Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Присяжные оправдали всех обвиняемых в покушении на Анатолия Чубайса


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.



Андрей Шароградский: Накануне присяжные оправдали всех обвиняемых в покушении на председателя правления РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса в марте 2005 года. После оглашения вердикта присяжных полковника ГРУ в отставке Владимира Квачкова и двух бывших десантников Александра Найденова и Роберта Яшина освободили прямо в зале суда. 16 июня стороны обсудят вердикт, после чего на его основании суд вынесет приговор. По закону этот приговор может быть только оправдательным.



Марьяна Торочешникова: Оправдательный вердикт присяжных в деле о покушении на Анатолия Чубайса для многих стал сюрпризом. Мало кто сомневался в том, что отставного полковника Владимира Квачкова и еще двух подсудимых Александра Найденова и Роберта Яшина признают виновными. И причин так думать было предостаточно. Судебное разбирательство по делу о покушении на Чубайса рассматривалось за закрытыми дверями - на этом настаивало обвинение, ссылаясь на то, что в ходе судебного разбирательства будут оглашаться сведения об изготовлении взрывчатых веществ и самодельных взрывных устройств. Однако, по мнению адвоката Владимира Квачкова Алевтина Мошанского, никаких секретов в деле не было.



Алевтин Мошанский: Ничего такого, что могло бы действительно послужить основанием для закрытия суда, в деле нет. Очевидно, что была команда "нельзя" или, может быть, самоцензура заставила судью принять решение о том, что, вот, закрыть судебное заседание и не допускать ни публику, ни журналистов к этому делу, потому что если бы журналисты, публика узнали бы все детали, о которых я сейчас умолчу, ну, были бы большие скандалы, и не один скандал, и не два.



Марьяна Торочешникова: Судебное следствие по этому делу, несмотря на закрытость процесса, сопровождалось скандалами. В частности, во время допроса в суде один из главных свидетелей обвинения заявил, что в ходе следствия на него оказывалось беспрецедентное давление, а его показания были умышленно искажены. Кроме того, были распущены две коллегии присяжных, и оправдательный вердикт выносил уже третий состав суда.



Владимир Квачков: Нас спасли присяжные.



Марьяна Торочешникова: Заявил Владимир Квачков журналистам после оглашения вердикта. Между тем, адвокат Анатолия Чубайса Андрей Шугаев, представлявший его интересы в суде, уже сообщил, что обвинение, наверняка будет обращаться в Верховный суд, с тем, чтобы добиться пересмотра решения присяжных.



Андрей Шугаев: На мой взгляд, это судебная ошибка, потому что тот объем доказательств, который был представлен на протяжении всех судебных слушаний стороной обвинения и добытых в процессе предварительного следствия… на мой взгляд, они напрямую указывают на причастность Квачкова, Найденова и Яшина к совершению покушения на Чубайса и других лиц, совершенного общественно опасным способом и также с применением стрелкового оружия.



Марьяна Торочешникова: Отменить оправдательный вердикт присяжных довольно сложно. Для этого прокуратуре будет необходимо предоставить в Верховный суд доказательства того, что при рассмотрении дела были допущены существенные нарушения закона. Говорит адвокат Владимира Квачкова Алевтин Мошанский...



Алевтин Мошанский: Иногда такие нарушения делаются просто умышленно. Ну, если вдруг кто-то чувствует, что вердикт присяжных может оказаться не в его пользу, делаются так называемые "закладки", то есть нарушения закона, которые потом повлекут отмену того вердикта, который они уже предчувствуют и который им не нравится. Если честно, то такие закладки были и со стороны обвинения, и со стороны защиты. Я не буду кривить душой, все мы профессионалы и знаем, как это делается, и все мы прекрасно видим. И есть вещи, которые просто судьей пропускались.



Марьяна Торочешникова: Вскоре после оглашения оправдательного вердикта присяжных, в прессе начали появляться комментарии, вектор которых во многом определило заявление Анатолия Чубайса, появившееся в четверг вечером на сайте РАО "ЕЭС России": «Уверен, что Квачков и те, кто его поддерживает, меня ненавидят и желают моей смерти. Знаю, что наряду с другими политиками, государственными и общественными деятелями, правозащитниками и журналистами, я включен в так называемые расстрельные списки "врагов народа", размещенные и в интернете", - говорится в заявлении главы РАО "ЕЭС". По его мнению, присяжные ошиблись.


После этого заявления многие комментаторы заговорили о предвзятости присяжных. Однако, по мнению ведущего научного сотрудника сектора проблем правосудия Института государства и права Российской академии наук, кандидата психологических наук Людмилы Карнозовой, при сильных доказательствах в деле уже присяжные не оглядываются на стереотипы.



Людмила Карнозова: Дело в том, что относительно суда присяжных очень много мифологии. Ну, например, суд присяжных - это суд толпы, это суд эмоций. Наша конструкция, российская, суда присяжных, которая в основе имеет конструкцию еще дореволюционного российского процесса и, вообще, континентальной системы права, что касается суда присяжных, это не просто ответ - виновен или не виновен, как в американской системе, где, может быть, больше оснований для эмоционального ответа, у нас присяжные отвечают на вопросы опросного листа. Опросный лист - это совокупность вопросов относительно виновности каждого обвиняемого, и этот опросный лист составляется председательствующим. Но все мы знаем такую поговорку "каков вопрос - таков ответ", про что спросили, про то ответили, про что не спросили, про то не ответили. То есть присяжные после, возможно, первой эмоциональной какой-то волны начинают исследовать и обсуждать факты. Поэтому дело не в том, что присяжный в конечном счете, оказываясь в конкретном судебном процессе, боится ответственности и боится кого-то обвинить, а потому что присяжные отвечают на вопрос, удалось ли доказать обвинению или не удалось. Кстати, в Конституции у нас зафиксировано (подчеркиваю - в Конституции), что неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого.



Марьяна Торочешникова: В опросном листе, представленном присяжным, рассматривавшим дело о покушении на Анатолия Чубайса, было порядка 30 вопросов. На большинство из них присяжные ответили положительно, подтвердив факт покушения и использования взрывчатых веществ. Однако причастность Квачкова, Найденова и Яшина к этому покушению следствию, по мнению присяжных доказать не удалось.


16 июня в Московском областном суде пройдет обсуждение вердикта присяжных, после чего суд обязан вынести оправдательный приговор. После этого у фигурантов дела появятся законные основания для того, чтобы в судебном порядке требовать компенсации морального вреда за незаконное привлечение к уголовной ответственности и содержание под стражей.


По версии следствия, рано утром 17 марта 2005 года Квачков, Яшин и Найденов "на почве экстремистских взглядов" пытались взорвать служебный автомобиль Анатолия Чубайса в районе поселка Жаворонки (это в 20 километрах от Москвы). Бронированный БМВ Чубайса от взрыва практически не пострадал, зато досталось машине сопровождения, которую налетчики обстреляли из автоматов.


XS
SM
MD
LG