Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Смена руководства Генерального штаба Вооруженных сил России


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Кирилл Кобрин : Начальник Генерального штаба российской армии Юрий Балуевский снят со своего поста и назначен в Совет безопасности России заместителем руководителя этой структуры Николая Патрушева. Новым начальником Генштаба назначен Николай Макаров. Что стоит за этими перестановками в руководстве Вооруженных сил? Этот вопрос изучал Данила Гальперович, который сейчас находится в студии Радио Свобода в прямом эфире.


Данила, здравствуйте! Вам слово.



Данила Гальперович: Здравствуйте! Дмитрий Медведев, надо сказать, вызвал к себе Юрия Балуевского, Николая Макарова и министра обороны Анатолия Сердюкова, всех сразу, чтобы поговорить на камеры о том, что произошло. Медведев сделал перестановку максимально публичной и мирной, по мнению многих, чтобы развеять слухи о давнем конфликте между Минобороны и Генштабом. Вот что сказал президент России.



Дмитрий Медведев : Мною принят ряд кадровых решений. Юрий Николаевич Балуевский переходит на другую работу. Будет работать заместителем секретаря Совета безопасности. Я хотел бы поблагодарить Юрия Николаевича за большую работу, которую он проводил по совершенствованию наших Вооруженных сил. Я подписал указ о награждении Юрия Николаевича орденом "За заслуги перед Отечеством" II степени. Я получил предложение от министра обороны по назначению нового первого заместителя министра обороны, начальника Генерального штаба, изучил эти предложения и поддерживаю их. Новым начальником Генерального штаба будет Николай Егорович Макаров.



Данила Гальперович: Тем не менее, российские медиа уже давно писали как в печати, так и в интернете, о трениях между Анатолием Сердюковым, министром обороны, гражданским человеком, который пришел в это ведомство после Сергея Иванова, и начальником Генштаба, теперь уже бывшим, Юрием Балуевским. Обозреватель интернет-издания "Ежедневный журнал" Александр Гольц говорит, что такой конфликт отнюдь не новость. Он скорее традиционен для российской армии.



Александр Гольц : Базой для такого конфликта является важные, не устраненные до сих пор, институциональные противоречия. До сих пор нет четкого и ясного разделения функций Министерства обороны и Генерального штаба. И всякий раз, а это в истории последних лет было неоднократно, достаточно вспомнить конфликт Игоря Сергеева и Анатолия Квашнина, всякий раз, когда министр обороны затевал какие-то новации (не рискну назвать это реформами), тут же обиженные группировались вокруг Генерального штаба, выдвигая в качестве главного своего тарана начальника Генерального штаба. Так, судя по всему, произошло и на сей раз. Проблема в том, что те, весьма ограниченные новации, которые собирается предпринять Сердюков, так или иначе, выводят на базовые, основные вопросы, так и не состоявшейся реформы Вооруженных сил. И вот поскольку уже чувствуются эти вопросы, и произошел этот конфликт. Решен он был бюрократически - одну из конфликтующих сторон убрали.



Данила Гальперович: Между тем, военный эксперт Павел Фельгенгауэр отмечает, что Анатолий Сердюков действительно вроде бы затеял для российской армии нечто новое и с иностранным названием - аутсорсинг.



Павел Фельгенгауэр : Сердюков проводит действительно существенные реформы в смысле хозяйственной организации - привносит элементы современной, более западной хозяйственной практики, как, например, аутсорсинг, то есть передача различных функций, которые раньше выполняло непосредственно Министерство обороны, сторонним коммерческим организациям. То, что делают на Западе, у нас частные компании и корпорации, то, что на Западе очень много делают и военные ведомства. Это прогрессивная, в принципе, схема. Сердюков там пытается уменьшить количество людей в погонах, выполняющих совершенно не свойственные, собственно, кадровым военным функции. Он пытается создать некое подобие западного министерства обороны, в котором много невоенных, гражданских, чиновников и служащих, выполняющих невоенные функции.



Данила Гальперович: Юрий Балуевский, ушедший в Совет безопасности, был известен тем, что, с одной стороны, грозил Западу возможностью применения ядерного оружия, с другой стороны, достаточно часто и продуктивно участвовал в совместных с НАТО учениях. Кто же такой новый начальник Генштаба Николай Макаров? Говоря о нем, Павел Фельгенгауэр характеризует Николая Макарова так:



Павел Фельгенгауэр : Армейский командный кадр. Кстати, Балуевского упрекали в том, что он штабист, что у него не было командных должностей, кроме самых нижних. А у нового есть командные должности все необходимые, то есть он и армией командовал, и Сибирским округом командовал. Такой нормальный, как бы классический армейский начальник, прошедший все, что надо. Но самое важное, конечно, не это, а то, что он человек Сердюкова, Сердюковым выбранный. Еще в прошлом году одним из первых назначений Сердюков его из Сибирского округа назначил замом и начальником вооружений вместо генерала Московского, назначенца Иванова. Потому что одной из главных претензий к Иванову были - непорядок в закупках вооружений, что денег в бюджете Министерства обороны при Путине выросло в 5-6 раз с 2000 года, а нового вооружения не поступает. Сердюков его и выбрал для того, чтобы наводить там порядок. Это его назначенец, Макаров. Это его главное свойство.



Данила Гальперович: В этих определениях с Павлом Фельгенгауэром согласен Александр Гольц, который подчеркивает, что Анатолий Сердюков и Николай Макаров уже сработались.



Александр Гольц : Господин Макаров такой хороший генерал, который понравился министру обороны за время совместной работы в течение нескольких месяцев в должности заместителя министра по вооружениям. Но институциональной сути конфликта, боюсь, он еще не осознал. В момент представления он сказал, что он будет работать совместно с министром обороны. Вот, собственно, конфликт в этом. Он не должен работать совместно, он должен работать под министром обороны. Он должен быть его советником не более того. Из этого можно сделать два предположения. С одной стороны, поскольку отношения неплохие между министром и новым начальником Генерального штаба (это очевидно), то какие-то новации теперь пойдет без сопротивления на этом высшем уровне. Сопротивление перейдет на другой этаж, который все время будет подталкивать начальника Генерального штаба к конфликту.



Данила Гальперович: Последнее замечание Александра Гольца достаточно любопытно, потому что из него можно вывести производную - ну, уж если в армии, где по идее приказы не обсуждаются, возможен тихий саботаж, то что тогда говорить о гражданской жизни в России, где саботаж чиновников проявляется гораздо ярче.



XS
SM
MD
LG