Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Логика дуумвирата Медведев-Путин.


Уже почти месяц в России действует новая система власти. После инаугурации она оказалась разделена между двумя центрами - президентом и премьер-министром. Уже нет недостатка в интерпретациях и комментариях: как прошли эти недели, кто из двух руководителей России демонстрирует слабость, а кто силу, как сложится их сотрудничество? На сей счет высказываются прямо противоположные мнения, однако все сходятся в том, что принципиальных политических и идеологических разногласий между Путиным и Медведевым нет. Над темой работал Андрей Бабицкий.





Андрей Бабицкий: редактор сайта www . nazlobu . ru политолог Владимир Голышев не сомневается в том, что конфликт между премьер-министром и президентом неизбежен. Он станет результатом очередного социального кризиса в России.



Владимир Голышев: От людей занятых экспертно-аналитическим обслуживанием в администрации президента я неоднократно слышал о том, что прогнозы относительно неизбежности конфликта между Медведевым и Путиным это выдача желаемого за действительное. Что на самом деле между Путиным и Медведевым нет и не может быть никаких противоречий ровно по той причине что и для того и для другог власть не представляет ровно никакой ценности. И для того и для другог ценность представляет собственность. Деньги, возможность эти деньги беспрепятственно тратить. Ну и в какой-то степени может быть статус. В связи с этим и Путин и Медведев легко друг с другом могут договориться, легко могут поделить властный пирог. Эта точка зрения, в принципе, разумна и достаточно обоснована, но она исходит из одного ошибочного посыла, что ситуация которая сейчас существует в стране она вечна, она неизменна. Это, безусловно, не так. В мире вообще нет ничего вечного, все меняется. Естественно, будет меняться и ситуация в России. И меняться далеко не в лучшую сторону. Накопившийся груз проблем, которые не решались в путинский период, а аккуратно заметались под ковер, он, безусловно, сейчас навалится на новое руководство страны и остро станет вопрос о том, кто виноват. А варианта будет два: либо виноват неумелый Медведев, который, взяв в руки штурвал, не смог соответствующим образом вести корабль. Либо виноват Путин, который за свою феерическую восьмилетку, завершившуюся колоссальный взлетом цен на энергоносители не смог не только решить ни одну из проблем страны, но их максимально усугубил, достаточно упомянуть проблему коррупции. И вот здесь конфликт возникнет, конфликт на почве ответственности.



Андрей Бабицкий: Павел Данилин, главный редактор веб-сайта www.kreml.org уверен, что сотрудничество Путина с Медведевым будет безмятежным и плодотворным в течение долгих лет.



Павел Данилин: Надо посмотреть просто, как Путин сделал этот выбор и почему он его сделал. Россия же выбирала себе не второго Путина, не такого же, как Путин, а другого человека. А Путин выбрал другого человека, человека, который на него совершенно не похож. Путин выбирал человека, который будет гармонично дополнять его. Я не знаю, насколько долго хочет Путин занимать кресло премьер-министра, полагаю, что несколько лет точно. В течение этого времени я не думаю, что мы будем свидетелями конфликта в том смысле, который вкладывают это комментаторы. Безусловно, аппаратный игры могут иметь место быть, и они наверняка будут, однако конфликта между собственно президентом и премьер-министром я думаю, скорее всего, не должно быть.



Андрей Бабицкий: То, что Владимир Путин сохраняет за собой исключительные позиции, объясняется его особой ролью, он национальный лидер. И с этим его качеством ничего не поделаешь, утверждает Павел Данилин.



Павел Данилин: Президент Медведев имеет грандиозные полномочия по конституции, а Владимир Путин является национальным лидером, поэтому было бы странно ожидать, что вот он перестанет быть президентом и все о нем забудут. А он. Извините, не проходная фигура, а историческая фигура. Поэтому внимание к нему, безусловно, повышенное, и его влияние, безусловно, очень серьезное. Что же касается того, что переходит влияние куда-то, я думаю, что ни у Путина нет желания перетягивать себе те полномочия, которые являются президентской прерогативой, ни у Медведева нет желания этими полномочиями делиться, т.е. я еще раз повторяю, что мы впервые в истории являемся свидетелями демократического сосуществования двух первых лиц, президента РФ и национального лидера.



Андрей Бабицкий: Разногласия, даже если они и есть, относятся к числу технических или малозначимых, говорит Павел Данилин. Путин и Медведев – единомышленники в главном.



Павел Данилин: Взгляды, безусловно, у них одинаковые на стратегическое развитие страны. Т.е. суверенитет, демократия, недопущение революции, необходимость борьбы с коррупцией, все это базово. Безусловно, есть различия. Президент Дмитрий Медведев начинает свой день с интернета, Владимир Путин начинает свой день с рабочей папки документов. Это тоже о чем-то говорит. Разница в подходах, разница в методологии работы, разница в культуре работы чиновниках. Это разные люди, но это люди, которые делают одно дело. Безусловно, у кого-то более либеральный взгляд, у кого-то более консервативный может быть, но то, что оба являются русскими националистами в хорошем смысле этого слова, цитата, это факт.



Андрей Бабицкий: Заместитель директора Фонда Центра политических технологий Алексей Макаркин напротив считает, что Дмитрий Медведев уверенно вступил во власть и уже обнаружил свое лицо, куда более либеральное, чем у его предшественника.



Алексей Макаркин: Те взгляды, которые есть, что или Медведев сразу возьмет всю полноту власти, или он будет аутсайдером, или он сразу вступит в конфликт, или он сразу покажет, что он вообще не может принять ни одного хоть сколько самостоятельного решения, я думаю, что и те, и другие точки зрения это все-таки крайности. Обычно бывает, что реализуется какой-то средний центристский сценарий, когда есть двоецентрие, когда определяющая роль в этом центре, принадлежит главе правительства, но когда президент постепенно прошло весьма непродолжительное время, он стремится показать свою самость, что он действительно является реальным главой государства. И вот, допустим, что произошло, когда президент направил в парламент свое заключение на законопроект по клевете в СМИ вот известный законопроект, это вполне самостоятельный документ, где есть и политическая оценка этого законопроекта, резко отрицательная, и есть правовая оценка этого документа, опять-таки очевидно, что отрицательная. Равно как и некоторые события, которые происходят уже в его президентство, они прямо вряд ли так сказать, их, возможно, связать с Медведевым, но опосредованно это сделать вполне возможно. Это и решение Конституционного суда по делу Мананы Асламазян, ну и допустим те вещи, которые сейчас происходят в системе арбитражного судопроизводства. Еще какое-то время тому назад вряд ли было возможно заявление высокопоставленного члена арбитражного суда, которая прямо заявляет, что на нее оказывалось давление со стороны чиновника администрации президента. Ну, плюс целый ряд инициатив, которые связывают непосредственно с именем Медведева. Самая интересная из них, инициатива по резкому сокращению количества проверок предприятий пищевой сферы, торговли, в целом малых предприятий, чтобы существенно сократить их коррупционные возможности. Можно вспомнить, как Медведев принял главу Союза журналистов России. Ведь хорошо известно, какие отношения между этой организацией и Кремлем. Существовали очень напряженные отношения.



Андрей Бабицкий: Однако, по мнению Макаркина, следует ожидать, что оба российских руководителя будут избегать прямых столкновений и выработают механизм согласования и сотрудничества.



Алексей Макаркин: Конкуренция, скорее всего вполне возможна. Я не говорю, что она там стопроцентно неизбежна, но я думаю возможна. Но в то же время есть такой инстинкт самосохранения. Уж раз уже имелись прецеденты, когда у нас был вице-президент и в СССР, и в 93-ем году уже в Российской Федерации, к чему все это приводило. Поэтому я думаю, что будет все-таки определенный механизм согласования. Конечно, я думаю, будут и конфликтные ситуации, и дискуссии, но в то же время, я думаю, будут и компромиссы. Вообще политическая деятельность в России она всегда была ориентирована на уничтожение альтернативы, доминирования. Сейчас, пожалуй, впервые мы переходим к какой-то практике компромиссов. Получится, не получится, увидим.



Андрей Бабицкий: Владимир Голышев так же полагает, что Медведев хотя и не слишком заметно, но твердо взялся за дело, сейчас он публично фиксирует те слабые места политической системы России, которые в дальнейшем будут использованы как основание для отставки Владимира Путина.



Владимир Голышев: Вообще, Медведева первые шаги с одной стороны можно оценивать как абсолютно робкие и несамостоятельные. Он утвердил то правительство, которое предложил Владимир Путин, позволяет ему появляться в телевизоре, не меньше чем появляется сам Медведев, не менее статусно, чем сам Медведев, с одной стороны. С другой стороны, Медведев аккуратно, сдержанно, тонко уже застолбил те точки, по которым он будет выталкивать Путина с ковра. Первая и главная из них – это, естественно проблема коррупции, вторая проблема – алого бизнеса, которая тесно связана с проблемой коррупции. Есть и прочие проблемы, вот одна за другой, которые задевает Медведев, берет на себя. Каждая из них является ровно той точкой, оперившись на которую в случае критической ситуации Медведев выталкивает Путина с ковра.



Андрей Бабицкий: Владимир Голышев, редактор сайта www.nazlobu.ru . Но пока, похоже, интрига сосуществования двух центров власти далеко не исчерпана. Если у сторон и есть конфликтные намерения, то они их никак не обнаружили.


XS
SM
MD
LG