Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодняшний факт. Королевство Непал превратилось в республику


Дмитрий Волчек: Королевство Непал превратилось в республику. За это проголосовал парламент, в котором лидирующее положение занимают бывшие коммунистические повстанцы маоистского толка. Монархия просуществовала 239 лет. Сегодня королевский флаг был спущен и заменен национальным флагом Непала. Королю предписано покинуть дворец в течение 15 дней. По улицам столицы страны Катманду и других городов проходят демонстрации под флагами с серпом и молотом. В Непале объявлен 3-дневный общенациональный праздник.


Вот что думает о событиях в Непале профессор Университета Вилланова в Пенсильвании Хафиз Малек.



Хафиз Малек: Народ Непала был совершенно неудовлетворен той ролью, которую играла королевская власть. В ней люди видели главную причину своей бедности и чуть ли не средневековой отсталости своей страны. Такое настроение было у большинства населения. Я бывал в Непале, говорил там с людьми, которые видели, что монархия ничего не делает для своей страны, не заинтересована в переменах. Поэтому массовая поддержка свержения монархии и провозглашения республики вполне объяснима. Примечательно то, что монархия свергнута с соблюдением конституционных законов. И если король покинет дворец в течение 15 дней, то, возможно, непальская революция окажется, можно сказать, бескровной, если не считать море крови, пролитой ранее из-за многолетней войны с маоистскими повстанцами. Если король не подчинится, то неизвестно, во что выльется его насильственное выдворение. Интересно также, куда бывший король отправится - останется в стране на правах рядового гражданина, переедет в Индию и куда-нибудь подальше.


Другой вопрос, и самый важный: насколько стабильным будет положение в новой республике? Как правило, на первых порах, положение в новой республике не бывает стабильным. Проходят несколько волн борьбы за власть. Процесс может тянуться десятилетиями. Например, в Пакистане положение остаётся нестабильным с момента возникновения республики, хотя Пакистан гораздо более развит в экономическом отношении, чем Непал. Я лично не сомневаюсь в том, что Непалу предстоит долгий путь к стабилизации. В то же время лидирующей политической силе в Непале - партии маоистов (или, если хотите, бывших маоистов), - судя по всему удастся держать страну под контролем.


Означает ли это, что Непал окажется под влиянием Китая? Здесь мы подходим к очень важной политической проблеме. Исторически Непал всегда входил в сферу влияния Индии, граничащей с Непалом на Юге. В Непале - индуистские традиции, индуистская культура. Для Индии велико будет искушение вмешиваться в дела Непала с главной целью: не допустить никакого вмешательства со стороны Китая, граничащего с Непалом на Севере. Сейчас трудно предсказать, какой будет внешняя политики Китая вообще, и в отношении Непала в частности. Я думаю, Пекин не останется равнодушным к развитию политической ситуации в Непале и, в той или иной форме, попытается укрепить своё влияние. Так что, нравится нам это или нет, интересы Индии и Китая столкнутся в Непале.



Дмитрий Волчек: О события в Непале я говорил с Татьяной Шаумян, руководителем Центра индийских исследований Института востоковедения Российской академии наук.


Татьяна Львовна, многие люди из разных стран в последние годы и очень много россиян приезжали и приезжают в Непал, для того чтобы приобщиться к тайнам изотерической мудрости, загадкам Востока. В общем, большинство туристов имеют самое смутное представление, но такое среднеромантическое. И у меня к вам такой туристический вопрос: не рухнет ли весь этот волшебный мир после того, как отменена монархия? Ведь монархия тоже была его важной частью?



Татьяна Шаумян: Я думаю, что окончательно вряд ли он рухнет, но конечно, в этой романтической стране, где действительно ореол таинственности, загадочности всегда сохранялся, и очень многие туристы, вы совершенно правы, я помню, и хиппи туда всегда уезжали. Любая нестабильность, которая существует, конечно, создает препятствия, и будет создавать препятствия к тому, чтобы люди легко и спокойно туда ехали, с тем чтобы отдыхать душой.



Дмитрий Волчек: Вот интересно, почему в то время, как в Китае все эти маоистские идеи, маоистская символика стала такой абсолютно декоративной, в Непале это воспринимают так, как в 50-е годы, с таким энтузиазмом. Как это объяснить?



Татьяна Шаумян: Это трудно объяснить. Я думаю, что это условное название - маоисты. Я думаю, что это по форме, потому что по существу это просто радикальные группировки, которые, особенно примерно с 90-х годов, начали вести борьбу за установление своих правил игры. И произошло это после того, как в Непале была разрешена деятельность политических партий. Это произошло где-то в районе 1990 года. Одновременно с этим были явные признаки кризиса в самой королевской системе, в самой королевской семье.



Дмитрий Волчек: Да не просто кризиса, а перебили почти всю семью, ужасная трагедия произошла.



Татьяна Шаумян: Этот кризис в королевской семье совпал с резкой активизацией деятельности этих политических партий.



Дмитрий Волчек: Понятно, что происходящее на руку Пекину. А как в Дели смотрят на то, что происходит в Непале?



Татьяна Шаумян: В Дели, мне кажется, с опаской смотрят. Это действительно непосредственная граница, непосредственная близость, общность во многом, религиозная, этническая. Но в Дели поддерживали всегда деятельность политических партий. Ведь там одна из ведущих политических партий такого умеренного толка - это был Непальский национальный конгресс.



Дмитрий Волчек: Бутан остался последней монархической, традиционной страной. Бутану ничего не угрожает?



Татьяна Шаумян: Тоже происходили в марте выборы, и там тоже стоял вопрос о переходе от монархии. Я была как раз в это время в Индии, и там показывали по телевидению, как шли эти выборы, как население шло на избирательные участки, и одним из вопросов тоже был вопрос о ликвидации монархии.



Дмитрий Волчек: Руководитель Центра индийских исследований Института востоковедения Татьяна Шаумян.


XS
SM
MD
LG