возможны варианты. Например, в период, когда президент и премьер-министр Франции принадлежали к разным партиям, Миттеран или Ширак приезжали на “большую восьмерку” со своими премьерами. Запад не будет шокирован, если Путин появится и на “восьмерке”».


XS
SM
MD
LG