Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Маршалл Голдман опубликовал новую книгу под названием "Нефтяное государство"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Жигалкин.



Андрей Шарый : Известный американский политолог, специалист по российской проблематике и экономике России, содиректор центра Российских исследований Гарвардского университета Маршалл Голдман опубликовал новую книгу под названием "Нефтяное государство". Голдман прослеживает развитие нефтяной отрасли в России, и ее влияния на национальную экономику со времен Ротшильда и Нобеля, до наших дней. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин.



Юрий Жигалкин: «Петростейт» («Нефтегосударство») - Россия, считавшаяся житницей, хлебной корзиной Европы, впервые начала приобретать очертания государства, живущего за счет экспорта нефти, в конце XIX века. Западный капитал, Ротшильд, Нобель, получившие в концессии бакинские нефтяные месторождения, превратили Россию к 1901 году в крупнейшего экспортера нефти. За революционными потрясениями, изгнанием иностранных фирм последовал упадок нефтяной промышленности, но власть, успевшая вкусить нефтедолларов в 20-х годах, была вынуждена вернуть иностранцев. С тех пор добыча и экспорт нефти в Советском Союзе нарастала вплоть до конца 80-х. Нефтеприбыли стали основным источником существования государства, и оно распалось вслед за крахом цен на нефть, которые упали в три раза с конца семидесятых к началу девяностых годов. Кое-кто считает, что это падение цен было соркестровано администрацией Рональда Рейгана. В 90-х годах Россия была вынуждена вновь призвать на свои нефтяные развалины, разошедшиеся к тому времени по частным рукам, западные компании с их технологиями. Десятилетие спустя будущее этих компаний в России вновь оказалось под большим вопросом. Но, в отличие от прошлых времен, цены на нефть находятся на рекордном уровне.


Хорошо ли это для России и опасно ли это для мира? Такова канва книги моего собеседника - профессора Маршалла Голдмана.


Какой из многочисленных сюжетов книги кажется вам самому самым важным?



Маршалл Голдман : Тот, что дал реальный толчок к написанию книги. Как-то, работая над другой темой, я решил посмотреть какой процент энергоресурсов, потребляемых Германией, импортируется из России? Потом я свел воедино данные по другим странам. И к своему изумлению обнаружил, что Россия стала крупнейшим поставщиком нефти и особенно газа в Европу, в то время, как считается, что Европа полагается на Ближневосточные страны. Это превращает энергоресурсы в руках Кремля в потенциальный инструмент политического давления и это необходимо осознавать.


Тем более что традиционные заявления русских, в том числе, Путина о том Москва никогда не использовала свои ресурсы как инструмент давления и не намерена их использовать в таком качестве, не соответствуют истине. Например, во время Суэцкого кризиса Советский Союз прервал поставки энергоресурсов в Израиль, китайцы были объектом советских санкций, не говоря уж об акциях последних лет против Грузии, Украины, стран Балтии.



Юрий Жигалкин: Профессор, созданная вами картина того, как Россия умело подрывает попытки создать альтернативные пути транспортировки нефти и газа в Европу и пытается прибрать к рукам трубопроводы в самой Европе, впечатляет, но трудно представить, что Россия может шантажировать Германию. Тем более многие аналитики говорят, что Германия не больше заинтересована в России, чем Россия в Германии?



Маршалл Голдман : Я думаю, они вводят себя в заблуждение. У России есть альтернативные потребители, например, Китай, у европейцев нет альтернативных поставщиков энергоресурсов. В том же, что касается эффективности энергии, как инструмента давления, я не исключаю, что мы только что были свидетелями этого, когда Германия выступила против принятия Грузии и Украины в НАТО. Подобные политические трения будут возникать и в будущем и доступ к энергоресурсам может быть прекрасным инструментом, так сказать, мягкого давления.



Юрий Жигалкин: Профессор, то есть, я, видимо, не ошибусь, если скажу, что заголовок вашей книги «Нефтегосударство» действительно содержит некую негативную коннотацию?



Маршалл Голдман : Я думаю, что россиянам книга может показаться более пристрастной, чем иностранным читателям, особенно, учитывая, что большая ее часть посвящена изучению того, как Кремль пытается монополизировать систему газо- и нефтепроводов. Но реальный смысл этого термина будет зависеть от действий России, от того насколько она будет использовать поставки энергоресурсов, как инструмент давления, угроз. С другой стороны, можно сказать, что этот термин имеет и позитивную коннотацию. Ведь он отражает удивительный успех, достигнутый Россией в укреплении экономики. Конечно, можно сказать, что причиной этого была не столько политика Путина, сколько рекордный рост цен на нефть, и это предоставило ему уникальный экономический инструмент.



Юрий Жигалкин: Профессор, но в вашей книге совершенно ясно показано, что в прошлом нефть, не принесла преуспевания Советскому Союзу. Сильно ли от этого, как вы считаете, отличается сегодняшняя российская ситуация?



Маршалл Голдман : Действительно, с одной стороны, нефть вытащила Россию из банкротства и превратила ее в состоятельную страну. За время президентства Путина число людей, живущих ниже черты бедности, упало с тридцати до четырнадцати-пятнадцати процентов. Это значительное достижение. Но высокая стоимость нефти и дорогой рубль парализуют развитие производства в России, обилие импорта убивает отечественного производителя. Когда в руках государства сосредоточены такие гигантские средства, это неминуемо приведет и приводит к борьбе за контроль над ними. Все это довольно грязный бизнес.



Юрий Жигалкин: Но это вряд ли обещает катаклизм, сравнимый с коллапсом Советского Союза?



Маршалл Голдман : Если цены на природные ресурсы значительно упадут, Россия сможет прожить на своих запасах некоторое время, но затем у нее не будет ничего, чтобы заменило этот источник дохода. Если события пойдут по такому сценарию, то это вполне может привести к смене правительства. Я не думаю, что этот шок будет столь силен, что он приведет к изменению экономической платформы, что Россия перейдет от своего рода смешанной экономики к государственной. Но России придется пережить ощутимые потрясения. Уже сейчас правительство вынуждено прибегать к средствам из стабилизационного фонда и не для того, чтобы создать альтернативный источник экономической активности.



Юрий Жигалкин: В вашей книге ясно прослеживается еще одна линия. Россия постоянно отставала от Запада в развитии технологий, брала свои рекорды числом, а не умением. Сейчас западные компании выдавливаются из России, а среди новых главных отечественных, российских, персонажей, согласно вашему анализу, нет ни одного положительного героя, если я не ошибаюсь?



Маршалл Голдман : Да, с этим наблюдаются трудности, должен признаться. Если вы сегодня окажетесь там, где ведется бурение перспективных, но трудных скважин, вы обнаружите, что работы ведутся западными компаниями. Это «Халлибертон» или «Шлюмберже». Я об этом прежде не думал, но вы правы, трудно найти героев среди российских действующих лиц. Нефть и газ, как правило, порождают алчность в тех, у кого к ним есть доступ. Сегодня едва ли можно применить термин «эффективно управляемые» к компаниям, перешедшим в руки государства. Существует опасность, что новые владельцы не смогут должным образом сберечь и развить, то, что им досталось.


XS
SM
MD
LG