Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. В Южной Дакоте и Монтане прошли последние первичные выборы президентской кампании. Готов ли американский центральный банк защитить доллар? Нефть: проклятье или спасение России. Новая книга Маршалла Голдмана "Нефтегосударство"


Юрий Жигалкин: В Южной Дакоте и Монтане прошли последние первичные выборы президентской кампании. Готов ли американский центральный банк защитить доллар? Нефть: проклятье или спасение России. Новая книга Маршалла Голдмана «Нефтегосударство». Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».


Во вторник в Южной Дакоте и Монтане прошли последние первичные выборы, завершившие многомесячный процесс партийных голосований, на которых избиратели - члены обеих партий выбирают партийного кандидата в президенты. Но их результаты еще до появления, скорее всего, утеряли значимость. По подсчетам некоторых средств информации, Барак Обама сумел заручиться необходимым для номинации числом голосов делегатов съезда.



Ян Рунов: Еще до объявления результатов голосования Агентство "Ассошиэйтед Пресс" сообщило, что, независимо от соотношения голосов, сенатор Барак Обама уже заручился поддержкой достаточного количества суперделегатов и практически стал единым кандидатом на пост президента США от Демократической партии. Однако сенатор Хиллари Клинтон опровергла сообщения "Ассошиэйтед Пресс" о том, что она заранее признала свое поражение.


Тем временем Обама, не сомневаясь в своей победе, уже переориентирует свою избирательную компанию на борьбу с республиканским соперником, сенатором Маккейном, а на Хиллари Клинтон все больше смотрит как на союзника по общей борьбе. Выступая в Мичигане он даже сказал, что готов работать вместе с ней, что было истолковано чуть ли не как намек на пост вице-президента или министра в будущем правительстве демократов. Хиллари Клинтон, в свою очередь, тоже начала менять тон. Если раньше и Обама, и Клинтон категорически отрицали всякую возможность тандема, то теперь оба не исключают, что могут пойти дальше в качестве кандидатов на пост президента и вице-президента. Хиллари Клинтон прямо заявила, что готова стать кандидатом в вице-президенты, если это поможет демократам победить на ноябрьских выборах. Однако, по всей вероятности, Хиллари Клинтон затягивает признание своего поражения из стратегических соображений, ожидая выгодных для себя предложений, вплоть до предложения стать кандидатом в вице-президенты.


Вот что думает об этом политический обозреватель Хуан Вильямс, бывший корреспондент газеты «Вашингтон Пост», аккредитованный в Белом доме.



Хуан Вильямс: Ожидалось, что Барак Обама победит и в Южной Дакоте, и в Монтане. Неожиданностью оказалась победа Хиллари Клинтон в Южной Дакоте. Это дает ей лишнюю возможность рассчитывать на пост вице-президента. Но она должна поспешить со своим согласием, пока Обама не назвал другого кандидата на пост вице-президента. Как показывают опросы общественного мнения, большинство избирателей-демократов за тандем Обама-Клинтон. Это объединит избирателей. Хиллари Клинтон в роли вице-президента приведет в лагерь Обамы женщин, испаноязычных американцев и еврейских избирателей, которые вместе сделают Обаму менее уязвимым в ноябре.



Ян Рунов: Такой вариант - Обама - кандидат в президенты, Хиллари Клинтон - кандидат в вице-президенты - стратеги Демократической партии называют "дрим-тиккет" - идеальным тандемом, о котором можно мечтать.



Юрий Жигалкин: Во вторник глава Федеральной резервной системы выступил с редким для председателя центрального банка заявлением. Впервые после назначения на эту должность Бен Бернанке заявил о том, что падение курса доллара представляет опасность, поскольку это приводит к инфляции. В ответ на это проявление внимание к американской валюте инвесторы с энтузиазмом стали скупать доллар.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Председатель Федеральной резервной системы США Бен Бернанке минувшим днем просигнализировал о малой вероятности дальнейшего снижения учетной ставки. Обратившись по спутниковой связи к участникам Международной конференции финансистов, проходящей в Барселоне, Бернанке дал смешанную оценку состоянию американской экономики, особо выделив озабоченность уровнем инфляции, ростом цен на нефть и низким курсом доллара. Бернанке впервые высказывался о состоянии национальной валюты; прежде подобные комментарии считались прерогативой Министерства финансов.


«Проблемы, которые испытывает наша экономика в последний год. определенным образом снизили обменный курс доллара, что в свою очередь повлекло нежелательный рост цен на импорт и на потребительские товары. Мы внимательно следим за тем, как изменение стоимости доллара влияет на инфляцию и на инфляционные ожидания», - сказал Бен Бернанке. Он добавил, что обязательства Федеральной резервной системы по сохранению ценовой стабильности и максимальной занятости в США будут ключевыми факторами сохранения силы и стабильности доллара. Бернанке не сообщил о дальнейших действиях возглавляемого им ведомства. Однако дал понять, что оно вряд ли продолжит снижение учетной ставки в обозримом будущем.


Означает ли сказанное председателем центробанка США, что доллар пойдет вверх? Этот вопрос я задал профессору бизнес-школы Университета штата Мэриленд Питеру Мориси.



Питер Мориси: Думаю, что доллар может временно подняться после комментариев Бернанке. Однако в более долгосрочной перспективе доллар существенно усилится только в результате заметного сокращения торгового дефицита США. Это, в свою очередь, потребует от американцев умерить аппетиты на импорт нефти и снизить дефицит торговли с Китаем. Сейчас доллар США имеет завышенный курс по отношению к китайскому юаню - и это одна из причин его понижения по отношению к евро.



Аллан Давыдов: Многие эксперты ожидают, что укрепление доллара будет способствовать падению цен на нефть. Есть ли здесь прямая связь?



Питер Мориси: Действительно, мы можем стать свидетелями некоторого снижения цен на нефть. Однако при этом нельзя недооценивать китайский фактор. Китай располагает огромным количеством долларов от своего торгового профицита, которые использует для субсидирования нефтяного импорта. Рост цен на нефть мало влияет на уровень ее потребления Китаем, потому что цены на бензин в этой стране регулируются, и китайские нефтепереработчики получают государственные субсидии на продолжение импорта нефти вне зависимости от того, сколько она стоит на международном рынке.



Аллан Давыдов: В своих коментариях во вторник глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке также заявил, что рост экономики будет оставаться под угрозой до тех пор, пока американский рынок недвижимости не продемонстрирует признаков стабилизации.



Юрий Жигалкин: «Петростейт» («Нефтегосударство») - Россия, считавшаяся житницей, хлебной корзиной Европы, впервые начала приобретать очертания государства, живущего за счет экспорта нефти, в конце XIX века. Западный капитал, Ротшильд, Нобель, получившие в концессии бакинские нефтяные месторождения, превратили Россию к 1901 году в крупнейшего экспортера нефти. За революционными потрясениями, изгнанием иностранных фирм последовал упадок нефтяной промышленности, но власть, успевшая вкусить нефтедолларов в 20-х годах, была вынуждена вернуть иностранцев. Они восстановили производство, но через десятилетие их вновь вытеснили из России. С тех пор добыча и экспорт нефти в Советском Союзе нарастала вплоть до конца 80-х. Нефтеприбыли стали основным источником существования государство, и оно распалось вслед за крахом цен на нефть, которые упали в три раза с конца семидесятых к началу девяностых. Кое-кто считает, что это падение цен было соркестровано администрацией Рональда Рейгана. В 90-х годах Россия была вынуждена вновь призвать на свои нефтяные развалины, разошедшиеся к тому времени по частным рукам, западные компании с их технологиями. Десятилетие спустя будущее этих компаний в России вновь оказалось под большим вопросом, и добыча энергоресурсов начала падать. Но, в отличие от прошлых времен, цены на нефть находятся на рекордном уровне, российская казна и счета нефтепроизводителей ломятся от нефтедолларов. И Кремль пытается стать доминирующей фигурой на мировом рынке энергоресурсов. Удастся ли ему этого добиться, хорошо это для России и опасно ли это для мира? Такова канва книги моего собеседника - профессора Маршалла Голдмана.


Профессор, я ошибаюсь или заголовок вашей книги - «Петростейт» - содержит некую негативную коннотацию?



Маршалл Голдман: Я думаю, что россиянам книга может показаться более пристрастной, чем иностранным читателям, особенно учитывая, что большая ее часть посвящена изучению того, как Кремль пытается монополизировать систему газо- и нефтепроводов, надеясь превратиться в доминирующую силу на российском и европейском энергетическом рынке. Но реальный смысл этого термина будет зависеть от действий России, от того, насколько она будет использовать поставки энергоресурсов как инструмент давления или угроз. С другой стороны, можно сказать, этот термин имеет и позитивную коннотацию, ведь он отражает удивительный успех, достигнутый Россией в укреплении экономики. Кто мог представить, включая меня самого, что Россия преобразится в столь короткий срок? Конечно, можно сказать, что причиной этого была не столько политика Путина сколько рекордный рост цен на нефть, и это предоставило ему уникальный экономический инструмент.



Юрий Жигалкин: Профессор, но в вашей книге совершенно ясно показано, что в прошлом нефть не принесла преуспевания Советскому Союзу, она лишь помогала ему выжить, скрыть слабости системы, а ее удешевление, в конце-концов, стоило СССР жизни. Сильно ли от этого, как вы считаете, отличается сегодняшняя российская ситуация?



Маршалл Голдман: Действительно, с одной стороны, нефть вытащила Россию из банкротства и превратила ее в состоятельную страну. За время президентства Путина число людей, живущих за чертой бедности, упало с 30 до 14-15 процентов. Это значительное достижение. Но высокая стоимость нефти и дорогой рубль парализуют развитие производства в России, обилие импорта убивает отечественного производителя. Мало того, Россия страдает от того, что я называю «русской болезнью»: когда в руках государства сосредоточены такие гигантские средства, это неминуемо приведет и приводит к борьбе за контроль над ними - и внутри власти, и между частными владельцами, и между государством и частниками. Все это довольно грязный бизнес.



Юрий Жигалкин: Но это вряд ли обещает катаклизм, сравнимый с коллапсом Советского Союза?



Маршалл Голдман: Если цены на природные ресурсы значительно упадут, Россия сможет прожить на своих запасах некоторое время, но затем у нее не будет ничего, что бы заменило этот источник дохода. Если события пойдут по такому сценарию, это вполне может привести к смене правительства. Я не думаю, что этот шок будет столь силен, что его последствием станет изменение экономической платформы, что Россия перейдет от своего рода смешанной экономики к государственной. Но России наверняка придется пережить ощутимые потрясения. Представьте, например, что может произойти, если все это нефтяное богатство испарится? У России ничего не останется. Уже сейчас правительство вынуждено прибегать к средствам из стабилизационного фонда, и не для того, чтобы создать альтернативный источник экономической активности.



Юрий Жигалкин: Профессор, значительная часть вашей книги посвящена описанию того, как довольно прямолинейно, если не сказать грубо, российские власти возвращают в руки государства крупнейшие энергетические компании, прежде всего выдавливая иностранные концерны, но не щадя и российских неугодных олигархов. Но что известно относительно того, получает ли государство причитающуюся ему, как владельцу, прибыль? И действительно ли государственные акции остаются в руках государства? Ведь ходят самые разные слухи о состоянии людей, находящихся у власти в России.



Маршалл Голдман: Большая часть выручки действительно идет в государственную казну в виде различных налогов на производителей, - это видно хотя бы по величине валютных резервов России. Но те, кто находится у руля этих концернов, обогатились безмерно. Появляется новое поколение олигархов. И лучший показатель - список журнала «Форбс», который называет Россию второй после Соединенных Штатов страной по числу миллиардеров.



Юрий Жигалкин: С профессором Маршаллом Голдманом мы обсуждали его новую книгу «Петростейт» («Нефтегосударство»).


XS
SM
MD
LG