Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владислав Белов о германо-российских отношениях: "Никакого давления, аккуратная критическая поддержка своего стратегического партнера"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие директор Центра германских исследований Института Европы Владислав Белов.



Андрей Шароградский: Известный российский эксперт-международник, директор Центра германских исследований Института Европы Владислав Белов обращает внимание на смещение акцентов восточной политики Берлина. С ним беседовал мой коллега Андрей Шарый.



Владислав Белов: Это второй визит. Все-таки первым был азиатский визит, был Китай. Второй визит - это подтверждение того, что Россия - евразийская держава. Европа является вторым важнейшим вектором, равноправным вектором для России. Поэтому это подтверждение ориентации России на геостратегического партнера Европу, где основным партнером, по объективным показателям, является Германия.



Андрей Шарый: А по субъективным показателям Германия Ангелы Меркель будет главным партнером России Дмитрия Медведева?



Владислав Белов: Да, абсолютно верно, есть субъективные показатели, достаточно взвешенный подход политиков и той, и другой страны к общим, глобальным проблемам, несмотря на определенные отличия по ряду вопросов, в первую очередь по вопросам демократии. Поэтому я ожидал от этого визита того, что Дмитрию Медведеву удастся убедить Запад, представителей Германии, что он в тандеме самостоятельный политик, соответственно, убеждение Запада в том, что нет ведущего, нет ведомого, а есть некая команда во главе государства, которая опирается не только на законодательные полномочия, но и на достаточно мощные рычаги влияния, которые находятся у премьера и министров.



Андрей Шарый: Владимир Путин во Франции недавно продемонстрировал, что к нему по-прежнему относятся фактически как к президенту страны. Прием Медведева в Германии не ожидался, по крайней мере, таким уж сердечным, теплым. Меркель на своем сайте еще до появления Медведева в Германии обнародовала информацию о том, что (ну, я чуть огрубляю ситуацию) не спустит России никаких нарушений демократических прав и свобод.



Владислав Белов: Ангела Меркель хорошо знает Дмитрия Медведева. Мне кажется, что "химия" определенная между ними возникла не только потому, что она посетила Россию 8 марта. Она просто подчеркивает - никаких послаблений с точки зрения критического отношения Запада к путям реформирования России. Здесь никаких поблажек Дмитрию Медведеву не будет, а в лице Дмитрия Медведева и, соответственно, Путина также не стоит ожидать изменения конструктивно-критической тональности. Германия сохранит критическое отношение к ряду процессов в России.



Андрей Шарый: Из того, что вы говорите, можно сделать вывод, что у Германии есть своя восточная политика, и она не будет ее сколько-нибудь принципиально изменять.



Владислав Белов: Абсолютно верно. У Германии есть своя точка зрения на процессы, которые происходят на востоке европейского континента, в первую очередь на постсоветском пространстве. Германия не навязывает свою точку зрения своим европейским партнерам, и европейские партнеры к ней прислушиваются. При этом заметьте, Германия достаточно спокойно восприняла желание Польши стать лидером в рамках восточно-европейского направления. Я ссылаюсь на известное заявление Польши, которая хочет реализовывать новую восточную концепцию. Германия эту политику делает. При этом отмечу, что за последние полтора года Германия вообще убрала из риторики такие понятия, как "восточная политика", "европейская политика добрососедства". Сейчас не об этом стоит говорить, а надо говорить о новых механизмах взаимодействия между Россией (и в первую очередь с Россией) и Европой. И поэтому, ссылаясь на новый термин, который предложил господин Штайнмайер во время пятидневного визита в мае, это "партнерство во имя модернизации"… Поэтому Германия понимает, что многие процессы не могут быть достигнуты сразу в рамках неких революционных вещей, а могут только эволюционно изменяться. Мне кажется, что это новая точка зрения на вопросы демократизации в России, где Германия будет занимать все-таки позицию постепенных изменений и, соответственно, взаимодействия со своими российскими партнерами на всех уровнях - от главы государства до неправительственных организаций и правозащитных организаций. Никакого давления, аккуратная критическая поддержка своего стратегического партнера.


XS
SM
MD
LG