Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Книжное обозрение» Марины Ефимовой: исповедь теле-звезды в автобиографии Барбары Уолтерс.





Александр Генис: Барбару Уолтерс можно было бы назвать гением исповедальной тележурналистики. Знаменитости любят именно ей признаваться в грехах, если уж не удается их скрыть от публики. Естественно, что следить за такими откровениями – удовольствие, в котором не может себе отказать ни один вменяемый телезритель. Так, 3 марта 1999 года, когда Барбара Уолтерс интервьюировала Монику Левински, 74 (!) миллиона человек не отрывались от экрана. Я, конечно, был в их числе, поэтому помню то экстравагантное сочетание безжалостности и такта, которое объясняет триумфы Барбары Уолтерс. Сейчас – в 78-лет - и для нее пришла пора откровенности. Из ее автобиографии читатель узнает немало пикантных подробностей, вроде пылкого романа с одним женатым сенатором и любовных свиданий с Аланом Гринспейном, знаменитым «начальником» американских финансов. Но главное мемуары объясняют, как Барабре Уолтерс удалось стать звездой малого экрана – и чего ей это стоило. Книгу «Проба» представит слушателям «Американского часа» ведущая нашего «Книжного обозрения» Марина Ефимова.



Barbara Walters. “Audition”


Барбара Уолтерс, «Проба».



Марина Ефимова: Ту роль в американском телевидении, на которой 40 лет блистает Барбара Уолтерс, трудно определить. Она - не совсем тележурналист, не совсем телеведущий, не только телеинтервьюер, почти не телекомментатор.


В английском языке для нее есть подходящее определение – telepersonality. Буквально - «телевизионная личность». И хотя в Америке так называют телезвезд, на мой слух это определение звучит чуть обидно – как будто говорящий подчеркивает, что данный человек – не вообще личность, а только на телеэкране. Не знаю, вкладывают ли американцы этот намек в привычный термин.


Барбара Уолтерс появилась на телевидении в 1961 году, в возрасте 32-х лет. Но известность пришла к ней только через 10 лет и началась с неприятности. Ее со-ведущий новостной программы NBC Франк МакГи вытребовал контракт, по которому во время совместных интервью Барбара имела право вставить свой первый вопрос только после того, как сам МакГи задаст четыре вопроса. Условие было унизительным для Уолтерс. Но!.. в контракте говорилось, что выездные интервью с людьми, заслужившими внимание прессы, она может делать самостоятельно. Это и натолкнуло Уолтерс на жанр, на котором она построила свою карьеру - телебеседы в интерьере.


Вот что пишет о специфике этого жанра рецензент книги Уолтерс «Проба», декан Школы журналистики Колумбийкого университета Николас Леманн:



Диктор: «В жанре телеинтервью есть неписаные правила. Первое, естественно, – получить разрешение интересующего вас лица. Для этого Барбара проводила многомесячную подготовку, включавшую длинные письма к своему избраннику, переговоры с юристами, агентами, телеадминистраторами и другими людьми, от которых зависело все мероприятие.


Другое правило: с собеседником можно вести себя как следователь, как друг, но ни в коем случае не как слабый противник. В интервью Барбары Уолтерс прицел был таким: дать человеку возможность представить собственную версию событий, излагая эту версию журналисту строго объективному, бескомпромиссному, но по-человечески сочувствующему».



Марина Ефимова: Манера Барбары Уолтерс, дочери владельца европеизированного ночного клуба, была чрезвычайно привлекательной. Во-первых, она вела себя цивилизованно. Например, задавая неприятные вопросы, она говорила: «Мне придется спросить вас то-то и то-то...», или: «Что бы вы ответили тем, кто критикует вас за то-то и то-то?»..


Она никогда не вела себя, как хозяйка (в отличие, например, от другой теле-знаменитости - Опры,) а всегда – как гостья, понимавшая, кто в этой беседе интересен публике. Она одевалась с элегантной скромностью и всегда держала на коленях блокнот с вопросами, показывая тем самым свою добросовестную подготовку к интервью. Но при всей деликатности манеры она позволяла себе задавать самые провокационные вопросы.


Пример – недавнее интервью с Бараком Обамой. Сперва она ему сказала (под аплодисменты публики), что он очень сексапильный мужчина (на что он отреагировал с шутливо преувеличенным смущением). Но тут же задала безжалостный вопрос о вопиющем противоречии между его снисходительностью к скандальному расизму священника Райта и неадекватно суровым осуждением радиожурналиста Дона Имуса за одно бестактное замечание.


Уолтерс умеет задавать обескураживающие вопросы. Одно время любимым был вопрос: «Как вы относитесь к себе?» Люди терялись, раздражались (мне помнится, что, в частности - шах Ирана), отказывались отвечать на подобные вопросы. А актер Джон Уэйн ответил, не задумываясь: «Я без ума от себя» -“ I ’ m crazy about myself ».


Книга Барбары Уолтерс «Проба» - автобиография, и довольно саморазоблачительная. Она, например, пишет такое:



Диктор: «Я так стеснялась своей недоразвитой сестры Джеки, что когда собирала у себя школьные вечеринки, всегда устраивала их во дворе, заставляя мать сидеть внутри и следить, чтобы Джеки не вышла и не опозорила меня перед друзьями».



Марина Ефимова: Или - такое:



Диктор: «В детстве я говорила моей любящей и нежной матери, что когда вырасту, то построю ей роскошный дом рядом со своим. Но когда мать овдовела и стала слабеть, я, к сожалению, так и не вызвала ее к себе в Нью-Йорк. Правда, ее светская жизнь была полной отчасти благодаря мне - потому что все ее подруги постоянно собирались в её квартире в Майами, и смотрели по телевидению мои шоу».



Марина Ефимова: Однако в книге больше не самообвинений, а незабытых и непрощенных обид. В школе девочки издевались над ее туфлями. Итальянский красавец-холостяк не явился на свидание. Фрэнк Синатра возненавидел ее за то, что в интервью она спросила его о помолвке с Памелой Хэйвард (будущей Харриман). Трумэн Капоте не пригласил ее на свой знаменитый чёрно-белый бал. Гилда Раднер жестоко высмеяла ее шоу в знаменитой пародийной телепередаче « Saturday Night Live ». Ее агент не отменил отпуск, когда она меняла работу. А недавно руководство NBC заплатило Кэти Корик намного больше, чем ей 30 лет назад! Резюмируя этот трагикомический обзор, Леманн пишет:



Диктор: «Возможно, из-за недополученной родительской заботы в детстве, Барбара Уолтерс еще в юности рванулась за эмоциональной поддержкой к обществу, в мир публичного обсуждения проблем. Много лет спустя её собственная дочь прошла через ужасные трудности отрочества: убегала из дома, какое-то время содержалась в школе для трудновоспитуемых. И даже этот свой опыт Уолтерс обнародовала, выступив вместе с дочерью по телевидению».



Марина Ефимова: По этому поводу мне вспоминается рассказ Валерия Попова. Там описывается мрачный подросток, про которого все говорят: «У него было тяжелое детство». И автор пишет: «Мы росли в одном дворе, но почему-то его детство было тяжелым, а наше – нет». Так что, может быть, дело не в детстве, а в склонностях Барбары Уолтерс и в их соответствии вкусам американского телезрителя.


Резюмируя особенности ее таланта, Леманн пишет:



Диктор: «Барбара Уолтерс – алхимик, превращающий новости в шоубизнес. И - наоборот. В 77-м году список ее собеседников включал людей такого разного масштаба, как египетский президент Анвар Садат и звезда музыки «кантри» Долли Партон. А в 2006 году она отказалась от интервью с лидером Венесуэлы Хьюго Чавезом в пользу интервью со вдовой человека, которого съел крокодил. Она удостаивалась беседы с монархами и президентами, но когда интерес к ним увял, она легко перешла на звезд шоубизнеса и на знаменитых преступников. Возникает вопрос: кто же Барбара Уолтерс – журналист или эстрадник? В любом случае, она – крупная фигура, поэтому с ней соглашаются говорить другие крупные фигуры. (Хотя для нее самой важны не столько масштаб темы и человека, сколько гарантия того, что интервью вызовет в публике сильные эмоции)».




Марина Ефимова: По этой же мерке написана книга «Проба» – продукт той самой поп-культуры, которую ее автор помогала создавать. А сама Барбара Уолтерс стала в Америке, по выражению рецензента Леманна, «таким же предметом любви и гордости, и такой же вечной темой для шуток, как любой другой национальный монумент».


XS
SM
MD
LG