Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Каким образом дальше сложатся политические отношения Барака Обамы с Хиллари Клинтон


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие профессор Гудзоновского института в Вашингтоне Андрей Пионтковский .



Андрей Шарый : Сейчас в прямо эфире Радио Свобода один из ведущих российских политических экспертов, приглашенный профессор Гудзоновского института в Вашингтоне Андрей Пионтковский.


Андрей Андреевич, добрый вечер!



Андрей Пионтковский : Добрый вечер!



Андрей Шарый : Тандем Обама и Хиллари Клинтон. Насколько вы оцениваете возможность формирования такой политической связки?



Андрей Пионтковский : Вы понимаете, с точки зрения избирательной стратегии он, конечно, выигрышен для демократов. Тут я не совсем согласен в оценке отклонений от нормы. Гораздо важнее то, что избиратели Обамы и Хиллари они просто дополняют друг друга. За Обаму голосуют афроамериканцы и образованные белые, а за Клинтон – так называемые «синие воротнички» (американский пролетариат, если этот термин еще приложим к американскому обществу) и массово голосуют женщины, не только феминистки, но и просто женщины из женской солидарности. Поэтому Обаме будут навязывать этот выбор, но ему очень не хочется его сделать. Потому что, может быть, выборы-то они выиграют… И против Хиллари Клинтон он ничего не имеет. Но ведь в Белом доме будет маячить Билл, если Хиллари станет вице-президентом. При Билле в коридорах Белого дома Обама будет чувствовать себя немножечко Медведевым при Путине. Поэтому трудно сейчас сказать – состоится ли этот выбор вице-президента. Но то, что, с точки зрения, избирательной стратегии он позитивен для демократов, я считаю, бесспорно.



Андрей Шарый : Как вы считаете, если такой союз все-таки состоится, они способны работать вместе вот эти две команды Обама и Клинтон, которые обменивались довольно жесткими заявлениями, особенно в средней части этой первичной избирательной кампании?



Андрей Пионтковский : Это как раз ничего не значит. Вспомните, например, самый известный тандем Кеннеди и Джонсона. Уж такими обменивались во время своей избирательной кампании, гораздо более резкими замечаниями, а Джонсон ведь выступил как замечательный продолжатель дела Кеннеди. Если мы говорим сегодня о расовой проблеме, то давайте вспомним, что громадный рывок политический и психологический американское общество в преодолении расовой проблемы совершило при Джонсоне.


Но, знаете, Андрей, я позволю дать вам самую свежую информацию. Примерно минут 30 назад, Хиллари практически признала свое поражение. Я вам скажу в чем дело, что имею в виду. Они оба – и Обма, и Хиллари – выступали перед Комитетом поддержки Израиля. Это самая крупная лоббистская организация еврейских общин. Первым выступал Обама. Он говорил, что будет делать как президент. Выступал не только как номинант, но как будущий президент. Сделал, в частности, несколько резких заявлений, очень понравившихся аудитории, в том, что он ни в коем случае не допустит владение Ираном ядерным оружием. Он не исключает даже военный выбор, чтобы остановить этот процесс. Потом выступала Хиллари. Они ни разу не сказала слова «я». Она говорил о том, как демократы будут поддерживать Израиль. И в конце сказала ключевую фразу: «Обама будет настоящим другом Израиля».



Андрей Шарый : Посмотрим, может быть, анализ этих всех заявлений приведет нас и других политических экспертов к тому, что вероятность объединения политических сил Хиллари Клинтон и Барака Обамы будет более вероятный.


Андрей Андреевич, многие ваши коллеги самые разные дают оценки вот этой кампании. Однако почти все сходятся в том, что Америка сильно изменилась. И сам факт беспрецедентно долгой такой кампании, темнокожий сенатор, здесь женщина, говорит о том, что никогда страна уже не будет такой, как прежде. На ваш взгляд, что изменилось в Америке? Американцы стали другими?



Андрей Пионтковский : Вот этот тон в изменении, ментальности, политической ментальности американцев, конечно, задают побережья Тихоокеанское и Атлантическое и высокообразованное, высокооплачиваемое население – университеты, медиа, кинематограф. Эта часть общества крайне резко выступала против политики Буша последних 8 лет, во многом справедливо ее критикуя. Но, мне кажется, что есть определенный перехлест в их настроениях и в программе того же Обамы. Например, уход Америки сейчас из Ирака, на чем пока еще настаивает Обама и Клинтон (я не знаю, будет ли проводить эту политику Обама, став президентом), он, конечно, сыграл бы на руку силам исламского радикализма.


Собственно, дело-то уже не только в Ираке. Это философия ухода Америки из мировой политики и ее изоляции. Вот с нашей русской перспективой это крайне нежелательный процесс, несмотря на такой активный антиамериканизм нашей российской элиты. Но когда Америка уйдет, а мы останемся с такими игроками, как Китай и радикальный ислам, то может еще вспомним об этом дядюшке Сэме.



Андрей Шарый : Спасибо, Андрей Андреевич!


XS
SM
MD
LG