Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

История создания Международной Амнистии.


28 мая правозащитная организация «Международная амнистия» выпустила доклад о положении с правами человека в мире. России на этот раз уделено немало внимания. Отмечаются такие явления, как возрастающая нетерпимость властей по отношению к инакомыслию, подавление гражданских и политических прав граждан, особенно во время предвыборной кампании в Думу, разгоны демонстраций, цензура в средствах информации и ксенофобия. Начинается раздел, посвященный России, такой фразой: «Подавляющая коррупция подрывает правопорядок и веру людей в систему закона». О том, что представляет собой эта международная организация и чем она занимается в России рассказывает Людмила Алексеева.



Людмила Алексеева: Amnesty International , а по-русски «Международная амнистия», одна из самых известных, а может самая известная, и уж точно, самая массовая международная правозащитная организация. И очень уважаемая во всем мире. Мой собеседник, Сергей Никитин, возглавляет представительство «Международной амнистии» в РФ. В Москве. Сергей, что представляет собой «Международная амнистия»?




Сергей Никитин: Это в совеем роде уникальная организация, которая не имеет отечества даже в своем названии, мы видим, что она охватывает весь мир. В своих рядах насчитывает теперь уже более одной восьмидесятой миллиона человек, и в более чем 150 странах проживают активисты и члены «Международной амнистии». Организация существует с 1961-го года, старт ей дал один человек, который решил что дело обычных людей – помогать тем, кто помещен в тюрьму за свои убеждения. Это было начало организации, человека звали Питер Бененсон, он был британский юрист. Он написал письмо в газете «Обзорвер», просто обращение к людям: «давайте писать письма в поддержку...» и было перечислено шесть человек, которые сидели в тюрьмах во многих странах за свои убеждения.



Людмила Алексеева: Причем. И в коммунистических и в фашистских.




Сергей Никитин: Да, принципиально было, что подход абсолютно сбалансированный, и никаких политических предпочтений не имеется. Поэтому в этом списке были и такие люди как Агостиньо Нето, это я еще помню со своих советских школьных времен, большой друг Советского Союза, ангольский коммунист, какой-то греческий коммунист. В то же время там был кардинал Миндсенти, который находился на территории американсоко посольства фактически в заточении, в результате венгерских событий 56-го года. Там были борцы за права темнокожих из США, т.е. был абсолютно четкий баланс, независимо от того, какие политические взгляды у этого человека, если он не призывает к насилию и помещен в тюрьму за свои взгляды, мы требуем, чтобы он был немедленно освобожден. Статья эта получила колоссальный отклик. У Питера Бененмона было предложение провести кампанию в течение одного года, он предлагал простым людям писать письма в адрес правительств, руководства тех стран, где находятся эти заключенные. Отклик был колоссальный, и уже через год было понятно, что здесь одним годом дело не закончится. И вот, сегодня у нас на дворе 2008 год, и организация успешно трудится на этом же самом поприще.



Людмила Алексеева: Мне что еще нравится в «Международной амнистии», у нее есть такое правило, что люди не защищают узников в своей стране, только в других странах. Ведь своих защищать гораздо легче и понятнее, чем чужих. Вот это удивительно, что столько людей в мире готовы защищать узников стран, где они может быть никогда не бывали.



Сергей Никитин: Абсолютно верно вы сказали, это основной принцип. Который был заложен в самом начале организации. Поскольку всегда будешь пристрастным, когда речь идет, как вы говорите, о своей стране, поэтому было решено, что активисты «Международной амнистии» не выступают в защиту узников совести, политических узников в своей собственной стране. Даже, вспомним историю, Советский Союз, московская группа «Международной амнистии». Им были выданы подопечные из трех стран: это было Шри-Ланка, это была испанияч, где тогда еще Франко правил и Югославия.



Людмила Алексеева: Скажите, этот способ писания писем простыми людьми из других стран, помогает ли это и если помогает, как вы думаете, почему?



Сергей Никитин: Это помогает, у нас есть статистика на этот счет. Мы каждый год смотрим, какой результат от написания писем, Говоря языком техническим, коэффициент полезного действия порядка 40%, по-моему, 46% в последним году. Помогает, потому что вдруг в защиту человека,


который казалось бы не должен быть известен широкому кругу людей начинает идти потом писем из многих стран. Я лично был свидетелем того, как это меняло судьбу заключенного. Бахром Хамроев, человек, который живет в Москве, гражданин РФ, был помещен в тюрьмую. Ему были подброшены наркотики. Причиной был конечно его правозащитная деятельность. Он рассказывал, что пошел поток писем из всех стран кроме России. Тогда к нему обратилось тюремное начальство и сказало: «А кто вы такой, почему в вашу защиту идет такое количество писем?» Ему в общем был быстро сокращен срок, на условно-досрочный, и он был освобожден. Совсем недавно у меня была встреча с представителем ГУВД г.Москва, который показывал мне пачки писем, направленных опять же активистами «Международной амнистии», из-за границы в адрес руководителя московской милиции Пронина, и там высказывалась озабоченность людей активистов «Международной амнистии» в связи с нападениями на людей по национальному принципу. На письма отвечают, это очень даже приветствуется.



Людмила Алексеева: Должна сказать, что случаи убийств по национальному и расовому признаку в Москве резко сократились. Может быть и письма сыграли роль?



Сергей Никитин: Может быть да. И еще один случай, который я хотел отметить, это узники совести в Белоруссии. Двое людей, которые были помещены за сатирические стихи в адрес президента. Им были даны сроки. В их поддержку письма писали и российские активисты «Международной амнистии». В том числе мы обратились, такой традиционный ход «Международной амнистии». Общаться с людьми искусства, с людьми известными в обществе. Мы обратились к российским рок-музыкантам, и в числе пионеров этих подписантов бы Борис Гребенщиков из Петербурга. Тот факт, что он подписал письмо-обращение к Лукашенко в просьбой освободить узников совести, мы сделали достоянием средств массовой информации. У нас в стране практически все газеты тогда напечатали об этом, в том числе и газеты, которые распространяются в Белоруссии. И вот ребята, когда они вышли на свободу, одного условно-досрочно выпустили, второй, к сожалению весь срок отсидел, они сказали, насколько это меняет даже обстановку в тюрьме. Даже тюремщик, который читает те же саамы газеты, это была «Комсомольская правда», по-моему, они совершенно по-другому уже реагировали. Потому что в защиту этих людей, которые казалось бы никому не известны, выступают известные люди и это заставляет тех же охранников в тюрьме смотреть на вещи совершенно по-другому. Это очень важно, это меняет точку зрения людей, точку зрения тех, кто является страдальцем, кто сидит, в защиту кого мы выступаем. Люди, которые пишут письма, они видят что простой росчерк пера приносит фантастические результаты. Кстати говоря, письмо благодарности от этих белорусских узников я принес потом Гребенщикову, я видел, насколько это было ему приятно, и как он был впечатлен такой результативностью.



Людмила Алексеева: Вы сказали, что выступили с протестом против убийств по расовому и национальному признаку. Значит не только узниками совести интересуется «Международная амнистия»? Есть и еще какие-то направления деятельности?



Сергей Никитин: Узники совести это было только то, с чего начинала «Международная амнистия». Поскольку времена меняются и жизнь становится совершенно другой, если ее сравнивать с 61-м годом, то очевидно, что и организация должна меняться. Организация определенно меняется в том числе и области, по которой организация работает. Одна из недавних кампаний, Например это кампания «Остановим насилие в отношении женщин», это важная проблема во всех странах.



Людмила Алексеева: Я знаю, что «Международная амнистия» принципиальный противник смертной казни.



Сергей Никитин: Это один из тех основополагающих принципов, с которыми начинала «Международная амнистия», т.е. в 60-е годы напомню, что смертная казнь была очень даже распространена, в том числе и в странах Европы. Теперь мы знаем, что на территории Европы единственная страна, где смертная казнь не отменена, и де-факто приводится в исполнение приговоры, это Беларусь. К сожалению. Вот такое черное пятно лежит посредине Европейского континента. Все страны Европы отменили в разное время смертную казнь и в значительной степени под давлением общественности , под давлением различных организаций, в том числе и «Международной амнистии».



Людмила Алексеева: А что делает российское отделение «Международной амнистии»?



Сергей Никитин: В нашем представительстве есть сотрудник, который является исследователем по РФ и в ее компетенцию входит работа по нарушению прав человека в России. Она специализируется по некоторым направлениям: свобода слова. свобода собраний и преследование правозащитников в РФ. Ведь в чем сила «Международной амнистии»? В том, что какая-то проблема, мы по ней работаем во многих странах сразу, т.е. вот такое вот одновременное наступление оно дает действенные результаты.



Людмила Алексеева: Много ли в России у вас добровольцев и помощников?



Сергей Никитин: Мы сейчас стараемся в большей степени сотрудничать с НКО российскими , не стремимся к созданию групп, как таковых, но всячески приветствуем активистов, которые к нам записываются. Всякий всплеск у нас наблюдается после того, когда я или мои коллеги имеем возможность скажем выступить перед студентами. У нас были очень интересные выступление перед студентами в различных городах. Как правило, сейчас такие выступления мы организовываем с помощью региональных омбудсменов, уполномоченных по правам человека в том или ином регионе. Хочу отметить например большую помощь калужского омбудсмена, самарский омбудсмен. Великолепный омбудсмен в Саратове. Нам очень понравилось работать с ними. После таких выступлений в институтах или университетах, мы получаем довольно большое количество заявлений от молодых людей, которые хотят вступить в «Международную амнистию». Когда доступ в СМИ не всегда свободный, то информировать людей о том, что есть такая организация, объяснять, почему действительно важно выступать в защиту прав человека в какой-то другой стране, в то время как все остальные страны работают по нашей стране, это немножко сложно, но для того чтобы это объяснять должна быть возможность для диалога, для общения, а это не всегда удается. Поэтому, если удается то мы всегда рады общаться с людьми, и мы видим, насколько это заинтересовывает тех людей, которые действительно не зачерствели сердцем, и которые понимают, что мир становится маленьким и наша забота, наша ответственность как граждан то, что происходит в каких-то других странах. И если права человека нарушаются где-то в далекой стране, то мы должны выступать в защиту тех угнетенных, чьи права нарушены.


XS
SM
MD
LG