Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О необходимости создания Мемориально-музейного комплекса памяти жертв сталинских репрессий


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.



Кирилл Кобрин : Группа общественных деятелей, деятелей культуры выступила за создание общенационального мемориала памяти жертв сталинских репрессий. В заявлении говорится, что мемориал необходим для осмысления прошлого, без которого невозможно создавать будущее. Среди тех, кто подписал обращение - поэт Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, экс-президент Михаил Горбачев, писатели Даниил Гранин, Борис Стругацкий, актер Юрий Соломин. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.



Карэн Агамиров : Почти каждый год, говорится в обращении, Россия отмечает горькие даты. В прошлом году исполнилось 70 лет "большому террору" 1937-1938 годов. В следующем году грядет еще один страшный юбилей - 80-летие кровавого 1929 года - года Великого перелома.


Нет в России практически ни одной семьи, не пострадавшей от сталинских репрессий. Как свидетельствуют исторические документы, миллионы человек прошли через систему ГУЛАГа, миллионы умерли в лагерях и на спецпоселениях, около миллиона было казнено. Мы говорим о жертвах - миллионы, считая обычным делом погрешность в сотни тысяч жизней. Это так же неестественно, как плюс-минус народа.


Да, есть литература, архивы, есть память, переданная нам отцами, но нет единого пространства, соединяющего боль отдельных людей в единое целое. И на этих пустырях памяти оживает зловещая фигура Сталина, теперь уже в образе эффективного менеджера.


Нынешним и будущим поколениям нужна память и знания о репрессиях сталинского режима. Поэтому появилась идея создания общенационального Мемориально-музейного комплекса, посвященного увековечиванию памяти жертв.


Завершается обращение общественных деятелей России.


При этом на встрече с прессой они обратили особенное внимание на то, что Голодомор 30-х - это пусть не геноцид, но последствие тех же репрессии. Член «Мемориала» Арсений Рогинский и первый и последний президент СССР Михаил Горбачев:



Арсений Рогинский : Это не геноцид против украинского народа, а последствия страшных преступлений сталинского руководства, сказавшееся на украинском народе. Не в меньшей степени и на казахском, как вы знаете, если говорить о процентах населения. А также на Северном Кавказе, на территории Поволжья и так далее и так далее. Страшные, чудовищные преступления, которым не только оправдания нет, я уж даже не знаю, что хуже.



Михаил Горбачев : Я думаю, что вы тоже слишком сильно нажимаете на меры сталинского руководства. Если говорить, то главная мера - это коллективизация. Она провалилась по решению, формально все по закону. Съезд, решение Верховного Совета - все делалось как надо. Другое дело, что этого не надо было делать.



Арсений Рогинский : В будущем музейном комплексе проблема Голодомора, проблема голода 1931-1933 годов займет очень большое место.



Михаил Горбачев : Перед войной еще, а мы в пустых хатах, еще в войну играли. Вот какая ситуация у нас была. Так что, все не сводится на Украину.



Карэн Агамиров : Академик Александр Воробьев обратил внимание.



Александр Воробьев : Это требует от мемориала абсолютной ясности. Из-за того, что мы молчим, в Америке создается памятник украинского геноцида, что не имеет ничего общего с правдой. Потому что уничтожали, конечно, не украинцев, а уничтожали крестьян определенного региона только для устрашения. Это было через три года после коллективизации. В этот год мы экспортировали зерно.



Михаил Горбачев : Знаете, как Сталин излагал крестьянскую политику, аграрную политику? Мы мужику дали землю на вечное пользование. Мужик - наш вечный должник. Паспорт не имеет, налогами обложено все. Имеешь ты животных или нет - сдай 120 литров молока, 20 килограмм мяса. Хоть свое собственное сдавай. Вот так. И для того, чтобы уехать учиться в Московский университет, я справку получал. Сейчас наша задача состоит в том, чтобы вывести нашу работу на национальный уровень. Давайте сохранять нервы, но не уходить, конечно, от правды, иначе я бы не включался в этот процесс. Все-таки мы только идею двигаем, переводим ее в плоскость общественного знания. Мы раскрываем суть, а дальше как раз пойдет у нас. Планы уже есть, но мы должны их выстроить. Это большая работа.



Карэн Агамиров : К разговору подключился предприниматель Александр Лебедев.



Александр Лебедев : Сколько стоит отлить в Соединенных Штатах и привезти мемориал Эрнста Неизвестного в зависимости от размеров, а размеры там большие, все известно. Отливать его надо минимум 18 месяцев. Везти его надо очень большими такими кусками весом примерно со средний танк. Думаю, что это два года. Но уже сейчас надо понимать, где мы можем его поставить.


Что касается Бутырского тюремного замка. Чтобы построить новое СИЗО, а это надо сделать, точно, наверное, года 2, 3, 4 минимум. Но это конкретные планы. Понятно, правда, что нам нужна территория.



Михаил Горбачев : Потом появятся помещения. Их надо...



Александр Лебедев : Гранты...



Михаил Горбачев : Их надо организовать, их надо развернуть.



Александр Лебедев : Гранты на проведение исследований, в том числе по проблеме Голодомора, или финансовая поддержка существующих музеев, которые сделаны по стране энтузиастами, установка каких-то типовых памятных знаков. Это все уже расписано. Есть кое-какие вещи, которые являются пока предметом обсуждения. Они не закончены.



Михаил Горбачев : Не надо сейчас представлять, что мы уже реализуем план какой-то. Плана еще нет. Есть фрагменты, есть подходы, детали, земли смотрели, ставили вопросы, прояснить и получить ответы. Кстати, той же Бутырской я писал эту записку. Идею переводим в плоскость вот этим обращением. Уже назад дороги не должно быть.



Карэн Агамиров : Вопрос Радио Свобода: «Будет ли Мемориально-музейный комплекс памяти жертв репрессий включать в себя память о жертвах будущих репрессий, если таковые состоятся?»



Михаил Горбачев : Я вот в выступлении, которое готовил для себя, написал, у меня эта тема была, но я как-то пропустил. Прежде всего, мы должны делать, имея в виду, что без сохранения свободы, развития и укоренения демократии нам не построить свободного демократического государства. Поэтому, кто, если собирается еще опять, может быть, в головах такие есть, (такой как Проханов, от них можно все услышать, Жириновский, по-моему, стал более-менее осторожен, но тоже), мне думается, что эта работа будет работать на то, чтобы мы преодолели то, что в нас было, и больше никогда не вернулись к этому. Я думаю, что общество уже не пойдет по этому пути.



Александр Даниэль : Есть мемориал жертвам прошлого террора, гораздо менее вероятно будущим репрессиям.



Карэн Агамиров : Обращение общественных деятелей России о необходимости создания Мемориально-музейного комплекса памяти жертв репрессий.




XS
SM
MD
LG