Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Углеводородный треугольник Азербайджан-Туркмения-Россия


Недавний официальный визит туркменского лидера в Азербайджан дал повод экспертам говорить о том, что между двумя прикаспийскими государствами окончательно устранены противоречия в энергетической сфере. От партнёрства между Ашхабадом и Баку зависит прокладка газопровода «Набукко». При этом официальная Москва не скрывает своего отрицательного отношения к этому проекту. Рассказывает Олег Кусов.



Олег Кусов: Визит президента Туркмении Гурбангулы Бердымухамедова в Азербайджан состоялся в середине мая. Это был первый визит туркменского лидера в Азербайджан более чем за десять лет. Гурбангулы Бердымухамедов и Ильхам Алиев обсудили перспективы сотрудничества между странами в энергетической сфере. Событие это обратило на себя внимание многих ведущих мировых держав. Сегодня от двусторонних отношений Азербайджана и Туркмении, как считают эксперты, зависит реализация проекта газопровода «Набукко», который должен связать месторождения Центральной Азии и Южного Кавказа с Европой через Турцию. Слово руководителю Центра политических исследований "Запад-Восток" АрастунуОруджлу.



Арастун Оруджлу: Полным ходом начинает раскручиваться проект «Набукко». Вопрос энергетической безопасности Европы и политике энергетической диверсификации, исходящей из первого момента, для Европы становиться самым актуальным вопросом. И поэтому восстановление отношений между Туркменией и Азербайджаном становится вопросом очень актуальным. Тут есть еще один фактор, о котором мы не должны забывать, это иранский фактор. Мы знаем, что во всех этих конфликтах Иран тоже занимал как бы внешне нейтральную позицию. Но вопрос о статусе Каспия имеет тоже очень важное значение для Ирана. Мы получаем довольно противоречивую ситуацию в регионе каспийского, черноморского бассейна. Ситуация вокруг региона накаляется. Прежде всего, довольно таки открытые противостояния Россия-Запад и более открытые признаки давления со стороны России на страны, склонные сотрудничать с Западом в проекте «Набукко». Потому что в случае реализации проекта «Набукко» Россия в значительной степени теряет возможность влиять экономически и естественно политически на страны Евросоюза.



Олег Кусов: При президентах Ниязове и Гейдаре Алиеве отношения между Туркменией и Азербайджаном были сложными. Продолжает Арастун Оруджлу.



Арастун Оруджлу: Эти отношения были довольно накалены из-за спора нефтяного месторождения на дне Каспия между Азербайджаном и Туркменистаном в период правление Туркмен-Баши и Гейдара Алиева. Отношения зашли до того уровня, что дипломатические отношения между двумя государствами были приостановлены. Однако, ситуация стада меняться постепенно после 2003 года, когда Гейдара Алиева заменил Ильхам Алиев и эти отношения были как бы на таком уровне замораживания. И, после смены власти в Туркменистане, пошли вроде бы разговоры об улучшении потеплении отношения между Азербайджаном и Туркменией. И, наконец-то, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов приехал в Баку.



Олег Кусов: По мнению экспертов, проект «Набукко» не выгоден России, а точнее корпорации Газпром. Говорит сотрудник Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Александр Караваев.



Александр Караваев: Для Газпрома какое-либо участие в этом проекте и само наличие проекта Транскаспийской Газовой магистрали невыгодно. Стоит рассуждать с точки зрения того, много ли потеряет Газпром в случае присоединения к этому проекту, первый вариант действий, насколько репутационно Россия может потерять в случае не торпедирования этого проекта, а как бы дистанцирования и попытки политического и дипломатического давления, направленных на то, чтобы заблокировать строительство или отложить его во времени. Ясно, что идеология Газпрома – не участвовать в проектах там, где он не является полным владельцем и хозяином. Во-вторых, где Газпром не сможет полноценно чувствовать себя управляющим хозяином процесса. Третий момент, самый главный, о котором часто говорят в России, тем опасен для Газпрома, что в случае выхода на проектную мощность этой трубы, Газпром столкнется с тем, что ему надо будет каким-то образом определять контракты с теми же самыми странами, в которые уже долгосрочные контракты заключены. Газпром вынужден будет проталкивать какую-то долю газа на то самом рынке, где он уже, в общем-то, чувствует себя вполне уверенно и занимает весомый объем.



Олег Кусов: Не исключено, что Москва будет пытаться сорвать энергетические планы Туркмении, Азербайджана и других участников проекта «Набукко», утверждает Александр Караваев.



Александр Караваев: Если мы не сможем принимать там участие, и он нам не выгоден, каким образом Россия должна действовать в этом регионе дипломатическими методами, так чтобы отладить строительство этого проекта? Тут сложно сказать, потому что по 99-му году,2000-му, когда проект по техническим причинам не был реализован, Туркмения и Азербайджан не согласовали объемы газа, которые Туркмения будет давать в трубу, и не было понятно, кто профинансирует строительство. Сейчас вроде бы мы возвращаемся к этому моменту, но и продвигаемся дальше. То есть страны Евросоюза, которые усиленно лоббируют это дело, и США, они уже в ближайшие несколько лет могут выйти хотя бы на первую стадию, в связи с потеплением Азербайджано-туркменских отношений. В связи с тем, что они могут выйти на финишную прямую подписания соглашения по разделу дна и акватории с учетом того, что спорные месторождения они будут эксплуатировать в долевом участии, в равных пропорциональных долях. И поэтому Россия при Медведеве должна будет выработать какую-то очень тонкую и гибкую линию, благодаря которой, с одной стороны, сохранились бы российские интересы, в плане интересов Газпрома, а с другой стороны Россия бы не потеряла достигнутый уровень отношений с Азербайджаном и Туркменией.



Олег Кусов: Говорил сотрудник Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Александр Караваев.


Для достижения своих целей, Россия не преминёт воспользоваться рычагами воздействия на Азербайджан, полагает Арастун Оруджлу.



Арастун Оруджлу: У Росси на Азербайджан достаточно много рычагов влияния. В первую очередь, конечно, это внешние рычаги. Мы все хорошо знаем, что конфликт между Азербайджаном и Арменией. Нагорно-Карабахский конфликт, он все-таки является довольно серьезным рычагом воздействия на регион в руках России. Причем, кстати, не только на Азербайджан, но и на Армению. Кроме этого, нельзя забывать, что Россия была в Азербайджане почти 180 лет. И, естественно, в Азербайджане по сей день находится достаточно влиятельная пророссийская политическая группировка. Прежде всего, внутри власти. Надо сказать, что местные эксперты довольно тревожно заявляют о том, что влияние вот этой группировки с каждым днем все более усиливается. Кроме того, есть другие нюансы, скажем, есть огромная диаспора азербайджанская в России. Порядка двух миллионов граждан Азербайджана. России может начать депортацию их на родину, и это обязательно повлияет на внутриполитическую ситуацию в Азербайджане. Конечно, тут массовость будет обеспечить очень трудно, потому что России придется выдержать очень серьезный экзамен перед международным сообществом, потому что депортация по этническому признаку. В общем-то, мы видели случаи конфликта России с Грузией, это не очень-то эффективный рычаг воздействия. Кроме того, у России есть в руках такая карта национальных меньшинств Азербайджане.



Олег Кусов: Москва уже подаёт сигналы Баку о том, что готова использовать фактор национальных меньшинств против Азербайджана. Об этом - в материале редактора Северокавказской службы Радио Свобода МуртазалиДугричилова.




Муртазали Дугричилов : 20-го мая руководство аварского национального движения «Народный фронт им. Имама Шамиля» объявило о возобновлении своей деятельности, прекращенной в 1999-ом году. Свое решение руководители мотивировали тем, что в отличие от движения аварского другие комитеты в Дагестане своей деятельности не останавливали. Они считают, что современная обстановка того требует, однако некоторые ученые аварской национальности такой необходимости не видят, полагая, что активизация данной деятельности связана прежде всего с желанием добиваться большего количества государственных постов по национальной квоте. Это неизменная дагестанская политическая практика. Есть и другие предположения. Азербайджанский политолог Вафа Гулузаде уверен, что это происки российских спецслужб.



Вафа Гулузаде: Для того чтобы удержать свой контроль нал Кавказом, российские спецслужбы организуют различного рода сепаратистские организации. И одной из таких сепаратистских организаций является «Садвал». Лезгинский народ – братский народ, мусульманский народ и мы всегда живем в мире и дружбе с лезгинами. А вот эта организация «Садвал», с ее именем связывают взрыв в Бакинском метро в середине 90-х годов. Когда Россия всячески пыталась оказать давление на Азербайджан, и для того, чтобы Азербайджан изменил прозападную ориентацию, Россия гневалась, почему Азербайджан подписал нефтяные контракты с западными странами и т.д. и т.п. Одной из таких организаций является «Садвал». В нужные моменты, для того. Чтобы оказывать какое-то давление на Азербайджан, активизируются такого рода организации. На северных районах Азербайджана, прилегающих к Дагестану, происходят различного рода террористические акты, нападения на местные органы власти.



Муртазали Дугричилов : Что касается аварского национального движения, то оно не раз выступало в защиту прав этнических аварцев, проживающих на территории Азербайджана. Хотя оно, в отличие от лезгинского «Садвала», изначально было нацелено на решение сугубо местных национальных проблем. Если опасения азербайджанских политологов, уверенных в том, что под предлогом защиты прав лезгин и аварцев, проживающих на территории Азербайджана, я цитирую «российские перекупщики туркменского газа лоббируют интересы национальных движений с целью оказания политического давления на соседа» сколь-нибудь обоснованны, возникает вопрос – нет ли здесь опасности повторения абхазского и югоосетинского сценария?



Олег Кусов: Это был материал редактора Северокавказской службы Радио Свобода МуртазалиДугричилова.


Давление Москвы на Баку будет только усиливаться, считает Арастун Оруджлу.



Арастун Оруджлу: За период правления Путина, он ни разу в отношении Азербайджана не высказывал никаких критических замечаний. А господин Медведев, еще, будучи вице-премьером, критиковал Ильхама Алиева за снос русского кладбища в Баку. Безусловно, снос любого кладбища – это вандализм. Но я не думаю, что политик на уровне первого вице-премьера такого государства, как Россия, когда говорит о том, что мы Ильхама Алиева поддержали в 2003-ем году, а он сегодня сносит русское кладбище, кстати, замечу, что сегодня в Азербайджане находится у власти внуки большевиков, атеисты, естественно, и они с таким же успехом сносят как азербайджанские, так русские кладбища. Для них это абсолютно не имеет никакой разницы. Но я думаю, что это был определенный намек на официальный Баку. И, кроме того, еще задержание ядерного груза предназначенного для Бушерской атомной электростанции в Иране, на границе Азербайджана с Ираном, это тоже был знак осложнения отношений между Азербайджаном и Россией. Рассматривая все это в комплексе, мы можем сказать, что отношения Россия-Азербайджан идут пока что не в позитивном направлении. Думаю, что основной причиной тому является, естественно, перемещение центра тяжести геополитической борьбы в регион Южного Кавказа.



Олег Кусов: Так считает руководитель Центра политических исследований "Запад-Восток" АрастунОруджлу.


Соглашение о начале строительства газопровода «Набукко» было подписано ровно год назад. Ожидается, что газопровод заработает не раньше 2012 года.


XS
SM
MD
LG