Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Месячник спортивно-музыкальных побед на телеэкране


Анна Качкаева: «Прожектор Пэрис Хилтон» - свеженькая, куражистая программа на «Первом», похоже, обозначает поиск новой интонации. По названию и по формальному сидению четверых за столом в студии – это привет тем, кто еще помнит телевидение 20-летней давности. Программа – этакая совмещенная развлекуха из «Прожектора перестройки» и пародии на «взглядовскую» кухню, на которой герои нового телевизионного времени шутят об актуальном. Шоумены «Первого» и «Нашей Russia» светят прожектором времен массового потребления в очевидной попытке снизить торжествующий пафос державности и хоть каким-то образом подобраться к социальной тематике и пощупать политические темы. Слова про выборы из уст Ивана Урганта на «Первом» канале – не крамола, а зубоскальство. Выражение «ЕвроБилан» - удача, а вот рассуждения о том, что в «Евровидении» побеждают только страны, стремящиеся в НАТО, из разряда «сами себя высекли». Ну, об этой программе мы, может быть, еще сегодня поговорим, потому что она любопытна.


А вот вообще стеб и пафос легко уживались в этом месяце на экране. В «Русских сенсациях» впервые показали главные коридоры Лубянки, бывшие камеры, в которых ныне – кабинеты сотрудников. Ведущий мельтешил и суетился. Прыг-скок – залезает на окно. «Смотрите, - говорит, - во дворе – самая страшная внутренняя тюрьма страны». Прыг-скок – соскочил с подоконника. Прыг-скок – и с той же вертлявой интонацией взбегает по лестнице. Ее пролеты задраены решетками. «Это чтобы осужденные не кидались», - бодро сообщает ведущий, по пути ссылаясь на слова Солженицына о том, какая это была благополучная тюрьма с простынями и порядком. Прыг-скок – и этот эпизод позади. А вот и сын бывшего чекиста Лев Лещенко напевает слова нового гимна: «Лубянка – сестра Кремля». «Неплохо», - хвалит народный артист лубянковскую поэтессу.


«Россия, вперед! Настал наш черед», - это слова из другого гимна – футбольно-патриотического. Автор слов и музыки Борис Грызлов призывает болельщиков «собраться и драться, и кусаться» – есть там такие слова. В общем, и «вновь победа», «везучий май», «месячник триумфа», «фортовое время» - мажорные интонации не отпускали зрителей большого телевидения весь этот месяц.


Победа Казани, которая станет столицей Всемирной универсиады, завершила список майских достижений. Видимо, от переполнявших его чувств ведущий «Вестей недели» оговорился и сообщил стране, что «Казань поздравил президент и премьер-министр Дмитрий Медведев». Ведущих можно понять: от раздвоенности первых лиц, действительно, зарапортуешься – то один на хозяйстве, то другой, то один по делам внешним отправляется за рубеж, то другой дает знаковое интервью на выезде. И поздравляют с победами тоже оба, но пока, слава Богу, в строгой последовательности: сначала президент, а потом премьер. Но все равно устойчивость речевой конструкции отягощена необходимостью называть сначала должность, имя и фамилию одного, а потом – должность, имя и фамилию другого. Можно для удобства и легкости восприятия перейти к лаконичности: «Президент с премьером поздравили, встретились, обратились...».


Ну а мы сегодня подведем итоги этого месячника побед и поговорим о том, как все они выглядели на экране. Что несет собой «победный экран»? Что старалось телевидение предъявить стране, какие чувства и эмоции культивировало? С помощью каких приемов музыкально-спортивные достижения можно превращать в общенациональное достояние? Как герои-победители выглядели в телевизионных программах? И как телевидение рассказывало про побежденных недругов?


А вам, уважаемые слушатели, мы задаем вопрос такой: поддержало ли телевидение ваше чувство гордости за страну?


Ну а я представляю наших сегодняшних гостей – это Юрий Богомолов, мой коллега, обозреватель «Российской газеты», и Арина Бородина, обозреватель «Коммерсанта», с нами по телефону.


Арина, обобщая, что бы вы сказали об этом «победном телевидении»?



Арина Бородина: Вот вы, Аня, уже упомянули ведущего «Вестей недели» Андрея Кондрашова, который, собственно, говоря о Казани, вчера сформулировал, наверное, то, что было на телевидении весь этот месяц, в последний день своего «везучего мая». Правда, неделей раньше комментатор канала «Спорт», лауреат ТЭФИ Дмитрий Губерниев тоже говорил о том, что нам везло в этом мае так, как везло в мае 1945 года. И это, на мой взгляд, было, мягко говоря... Я даже не знаю, как сказать, перебором это было или это просто непонимание того, о чем говорит человек в эфире. Ну, конечно, эмоции зашкаливали.


Конечно, с одной стороны, действительно, приятно, когда твоя страна побеждает. Но надо все-таки уметь как-то праздновать – это тоже талант, и надо как-то отличать зашкаливающий патриотизм, который переходит границы разумного, от того, чтобы просто радоваться тому, что нас признали, что мы первые, лучшие и так далее. Потому что ведь не секрет, что потом могут быть и поражения, и их тоже надо уметь встречать. И я считаю, что обсуждение после «Евровидения» - это было апофеозом вот этого захлебывающегося ура-патриотизма. А ведь это может обернуться очень тяжело, когда либо спортивные команды, либо какие-то представители России на каких-то международных соревнованиях, конкурсах и всевозможных других историях, они ведь и проигрывать могут, потому что все живые люди, и кому-то везет, а кому-то – нет.


И в общем, надо как-то уметь державно, так сказать, это воспринимать. Потому что этот итоговый выпуск «Вестей недели» говорил о том, что мы просто на каких-то мелочах скатываемся опять в типичную пропагандистскую машину. И казалось бы, обычная мелочь – ну, выиграл наш артист, популярный в определенной среде, на европейском, действительно, известном конкурсе. Но не надо путем, условно говоря, продюсеров, их мелких каких-то внутрикорпоративных, внутрицеховых склок (я имею в виду музыкальных продюсеров) выводить это в эфир государственного телеканала и на всю страну делать вот эти псевдоразоблачения какие-то. Это же просто даже смешно и неуместно все смотрится и звучит. Я никак не понимаю: неужели не хватает чувства меры остановиться?..



Анна Качкаева: Давайте Юрия Богомолова послушаем. Юрий, а какие у вас впечатления?



Юрий Богомолов: Ну, у меня впечатления довольно близкие к тому, о чем говорила Арина. И я бы просто еще заметил, что, в принципе, спортивные победы, их надо уметь с достоинством выигрывать. Так же как надо с достоинством проигрывать. Ни той, ни другой науки мы не освоили – вот у меня абсолютное ощущение.


Кроме того, я отлично понимаю, я сам болельщик с довольно солидным стажем, и могу точно сказать, зачем мне победы. Мне победы нужны для хорошего настроения, хорошего самочувствия. Но в том торжестве, которое устроило телевидение, было так много пены, которую сдувай, не сдувай, как в пиве, она все время остается и все время брызгает на тебя. И вспоминается сразу известная строчка из Окуджавы о том, что у нас пьедесталы бывают выше побед. И в этом отношении, конечно же, в данном случае телевидение отстроило пьедестал, который намного выше побед.


И вот Арина правильно сказала насчет того, что сегодня мы выиграли где-то, а завтра мы проигрываем. И вот эта радость Алексея Пушкова, который неделю назад примерно в своем «Постскриптуме» рассказал о том, что это победа не только спортивная, но и политическая, что мы, наконец, показали Западу кузькину мать, что Запад нам велел стоять в очереди на коленях за поражениями, а мы взяли и без очереди победили, - вот эта вся политическая трескотня, которая повторялась в разных вариациях, в разных дозах в других программах - в программе «К барьеру!» Владимира Соловьева...



Анна Качкаева: Да уж, таких дуэлянтов давно мы не видали.



Юрий Богомолов: Потом я включил программу под названием «Человек и закон». Выходит Алексей Пиманов и, еще не присев на свое место, говорит, что «когда Ковальчук забил победный гол канадцам, я заплакал, и не стыжусь этих слез. Мне позвонил Игорь Угольников и сказал: «Лёша, мы, наконец-то, вернулись в страну, в которой родились, - в страну победителей». Вот эта опять же погрузка всех политических комплексов, которые переживают эти люди, она способна потопить реальные, так сказать, наши победы.



Анна Качкаева: Мы об этом обязательно сейчас поговорим. Мы вышли на очень важную тему. Вот Юрий Богомолов только что процитировал, собственно, то, что очень сильно, как мне кажется, из эфира следовало – что мы вернулись в страну-победительницу. У меня создалось ощущение, что телевидение нащупало вот эту советскую формулу успеха для страны и общества, где успех не требует личных усилий, он стал общедоступным. Наконец, такая вот коллективная победа играет консолидирующую роль в этой ситуации. И не важны в данном случае отдельные футболисты, команды, тренеры, все это уже не имеет значения, а можно сидеть в тапочках и чувствовать свою принадлежность к нации победителей, поющей и играющей. Так, Юрий, да?



Юрий Богомолов: Ну, это так, но этим не исчерпывается эта ситуация. Ситуация ведь имеет какую-то более глубокую подоплеку. Она связана с тем, что... Почему мы говорим, что они вернулись в Советский Союз, Лёша Пиманов и Игорек Угольников? Потому что в Советском Союзе государство и общество были сиамскими близнецами, с общей кровеносной и прочими системами. И поэтому все, что ни происходило хорошего... и в этом смысле государство играло роль крошки Цахеса, все, что ни происходило знаменитого, знатного, хорошего, доблестного и так далее, все тут же вешалось на мундир государства. С другой стороны, все, кто это делал, с удовольствием вешались на мундир этого государства. Происходило вот такое, так сказать, слияние.


И сегодня, если говорить совершенно прямо, ситуация все-таки другая, я надеюсь. Я по себе это чувствую. Признаюсь, что в советское время, когда я болел за наших в Канаде или в Чехословакии в играх, то я испытывал очень противоречивые чувства. С одной стороны, душевно я был с ними, с другой стороны, мне очень не хотелось торжества наших на этих соревнованиях. А уж после 1968 года, когда происходили битвы советских и чешских хоккеистов, то я был целиком на стороне чешских хоккеистов. Я не хотел отождествляться с государством. В данном случае мне, признаюсь опять же честно, нет нужды отождествляться, меня в этом никто не насилует. Я в этом смысле достаточно свободен.



Анна Качкаева: Ну, хорошо. Арина, а вы как думаете, телевидение все-таки новую мифологему благодаря этим победам в мае обществу и массовому зрителю предложило?



Арина Бородина: Ну, вы знаете, я думаю, что, конечно, подспудно это подразумевалось, что «вот мы стали великой державой, мы везде побеждаем». Я просто повторяю то, собственно, с чего я начала. Ну, не хватало только того, что «эти победы возможны только благодаря Владимиру Путину». Это подспудно считывалось, но почему-то не произнесено было. Хотя, вы знаете, честно говоря, поздравления премьера Путина Дмитрию Билану в 12 часов дня, уже когда, видимо, в буквальном или переносном смысле, Владимир Путин решил это сделать, ну, вы знаете, несколько все-таки звучит комично. В том смысле: где Дима Билан, а где Владимир Путин. Вообще просто масштаб этих личностей несопоставим. Хотя, наверное, это нормально, потому что страна побеждает. Этого не прозвучало в эфире, что мы стали вновь великой державой и нас подняли с колен, но мои коллеги, они просто это по-другому не называли. В ночь, когда мы победили на «Евровидении», мне один мой коллега написал: «Слушай, надо бы написать про то, как Россию снова подняли с колен». То есть это уже вызывает иронию.


Я очень согласна с Юрием Александровичем вот в чем. Понимаете, эти победы были прекрасны. Прекрасен был финал хоккейной сборной, бесспорно. Даже люди, далекие от хоккея, я думаю, и от спорта, в принципе... ну, красивая была игра. И она доставляет эмоции, хорошее настроение. И надо уметь чувствовать вот эту грань телевидению, когда, да, действительно, были хорошие репортажи о родителях наших хоккеистов. Из Твери мама Ильи Ковальчука... То есть вот какие-то хорошие... действительно, разумный баланс был найден. И это правильно. Но когда по клише три раза подряд нам показывают о том, как страна, Москва празднует и ликует с государственными флагами на улицах... Если в двух первых случаях, когда победил «Зенит» и когда победила хоккейная сборная, это, действительно, в общем, уместно, и это было, и я сама слышала эти сирены под окнами своего дома. Но когда показывают, что выиграл Дима Билан, и я вижу фактически постановочную сцену с не очень, извините, трезвыми – во всяком случае, у них бутылки в руках – молодыми людьми, с группой скудной молодых людей, которые, действительно, возможно, поклонники Димы Билана, и нам тоже говорят, что Москва ликует, празднуя победу Димы Билана на «Евровидении», ну, грань разумного-то должна у кого-то все-таки быть.


И вот ровно об этом я и говорю, что, конечно, подспудно эта мысль была, нам это хотели, конечно, вложить. Но перебор настолько, на мой взгляд, очевидный, что, в общем, я не знаю, достигли ли этого результата те, кто это показывал, мне трудно сказать, это сложная машина, но вот все-таки надо иногда уметь отличать поражение от победы, победу от поражения, оттенять. Потому что иногда падать приходится очень больно. И когда я, повторюсь, вчера увидела в «Вестях недели» вновь цитаты из британской прессы, которая негодовала по поводу победы России на «Евровидении», а именно так это трактовал ведущий Андрей Кондрашов, ей Богу, мне повеяло это каким-то концом 1980-ых – началом 2000-ых годов. Но все-таки мне показалось, что в последнее время это стало немножечко уходить с экрана. Ну, не надо все так переворачивать с ног на голову, ей Богу. Потому что надо просто уметь радоваться, уметь, действительно, показывать эту радость, а не опускаться в какие-то идеологические и внутрицеховые склоки. Вот о чем мне хотелось бы все-таки сказать.



Юрий Богомолов: Единственное, Арина, я вот что хотел бы прокомментировать в связи с тем, что цитируют британскую прессу и так далее. Меня это тоже поразило. Причем даже не комментарии самого Кондрашова. Меня поразила реакция Запада.



Анна Качкаева: Да, это тоже забавно.



Юрий Богомолов: Я вдруг увидел, что они недалеко ушли от наших пропагандистов. Ну, Терри Воган обратил внимание на то, что установился «железный занавес» между Востоком и Западом в результате этого самого «Евровидения». Они тоже грузят и политизируют так, как это делали мы, как это делаем мы.



Анна Качкаева: Правда, Артемий Троицкий в минувшей программе, он объяснял, почему есть смысл вернуться к нормальному голосованию жюри. Пусть масса еврозрителей голосуют так, как голосуют, но должно быть все-таки профессиональное жюри. Я не посмотрела первоисточник, что называется, я не видела точно все, что сказал комментатор Би-Би-Си. Мы видим все время это в цитатах. Но, в общем, даже в этой манере была некоторая, конечно, излишняя полемичность, я согласна.



Арина Бородина: С другой стороны, здесь была и довольно объективная картина, сложившаяся на «Евровидении». И кстати, тот же господин Троицкий дал очень четкую оценку после итогов конкурса о том, что, собственно, мы победили по голосованию, и это правда. Конечно, никто не умаляет заслуг господина Билана, дай Бог ему успеха и доброго здоровья.



Юрий Богомолов: Я умаляю.



Арина Бородина: Но, тем не менее, итоги голосования... Но, вы понимаете, мы, действительно, не видели оригиналов. Нам показывают то, что там пишут, а это может быть так, а может быть и не так. Но говорят о том, что «мы победили заслуженно, а видите, эти неудачники британцы, которые постоянно проигрывают на «Евровидении» (что, кстати, правда), они вот такие-сякие, и теперь они на Россию точат зубы».



Анна Качкаева: Я согласна только с тем, что, в принципе, если величие победы так очевидно, то зачем поминать каких-то...



Арина Бородина: Об этом и речь! Это так очевидно, а мы еще огрызаемся и еще передергиваем факты, говоря, что Украина объявила победителем свою певицу. Да не объявляла она ее победительницей. Я считаю, что второй результат для никому не известной девушки, ну, во всяком случае, особо широко известной девушки – это победа на Украине.



Юрий Богомолов: Арина, ее объявила победителем Тимошенко, и достаточно, так сказать, недвусмысленно.



Арина Бородина: Нет, извините, Ющенко ее поздравил с победой, в общем-то. Он имеет право...



Юрий Богомолов: Да. А Тимошенко объявила победителем. Была эта телеграмма известная...



Анна Качкаева: Вы вчера видели, как с Киркоровым... Как бедный слуга двух господ, метался, и какой там контекст все время звучал.



Юрий Богомолов: Ну да.



Арина Бородина: Ну, из Киркорова делают просто врага. А теперь вот он уже выкручивается из этой ситуации. И мне вообще все это так смешно, что мы всерьез... я говорю, что всерьез государственный канал делает такой сюжет о героях обычных шоу-бизнеса. Это обычный концерт. Люди – артисты. А они на полном серьезе включают их в какую-то политическую и идеологическую интригу.



Анна Качкаева: Да, вчера полчаса они этому посвятили...



Юрий Богомолов: А потом эти артисты и продюсер... Если вы видели эту программу «К барьеру», где Яна Рудковская трясла телеграммами премьера и президента и рассказывала о том, какой они совершили подвиг, и тьфу на всех, кто этого не понял.



Анна Качкаева: Да, это правда. Дуумвират в этом смысле тоже в отраженном зеркале.



Арина Бородина: Это просто вызывает смех, когда вот так всерьез на государственном уровне это происходит, когда госпожа Рудковская просто сводит счеты с бывшим своим мужем, используя все вот эти ресурсы. А к сожалению, канал, который вещал, в данном случае канал «Россия», как это ни странно, вольно или невольно, но становится рычагом, который идет у нее на поводу.



Анна Качкаева: Ну да, в такой аналог некоторого количества «эмтивишных» программ он превратился по пути, или «музтэвэшных», уж не знаю.


И давайте обсудим, как в этом зеркале выглядели наши первые лица, в зеркале наших побед. Юрий, пожалуйста.



Юрий Богомолов: Ну, я думаю, что они выглядели вполне естественно. Поскольку первые лица всегда бывают удовлетворены теми достижениями, которые делают их граждане. Я даже как бы и не готов в этом смысле никого осуждать из них.



Анна Качкаева: Но вы же знаете, что Интернет разразился и обсуждает бесконечно, что Медведев обрел Мел судьбы, как герой «Дозоров». Потому что начало его царствования совпало с такой чередой...



Юрий Богомолов: Ну, это тоже, так сказать, некоторая пена по поводу того, что это не случайно или случайно, но закономерно. Очень хорошо сказал, по-моему, тренер «Манчестера», когда он одержал сенсационную и столь неожиданную победу над «Челси». Он сказал: «Наша победа случайна, но заслуженна». Вот это универсальная формула.



Анна Качкаева: Арина, а как вы считаете, как выглядел дуумвират в этом контексте?



Арина Бородина: Ну, история в том, что, на самом деле, выглядит-то только Дмитрий Медведев, а Владимир Путин... мы слышали только о том, что он присоединялся и отправлял либо поздравительные телеграммы, либо общался по телефону. Потому что, как ни крути, по протоколу все-таки победителей чествовал президент. Мы видели две картинки. Сначала это была встреча с питерским «Зенитом» в Кремле. А потом более, как мне показалось, теплая и по атмосфере более что ли пронзительная встреча с хоккейной сборной. Потому что чувствовалось, что наши хоккеисты, большинство из которые играют за рубежом, в НХЛ, многие из них, в общем-то, даже могли особенно-то и не знать, кто такой Дмитрий Медведев, я допускаю такое, ну, это мое личное предположение. Они, действительно, очень внимательно его слушали. И какая-то царящая тишина чувствовалась в зале, когда он их поздравлял. А как себя чувствовал Владимир Путин? Ну, наверное, это из области догадок и из области психологии, что испытывал Владимир Путин, которому, наверняка, тоже можно было бы заявиться как-то эффектно, и он умеет хорошо это делать, и поздравить наших спортсменов.


А по поводу Димы Билана я уже сказала. На мой взгляд, это, в общем, немножко комично. Хотя, наверное, нормально. Это мое просто личное восприятие. Я искренне смеялась и думала: «Боже мой! Владимир Путин отправляет поздравительную телеграмму Дмитрию Билану». Хорошо хоть, что он тоже по мобильному телефону ему не позвонил. Потому что, кстати говоря, ситуация с Медведевым, который поздравил Билана с победой, ну, это выглядело, наверное, несколько более органично, ну, хотя бы по возрастной разнице. Медведев более молодой человек. Но, в принципе, это, действительно, комично.


Но вот вы сказали о том, что Интернет разрывается. Ну, это то же самое, как и из области того, что обсуждающие гости в студии телеканала «Россия» говорили о том, что к чему бы ни прикоснулась рука канала «Россия», все превращается в золото. Так вот и про президентов можно говорить. Но мне кажется, что не стоит это все трактовать вот именно в этом контексте. Конечно, это совпадение, эта удача... Дай Бог удачи нашей сборной на Чемпионате Европы по футболу. Но уже искренне начинаешь переживать и волноваться, что не обернется ли это каким-то унижением.



Анна Качкаева: И как будем мириться-то с ним. Тем более что всякая мифологема успеха предполагает потом борьбу. Вот с чем бороться...



Арина Бородина: Ну да. Но мы же всегда винили в своих поражениях козни каких-то других людей, что кто-то обязательно виноват, кто-то нас не оценил, таких прекрасных, гордых и независимых.



Юрий Богомолов: За громом спортивных побед мы, кстати, не заметили одно спортивное серьезное поражение – это наши теннисисты, наша гордость, я имею в виду мужчин, которые в конце первой недели в борьбе за «Роллан Гаррос» оказались за бортом этого соревнования, не дойдя до восьмой даже финала и так далее.



Арина Бородина: Ну, это уже такие мелочи, на которые, я думаю, телевидение просто, конечно же, не будет обращать внимания.



Юрий Богомолов: Кстати, еще есть один момент. Потому что некоторые комментаторы говорили о том, что при Ельцине и до этого никаких у нас спортивных побед не было. Это неправда. У нас были спортивные победы. Во-первых, мы все-таки выигрывали что-то на Олимпиадах, а во-вторых, у нас теннис именно в эти годы, в ельцинские, и благодаря, кстати, Ельцину, поднялся из руин и стал нашей национальной гордостью.



Анна Качкаева: А это вот к разговору о том, как массово работает телевидение. Потому что есть такие мнения и у наших слушателей.


Давайте я быстро прочту то, что прислали на пейджер. «Телевидение поддержало чувство гордости наших людей за свою страну», - Валентина из Москвы.


«Поддержало чувство глубокого презрения, орать и размножаться. Все это – коты», - кто-то очень кардинально решил высказаться.


«Глядя в «ящик» на французский вояж Путина, становится не по себе, потому что лидер коррупционного чиновничества по статусу главнее президента», - господин Яковенко так считает.


«В стране взрываются склады боеприпасов и обваливаются шахты, однако дети тешутся, в том числе и на экране».


«Уж если мы при Ельцине выдержали одни поражения почти в течение 10 лет, то сейчас если и будут поражения, то мы подавно их выдержим», - так считает Раиса Николаевна.


Про Губерниева, который переквалифицировался. Вот не всем нравится, что он теперь «Евровидение» комментирует.


«После Дня Победы наши достижения шли по нарастающей. Закономерно это вызвало эйфорию после стольких лет отстоя. И радуемся вместе со страной», - так думает Наталья.


«Обратите внимание на то, что какую бы вы тему ни обсуждали (это уже нам с вами), всегда заканчивается тем, что «какой была ужасной советская власть», - Ольга из Москвы.


Ветеран труда из Москвы: «Что вы развязали говорильню про футбол? Откормленные мужики гоняют мячик, а пенсионеры сидят без денег».


Ну и в общем, приблизительно поровну тех, кто готов гордиться, и телевидение эту возможность предоставило, и тех, кто считает, что, в общем, ничего... то есть радостно, но совершенно необязательно так заходиться в радостной истерике.


«Согласен с вами, нельзя валить в кучу какой-то цыганский балаган и победы сборных на международной арене за честь флага и российского спорта. Все-таки это очень разные весовые категории», - Владимир.


«Думал купить новый телевизор, чтобы не отставать от жизни, и особенно – от побед. Но когда послушал все, то думаю: «Какой ужас!». Наверное, покупать не буду».



Юрий Богомолов: Нет, надо покупать, надо смотреть, надо самому отслаивать и сдувать пену, и все-таки наслаждаться тем, что, действительно, здорово.



Анна Качкаева: Арина, ваш комментарий к тому, что вы услышали от наших слушателей.



Арина Бородина: Во-первых, советскую власть мы, слава Богу, не хаем. Не знаю, слава Богу или не слава Богу, но мы вообще про это не говорим сейчас.


А телевизор покупать, конечно, надо, потому что впереди Олимпиада в Пекине, а это зрелище, это эмоции. И вы знаете, порой, конечно, всегда болею... И впереди, собственно, Чемпионат Европы по футболу, где наши играют. И понимаете, ведь дело даже иногда не в том, участвует наша сборная или нет. Но все равно же смотрят эти соревнования. Потому что, к сожалению, у нас сейчас на телевидении ведь очень мало прямоэфирных трансляций, где живые эмоции, где страсть, где борьба. А спорт – это всегда шоу все равно. Это страсть, это эмоции, это личности, которые через силу, иногда более спокойно, иногда на грани подвига вырывают победу, как это было в финальном хоккее. И это всегда хочется смотреть. Этого сейчас так мало, и это единственное, что, в общем-то, дает такой заряд. И поэтому, конечно, нашим слушателям надо, действительно, просто самим смотреть и самим делать выводы. А телевидению, ну, наверное, просто несколько, так скажем, снизить градус. Хотя, я думаю, это уже нереально сейчас, потому что...



Юрий Богомолов: Это невозможно.



Арина Бородина: ...это уже невозможно, это было запущено не сегодня. Но вот этот «победный май», как они сами говорят, он, конечно, возвел просто в грань какого-то нереального, ненормального и, на мой взгляд, не всегда адекватного.



Анна Качкаева: Вот Надежда вам обоим говорит, что считает, что вы гости из Израиля. Надежде сообщаю, что ни Юрий Богомолов, ни Арина Бородина точно уж не гости из Израиля. А если бы и были, то почему бы им не говорить, в том числе и несколько желчно. Хотя я чувствую, что у них есть заинтересованность и ирония, Надежда, а вовсе не ненависть.



Юрий Богомолов: А гости из Израиля дали 12 баллов.



Анна Качкаева: Да-да, между прочим.


Людмила пишет: «Развитие тенниса при Ельцине – красивая иллюзия. Обезьяну можно научить колотить по мячу. Для этого всего лишь нужны деньги. Поэтому деньги делали из папиных дочек на детских соревнованиях маленьких спортсменов». Ну что, деньги делали и теннис побеждал.



Юрий Богомолов: Кстати, не наши деньги делали.



Анна Качкаева: Да. «До 1986 года 99 процентов населения страны гордились своей страной, что они в ней живут, и гордились своим спортом». В том-то и дело, что это была общая победа. А то, как спортсмены добивались, какой ценой – ценой здоровья, как ничего не получали, про это как раз очень мало говорили. Но вы совершенно правильно напоминаете нам, госпожа Степанова, что «только с легкой подачи руки нелюбимого теперь Каспарова в 1980-ые годы заставил государство не забирать заработанные им призовые фонды, чем лишил воспитания будущих спортсменов во всех областях». Оказывается, он лишил воспитания будущих спортсменов во всех областях. «Так что гордиться нам сейчас нечем. Но все равно приятно, что наши выиграли».


Бислан из Чечни, мы вас слушаем. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Вы знаете, поддержало гордость телевидение, разумеется. Как никогда в жизни, я восхищаюсь, горжусь. В ту ночь я вообще не спал, как и многие, я думаю. И мне очень приятно, что на международной арене именно вот эти моменты победы... я сейчас говорю про музыкальный конкурс, про «Евровидение», и мне очень приятно, что на международной арене нашу страну в этот победный момент представлял мой любимый телеканал «Россия». Спасибо вам большое.



Юрий Богомолов: Кстати, о «России», может быть, мы поговорим. Вот во всем том, что мы говорим, и в тех откликах, которые были присланы на пейджер, ведь все правда. Правда и то, что многие бедствуют, и то правда, что здоровые, откормленные мужики завоевывают – это все правда. А что нехорошо. Коммунисты в свое время, самокритичные коммунисты говорили о том, что «очень нам мешает комчванство». Ну, они так говорили, а потом об этом забывали, и это возводилось в государственную политику в лозунгах «Партия – наш рулевой». А сейчас, к сожалению, есть национальное чванство. Вот эти победы подпитывают вот эти мотивы. А есть еще корпоративное чванство. Я имею в виду то, что делал телеканал «Россия» в эти дни. Но должен сказать (пусть на меня Арина не обижается), что дурной-то пример подал в этом отношении «Первый» канал.



Анна Качкаева: А почему Арина должна на вас обидеться-то?



Арина Бородина: А что, я сотрудник «Первого» канала?



Юрий Богомолов: Нет, не сотрудник. Просто Арина особенно как-то обрушивается на телеканал «Россия», так сказать. Но то, что происходило на «Первом», и что происходит на «Первом» канале, это вообще не поддается описанию. Вот «Первый» канал эти последние два года стал, действительно, руководящей и направляющей силой нашего общества. Идет какой-нибудь развлекательный проект – и все благодарят по порядку «Первый» канал.



Анна Качкаева: Но сейчас компенсировали. Сейчас «Россию» благодарили...



Юрий Богомолов: Да, а сейчас «Россию». Я это все говорю к тому, что, в принципе, мы можем сваливать вину на руководителей каналов, но есть еще какие-то объективные вещи. А именно, я же очень хорошо помню, как «Первый» канал игнорировал спорт в предыдущие несколько лет, когда Олимпиаду задвигали в ночь для того, чтобы раздвинуть прайм-тайм, когда прямых трансляций... они закупали какие-то спортивные события, но не транслировали в прямом эфире, обижая тем самым болельщиков очень сильно. Но в тот момент, когда спорт стал рейтинговым, и в тот момент, когда патриотизм стал рыночным товаром, в этот момент «Первый» канал начинает пытаться снять все пенки. Вот только что они купили трансляции товарищеских игр нашей сборной по футболу, готовящейся к чемпионату, и не показывают их в прямом эфире. Они сдвигают опять в ночь. Вот это отношение такое рационально-потребительское к спорту, в конце концов, оборачивается против них, я думаю.



Анна Качкаева: Ну, теперь, я не знаю, против всех, наверное, обернется то, что куплено «НТВ-Плюс».



Юрий Богомолов: Да. А теперь только что сообщили о том, что «НТВ-Плюс» скупило права на трансляции УЕФА и Лигу чемпионов. Они будут отслюнивать эти трансляции наиболее вкусные каналу НТВ, так же как канал «Спорт» отслюнивал...



Анна Качкаева: Так я считаю, что вообще-то это нормально. Ну, нормально, что коммерческий спорт с коммерческим телевидением вполне имеют дружка дружку.



Юрий Богомолов: Тут тоже нужны какие-то разумные пределы. Потому что снимать пенки всегда легко, а вот готовить молоко...



Арина Бородина: Юрий Александр, я не буду углубляться в вопрос о том, кто и про кого больше пишет, кто кого больше ругает и кто хвалит. Мне кажется, что это не очень этично. Дело каждого делать такие выводы. Если вы сделали такие, то это ваше право.


Я лишь замечу одно, что то, что «Первый» канал создает себе суперпромоушен во всех своих программах и очень себя анонсирует, это, действительно, так. И более того, шоу после «Евровидения» были тому примером. Ну, было бы, наверное, странно, если бы канал, а это все-таки канал, который существует на деньги от рекламы, не рекламировал себя в собственных программах. А кто же их будет рекламировать? Канал «Россия», НТВ или СТС? Так делает каждый канал. Другой вопрос, как он это делает.


Но здесь есть одна существенная разница, которую, на мой взгляд, собственно, стоило бы отметить. Вы понимаете, собственно, и трансляции-то спортивные, которые покупает ВГТРК, как член Европейского вещательного союза, они ведь покупаются для канала «Спорт». И строго говоря, они, конечно, должны были выходить на «Спорте», на канале, который, собственно, для этого и создавался. Ну, понятно, что компания государственная думала о том, чтобы вся страна могла увидеть этот матч, потому что понятно, что распространение канала «Россия» несоизмеримо с каналом «Спорт». Но ведь и коммерческие расчеты тоже здесь принимались. И реклама, простите меня, и рейтинги, и показатели – все это бралось в расчет ВГТРК, когда они переносили трансляцию.


И более того, вы понимаете, справедливости ради, ведь именно «Первый» канал столь популяризировал и сделал популярным конкурс «Евровидение» в течение почти 13 лет. Как бы мы к кому ни относились, но... Кстати, об этом сказал Филипп Киркоров в прямом эфире MTV , где шла дискуссия, и сказал очень корректно, и сказал, что «сегодня, когда мы победили, мы должны сказать слова и в адрес «Первого» канала», хотя, конечно, здесь уже это не обсуждалось. И уж конечно, никогда не слышала я подобного, что к чему ни прикоснется «Первый» канал, все становится золотым. Там в другом контексте был самопиар всегда. И идеологии хватало. У того же Малахова чего только не было в этих ток-шоу. Никто этого не отменяет. Но вот на мой взгляд, здесь как раз канал «Россия»...



Анна Качкаева: Здесь вкуса и меры не хватило.



Арина Бородина: Хороший шанс чувство меры показать и как-то по-другому что ли себя спозиционировать. Но вот не хватило. И как раз то, что вы сказали, что то не самое лучшее, что внедрил в телевизионное пространство «Первый» канал и культивировал это до невозможности, к сожалению, худшее взял и канал «Россия», но только это еще приняло какие-то более, на мой взгляд, нездоровые обороты. Потому что вот этот хор выступавших в студии на Шаболовке... я уж не говорю о том, что это просто с точки зрения телевизионного ремесла было сделано слабо, и в общем-то, к прямому эфиру со звуком как-то могли бы подготовиться, и уж Диму Билана, простите, вывести в прямой эфир.



Анна Качкаева: Да, можно было, я согласна. Хотя мне кажется, что там такой уж совсем истеричности Малахова и Кушанашвили все-таки не было.



Арина Бородина: Нет, истеричности не было, действие было довольно сдержанным и вялым. Но в каждом выступавшем... они говорили о том, что «Россия, вперед!», и конечно, Иосиф Пригожин, который за последние дни стал у нас чуть ли не национальным героем, продвигавший диск своей жены певицы Валерии, - знаете, это уже тоже чересчур. Но и узнаваемых лиц, то, кстати говоря, на чем так держится телевидение, их ведь тоже практически не было, за исключением, может быть, Николая Баскова, ну и Владимира Матецкого, который чувствовал себя как-то крайне стесненно. Поэтому надо как-то тоже это уметь делать, готовиться, и к торжеству, кстати говоря, быть готовыми. И если весь мир в это время находится на пресс-конференции Дима Билана, то почему оттуда нет прямого включения? Мне, например, в этот момент хотелось видеть Диму Билана и понимать, что он говорит, а не спустя сутки видеть его на канале MTV , извините, который смотрят, в лучшем случае, 2 процента доли молодежной аудитории. А на канале «Россия» мы видели его только в аэропорте «Шереметьево», и все время под пафосными софитами и государственными флагами, и с обращениями на английском языке.



Анна Качкаева: Юрий Богомолов, пожалуйста.



Юрий Богомолов: Арина, вы все справедливо говорили насчет претензий к тому, как было организовано. Я совершенно согласен. Я просто думаю, что это не имеет особого значения. Я думаю, что очень многим было совершенно безразлично, что там говорил Дима Билан, потому что это можно было легко предсказать. Не в этом дело.


Дело в уровне чванства. Вот я могу себе представить, что было бы с Малаховым и его гостями в студии «Пусть говорят», если бы это случилось на «Первом» канале. Это было бы с хорошим звуком, но это было бы еще ужаснее, и именно потому, что там были бы известные медиа-лица. Там был бы Жириновский, Митрофанов, Кушанашвили, который свой патриотизм...



Анна Качкаева: Ну, ладно. Леонтьев Веллеру тоже кричал «Заткнись!» в связи с эстонским коммунистом, это мы все видели.


Сергей Сергеевич, мы вас слушаем. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Вот послушал вас, и хотелось бы сказать вот что. Даже умнице Качкаевой и ее гостям уважаемым и авторитетным хотя бы на месяц, на следующий месяц забыть про обсуждение первый четырех центральных каналов и, допустим, зациклиться на каналах других, на которых тоже есть информационная, социальная, публицистическая составляющая.



Анна Качкаева: А на каких, Сергей Сергеевич?



Слушатель: До недавнего времени у меня на обычную коммунальную антенну было 22 канала, а сейчас на необычную коммунальную антенну – 31 канал.



Анна Качкаева: Вот скажите, про что вы хотите поговорить, про какой канал.



Слушатель: Про то же самое, о чем вы говорите, но только на каналах «Звезда», «Пятый», РЕН, РБК, «Euronews», даже информационная и публицистическая составляющая есть на MTV на «Муз-ТВ», на «Вести-24». Вот если бы эти каналы были бы многим доступны, бесплатно доступны, и вы бы их обсуждали, то тогда можно было бы считать, что люди, действительно...



Анна Качкаева: Хорошо, Сергей Сергеевич.



Слушатель: И напоследок – про «Евровидение». Ведь в прямом эфире «Евровидение» давала не только «Россия», но и многие радиоканалы, в том числе и телеканал MTV , в прямом эфире в студии обсуждения и прочее, прочее. Но никто забавных вещей не видел, что в соседней студии, и тоже с параллельными включениями был известный шоумен Заза Наполи, который пригласил к себе известных и малоизвестных колдунов, шаманов и экстрасенсов...



Анна Качкаева: Может быть, и хорошо, Сергей Сергеевич...



Слушатель: ...которые давали прогнозы, а потом шаманили. И они-то, может быть, и сделали победу Димы Билана.



Анна Качкаева: О, это замечательно! Хорошая, между прочим, версия. Мы еще такой не слышали.


Яков из Москвы, мы вас слушаем. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Три короткие реплики. Первая. «Евровидение» я не смотрел – мне это неинтересно, и никогда не смотрю. Хоккей бы смотрел, но был в командировке. Рад за ребят.


Второе. Хочу сказать, что я пишу о теннисе, поэтому в теннисном развитии не все очень однозначно. Поэтому поверьте мне как специалисту.


И третье. Анна, я бы хотел, чтобы вы провели две передачи. Программа первая – посвященная «Времечку», чтобы пригласили с ТВЦ и с АТВ, как это все произошло. И вторая тема – то же самое спортивное телевидение, два антагониста. Пригласили бы кого-нибудь из руководства канала «НТВ-Плюс. Спорт» и канала «Спорт», чтобы они поговорили в прямом эфире об их взаимоотношениях. По-моему, это будет очень интересно многим людям.



Анна Качкаева: Спасибо, Яков.


Арина, пожалуйста.



Арина Бородина: Я хотела бы, во-первых, сказать нашему слушателю, Анна, что мы с вами неоднократно обсуждали далеко не только «Первый» и «Второй» каналы...



Анна Качкаева: Да-да. Просто я хотела еще раз услышать, что интересно.



Арина Бородина: По периметру мы все это обсуждали, и будем, я думаю, обсуждать еще не раз. Я хочу, кстати, сказать, что стоит отметить канал MTV . Это их дебют, это, действительно, было очень удачное шоу, которое было в ночь... два дня в течение после «Евровидения». И это было, действительно, смотреть интересно, как ни странно.


И все-таки пожелать нашему телевидению – и «Первому» каналу, и каналу «Россия», которые мощные, красивые, очень яркие телеканалы, которые смотрят миллионы, подавляющее количество зрителей России, - чуточку все-таки подходить разумно как к победам, так и к поражениям. И поменьше все-таки идеологии. Хотя я понимаю, что это иллюзия, этого не будет, но мне, честно говоря, просто хочется эмоций, красивых, ярких эмоций.



Анна Качкаева: Я благодарю Арину Бородину и Юрия Богомолова.


XS
SM
MD
LG