Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Маршалл Голдман описал «русскую болезнь» в государственном масштабе


Сосредоточение в руках государства громадных ресурсов неизбежно приведет к борьбе за контролем над ними, считает автор Petrostate

Сосредоточение в руках государства громадных ресурсов неизбежно приведет к борьбе за контролем над ними, считает автор Petrostate

Известный американский политолог, содиректор Центра российских исследований Гарвардского университета Маршалл Голдман опубликовал новую книгу под названием «Нефтяное государство». Голдман прослеживает развитие нефтяной отрасли в России и ее влияние на национальную экономику со времен Ротшильда и Нобеля до наших дней.


В связи с выходом книги автор дал экслюзивное интервью Радио Свобода.


- Вы даете довольно подробный экскурс в историю нефтяной и газовой отраслей в дореволюционной России, Советском Союзе и новой России, рассказываете о том, как нефтяные месторождения расходились по частным рукам и возвращались в лоно государства, согласно стратегическому плану Путина. Какой из сюжетов книги лично вам кажется самым важным?


- Тот, что дал реальный толчок к написанию книги. Как-то, работая над другой темой, я решил посмотреть, какой процент энергоресурсов, потребляемых Германией, импортируется из России? Потом я свел воедино данные по другим странам. И к своему изумлению обнаружил, что Россия стала крупнейшим поставщиком нефти и особенно газа в Европу, в то время как считается, что Европа полагается на ближневосточные страны. Почти 40% газа, потребляемого Германией, приходит из России. Это превращает энергоресурсы в руках Кремля в потенциальный инструмент политического давления, и это необходимо осознавать. Тем более, что традиционные заявления русских, в том числе Путина, о том что Москва никогда не использовала свои ресурсы как инструмент давления и не намерена их использовать в таком качестве, не соответствуют истине. В действительности я насчитал около десятка подобных примеров в истории последних десятилетий. Во время Суэцкого кризиса Советский Союз прервал поставки энергоресурсов в Израиль, объектом советских санкций становились китайцы, не говоря уж об акциях последних лет против Грузии, Украины, стран Балтии. Литовцы стали объектом прямого шантажа, угроз прервать поставки нефти в ответ на отказ продать нефтеперерабатывающий завод на территории страны.


- Нарисованная вами картина о том, как Россия умело подрывает попытки создать альтернативные пути транспортировки нефти и газа в Европу и пытается прибрать к рукам трубопроводы в самой Европе, впечатляет, но трудно представить, что Россия может шантажировать Германию.


- У России есть альтернативные потребители, например, Китай, у европейцев нет альтернативных поставщиков. В том же, что касается эффективности поставок энергии как инструмента давления, я не исключаю, что мы только что были свидетелями этого, когда Германия выступила против принятия Грузии и Украины в НАТО. Мы, конечно же, не знаем точной причинно-следственной связи, но предположение о том, что немцы не захотели раздражать Россию, выглядит уместным. Подобные политические трения будут возникать и в будущем, и доступ к энергоресурсам может быть прекрасным инструментом, так сказать, мягкого давления на тех, кто принимает политические решения в Западной Европе.


- Видимо, не ошибаются те, кто считает, что заголовок вашей книги Petrostate действительно содержит негативную коннотацию?


- Я думаю, россиянам книга может показаться более пристрастной, чем иностранным читателям, особенно, учитывая, что большая ее часть посвящена изучению того, как Кремль пытается монополизировать систему газо- и нефтепроводов, надеясь превратиться в доминирующую силу на европейском энергетическом рынке. Но реальный смысл этого термина будет зависеть от действий России, от того, насколько она будет использовать поставки энергоресурсов как инструмент давления, угроз. С другой стороны, говоря о позитивном, этот термин отражает удивительный успех, достигнутый Россией в укреплении экономики. Кто мог представить, включая меня самого, что Россия преобразится в столь короткий срок? Конечно, можно сказать, что причиной этого была не столько политика Путина, сколько рекордный рост цен на нефть, и это предоставило ему уникальный экономический инструмент.


- Но в вашей книге совершенно ясно показано, что прошлом нефть не принесла преуспевания Советскому Союзу, она лишь помогала ему выжить, скрыть слабости системы, а ее удешевление в конце концов стоило СССР жизни. Сильно ли от этого отличается сегодняшняя российская ситуация?


- С одной стороны, нефть вытащила Россию из банкротства и превратила ее в состоятельную страну. За время президентства Путина число людей, живущих ниже черты бедности, упало с 30 до 14-15%. Это значительное достижение. Но высокая стоимость нефти и дорогой рубль парализуют развитие производства в России, обилие импорта убивает отечественного производителя. Мало того, Россия страдает от того, что я называю «русской болезнью»: когда в руках государства сосредоточены такие гигантские средства, это неминуемо приведет и приводит к борьбе за контроль над ними. И внутри власти, и между частными владельцами, и между государством и частниками - и это довольно грязный бизнес.


- Но это все же не катаклизм, сравнимый с коллапсом Советского Союза?


- Если цены на природные ресурсы значительно упадут, Россия сможет прожить на своих запасах некоторое время, но затем у нее не будет ничего, чтобы заменило этот источник дохода. Такой сценарий вполне может привести к смене правительства. Я не думаю, что шок будет столь силен, что он приведет к изменению экономической платформы: от своего рода смешанной экономики к государственной. Но России придется пережить ощутимые потрясения. Представьте, что может произойти, если все это нефтяное богатство испарится. У России ничего не останется. Уже сейчас правительство вынуждено прибегать к средствам из стабилизационного фонда, и не для того, чтобы создать альтернативный источник экономической активности.


- В вашей книге ясно прослеживается еще одна линия: Россия постоянно отставала от Запада в развитии технологий, брала свои рекорды числом, а не умением. Сейчас западные компании выдавливаются из России, а среди новых главных отчественных персонажей, согласно вашему анализу, нет ни одного «положительного героя».


- Да, с этим наблюдаются трудности. Если вы сегодня окажетесь там, где ведется бурение перспективных, но трудных скважин, вы обнаружите, что работы ведутся западными компнаиями. Это «Халлибертон» или «Шлюмберже». Я об этом прежде не думал, но вы правы, трудно найти героев среди российских действующих лиц. Нефть и газ как правило порождают алчность тех, у кого к ним есть доступ. Сегодня едва ли можно применить термин «эффективно управляемые» к компаниям, перешедшим в руки государства. Сушествует опасность, что новые владельцы не смогут должным образом сберечь и развить, то, что им досталось. Когда в ваших руках оказалось такое богатство, вы склонны верить в то, что источник не иссякнет, но не исключено, что это произойдет.


XS
SM
MD
LG