Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в копейской колонии умерли сразу четверо заключенных? Что делать, когда твой дом сносят? Случай в Красноярске. Сирота Денис Солдатов из Самары через суд добивается соблюдения закона. Памятники архитектуры в Удмуртии больше защищать некому. Ростов-на-Дону: За что хотят выгнать из России 18-летнего Бориса Кудряшова? Подмосковье: Не дождавшись поддержки президента, защитники Химкинского леса обратились за помощью к Господу Богу. Поселок Озерный: Небывалый случай – жители просят снести их дом. Псков: Как взыскать алименты? Калуга слушает джаз


В эфире Челябинск, Александр Валиев:



В Челябинске продолжается расследование дикого случая, произошедшего в копейской колонии особого режима номер 1. Напомню, официальная версия такова. В пятницу, 30 мая, в Копейскую колонию номер 1 были доставлены новые заключенные. Четверо из них, по словам сотрудников областной прокуратуры, начали буянить еще в дороге - трое родом из Тюменской области, один из Воронежа, в возрасте от 20 до 35 лет. По приезду они продолжили нарушать дисциплину, а на следующий день, якобы, напали на сотрудников колонии с заточками. В результате к заключенным были применены спецсредства, позже их осмотрел медик, а утром всех четверых нашли мертвыми. Экспертиза обнаружила на телах следы побоев и многочисленные травмы. В пресс-службе областного ГУФСИН после инцидента сказали следующее.



Сотрудница пресс-службы : Уже проявляли агрессию во время конвоирования. Когда их распределили в 1 колонии в камеры, то же самое - и ругались нецензурно... В общем, нарушали распорядок.



Александр Валиев : Областная прокуратура подтверждает, что бунтовщики еще в пятницу, во время этапирования, призывали других заключенных к неповиновению, а потом, прибыв в колонию, разрисовывали стены и ломали нары. Почему их не рассадили по одиночным камерам и откуда у них на следующий день во время прогулки обнаружились заточки - непонятно. При этом в качестве иллюстрации того, насколько необходимо и оправдано было применение против заключенных спецсредств, Оксана Калинина, пресс-секретарь прокуратуры Челябинской области, заявила журналистам.



Оксана Калинина : У одного из сотрудников зафиксировано сотрясение головного мозга, перелом носа, фигурировали резаные раны рук и другие кровоподтеки и ссадины. Были вынуждены в соответствии с законом применить спецсредства.



Александр Валиев : П равозащитник Николай Щур:



Николай Щур : То, что произошло в колонии номер 1 Челябинской области, вызывает много вопросов, прежде всего, непонятно, почему у заключенных оказались заточки, сделанные из супинаторов, и лезвия? Поскольку до того времени, как они прибыли в камеры первой колонии, они должны были пройти, по крайней мере, три обыска. После того, когда их выгрузили из вагонов, в которых их этапировали (один конвой передавал другому), должен был бы произойти обыск. После тогда, когда их конвой принял, должен был произойти обыск. И должен был произойти обыск по прибытию в колонию. Обыски те, которые делаются конвоирами либо администрацией учреждения, достаточно хороши, и провезти вот это все при обыске практически невозможно. Почему это все оказалось - непонятно. В камере они взять не могли, потому что камера всегда обыскивается тоже очень тщательно.



Александр Валиев : Николай Щур не раз и не два бывал с визитами в колонии номер 1 Копейска. Его впечатления довольно противоречивы. С одной стороны, когда там работал инициативный и профессиональный сотрудник на должности заместителя по воспитательной работе, в колонии было сделано много полезного - провели радио, заработали кружки. Потом этот человек уволился и сейчас в учреждении все не так уж радужно. Даже при наличии четкой договоренности о посещении с управлением исполнения наказаний по Челябинской области и выписанных пропусках, правозащитника Николая Щура и его коллег могут час и два держать за воротами. С другими колониями подобных ситуаций не возникает. А однажды, когда в фонд « Рука помощи » обратились мать и сестра одного из заключенных, обеспокоенные долгим отсутствием писем, руководство этой колонии отказалось организовать встречу правозащитника с этим осужденным.



Николай Щур : Я тогда попросил, чтобы мне просто в глазок камеры показали его, что он жив и здоров, поскольку к нам на прием пришла его мать с сестрой, которые были обеспокоены – жив ли он, здоров ли он, поскольку от него нет писем. Даже не дали посмотреть. Я тогда во всеуслышание это все и заявил – в чем же дело, почему не пускают к этому человеку, тем более что есть такие большие подозрения, что с ним не все в порядке? Ответ получили такой от начальника этого помещения камерного типа, что достаточно одного слова офицера, что с ним все в порядке.



Александр Валиев : Пятерых сотрудников колонии, которые подверглись нападению заключенных, уже допросили. Пока лишь в качестве свидетелей - обвинение никому не предъявлено. Абсолютно противоречивыми являются сообщения о состоянии их здоровья. Сначала объявили о колотых и резаных ранах, потом сотрудники следственных органов заявили журналистам, что серьезных телесных повреждений они не получили. Но 4 июня Владимир Жидков, начальник ГУФСИН России по Челябинской области сказал, что сотрудники находятся в больнице.



Владимир Жидков : Трое из них госпитализированы в больницу ГУВД – часть с сотрясением головного мозга, у одного перелом носа.



Александр Валиев : К делу проявили большее внимание правозащитники. В частности, глава общественной организации Екатеринбурга "Правовая основа" Алексей Соколов не верит в то, что заключенные погибли в результате попытки устроить бунт.



Алексей Соколов : Никакого бунта не было. Был, естественно, процесс, который допускают сотрудники колонии для всех вновь прибывших осужденных. Такая своеобразная приемка осужденных. Ломка психологическая допускается ко всем осужденным, которые прибывают в колонию. Мы заявили, что проведем свое общественное расследование, подключилась к этому моя организация, «Общественная правовая основа», также подключились к тому общероссийское движение «За права человека» и ряд правозащитников Челябинской области. На данный момент я вам точно могу сказать – мы побывали в блоке и посмотрели этих осужденных. У них в основном часть туловища полностью в синяках. Их били по спине, ягодицам. Это говорит о том, что люди не сопротивлялись, а просто лежали, а их забивали, как обыкновенных животных, так сказать.



Александр Валиев : Что касается причины смерти осужденных, то здесь тоже имеются разночтения. Изначально было объявлено о том, что они скончались в результате посттравматического шока. Но врачи с этой версией пока согласиться не могут. Говорит Олег Махоньков, главный врач ГКБ номер 3 Челябинска.



Олег Махоньков : В одно и то же время сразу четверо в разных палатах умирают. Это все равно даже обыватель сразу скажет, что здесь что-то нечисто – надо посмотреть. Поэтому сейчас делать заключение… Если какой-то товарищ в погонах выступил и сказал, что все четверо умерли от болевого шока, не знаю – медик он или не медик. Откуда он взялся? Потому что чтобы делать анализы, у нас существует судебно-медицинская экспертиза. Нужно внимательно посмотреть, исследовать ткани, органы и кровь на содержание каких-нибудь посторонних препаратов, которые могли привести одновременно к смерти таких больных.



Александр Валиев : По обстоятельствам ЧП в Копейской колонии заведено сразу 6 уголовных дел. Результаты расследования находятся на особом контроле в прокуратуре Челябинской области. А власти города Копейска намерены улучшить жилищные условия пострадавших конвоиров. С такой инициативой выступил председатель общественного совета при ГУФСИН Челябинской области Виктор Чернобровин. Местные журналисты уже отреагировали на это сообщение заголовками - "Эхо бунта в Копейской тюрьме: убил зэка - получи квартиру".



В эфире Красноярск, Наталья Аламберг:



Владимир Арустамян не пожелал покинуть свою квартиру в полуразрушенном доме даже в тот момент, когда ковш экскаватора занесся над его жилищем, и строители приступили к сносу. Рабочие не посмели похоронить человека заживо и остановили работу. Владимир заперся в своей квартире и занял оборону. О том, как он себя чувствует, его жена Ануш могла узнать только по сотовому телефону.



Ануш Арустамян : Там же нет полдома. В коридоре стоишь что ли?



Владимир Арустамян : Да, в прихожей, где ванная.



Ануш Арустамян : А комнаты нет, да?



Владимир Арустамян : Комнаты нет.



Наталья Аламберг : Буквально за полчаса до начала сноса дома жену Владимира и детей представители строительной компании вытолкали на улицу из их же квартиры. С собой Ануш успела прихватить только некоторые документы и телевизор. Муж остался отстаивать свои права в доме.



Ануш Арустамян : У меня все дорожит, а они насильно меня такие высокие, крупные охранники вытащили. Сказали – только документы забирай. Вот мы вынесли только телевизор. Все. Я только документы успела в пакет засунуть, забрать и все.



Наталья Аламберг : Вообще, эта история началась давно. Городские власти выделили фирме место под строительство двух многоэтажек практически в центре Красноярске. Земля в этом районе дорогая. Но на этом участке стояли дома, предназначенные под снос, в которых жили люди. По закону их должны были переселить, но застройщики тянули до последнего. Жители постоянно подвергались нападкам. Их просто хотели выжить. Однажды ночью в коридорах рассыпали хлорку. Люди вовремя заметили это и выбежали на улицу. Потом по очереди дежурили по ночам. Кто-то пытался поджечь этот деревянный двухэтажный дом. Пожар потушили, удалось спасти имущество.


Семья Арустамяна, а это двое детей, жена и бабушка, переехали в съемную комнату в общежитии. И вот новая беда. Арустамяны и не подозревали, что все так может произойти. Ведь у них на руках есть судебное решение о том, что дом сносить нельзя. Людям взамен должны были предоставить жилье. Им и предлагали – либо комнату в общежитии, либо по 650 тысяч рублей. Но это не равноценный обмен, и люди не согласились. И если бы не упорство Владимира, то и эта история осталась бы незамеченной. Незаконность действий строительной фирмы подтвердил и пресс-секретарь службы судебных приставов по Красноярскому краю Андрей Кабиров.



Андрей Кабиров : Штраф регламентирован Административным кодексом Российской Федерации статья 17.15. Максимум, что может грозить руководству «Енисейлесстрою» за неисполнение требований судебного пристава – это 25 тысяч рублей штрафа.



Наталья Аламберг : Другая сторона конфликта – директор строительной фирмы «Енисейлесстрой» Владимир Седилев – утверждает, что он намеренно пошел на нарушение, так как полуразрушенный дом рухнул бы в любом случае. Могли пострадать люди. А так лучше это сделают строители. Все для благо людей.



Владимир Седилев : Было принято решение. Я дал письменное распоряжение начальнику участка – произвести разборку этого здания. Тот господин, который засиделся, у него одна шестая на праве собственности, то есть 48 на 6 – это 8 квадратных метров. Господину предлагалось не раз, и не два, и не три жилье – это квартиры гостиничного типа, в которых есть и санитарный узел, и желая комната имеется.



Наталья Аламберг : Соглашаться с условиями семьи Владимира Арустамяна строительной фирме было невыгодно. Если бы застройщики пошли на уступки одному человеку, то пришлось бы выполнять требования и других жильцов этого ветхого дома. Однако предоставление жилья жителям ветхих домов, идущих под снос, это требование законно.


Закончилась эта история странно. Просидев несколько дней в доме, Владимир Арустамян покинул свою квартиру. И как только это произошло, строители тут же разрушили ветхое жилище. При этом Владимир не протестовал. Возможно все же строителям и семье Арустамяна удалось найти компромисс.



В эфире Самара, Сергей Хазов :



Самарский областной суд с мая рассматривает дело по иску Дениса Солдатова, который несколько лет судится за право детей-сирот на получение жилплощади. «Летом прошлого года суд постановил передать Солдатову, который сам является сиротой и инвалидом второй группы, квартиру вне очереди. Решение до сих пор не исполнено. В новом судебном процессе Денис действует в интересах всех самарских сирот, и добивается отмены изменений в областной закон, по которому сироты после выхода из детского дома помещаются в общий список первоочередников, имеющих право на получение жилья или улучшение жилищных условий», - рассказал представляющий в суде интересы Дениса Солдатова председатель общественного фонда «Самара XXI век» Юрий Никишин.



Юрий Никишин : Мы настаиваем, что полностью не исполняется закон, не выделяются достаточные средства в бюджет для того, чтобы этот список удовлетворить. Уже есть решение и областного суда, и Верховного суда, что выделение средств на часть списка является неисполнением закона. Федеральный закон они не исполняют, чтобы они там не рассказывали, сколько они выделяют. Это юридически не имеет никакого значения. Выделяйте ровно столько, чтобы ежегодно список, который составляется, удовлетворялся, финансово удовлетворялся. Вот есть список - в этом году более 800. В этот список по области вошло по области, в том числе, уже более 300 по Самаре. Вот вы и выделите в этом году на всех. А то, что у них не хватает средств, нужно удовлетворять других… Конечно, удовлетворяйте! Но вот есть закон, а вы его исполняйте.



Сергей Хазов : На судебном заседании 5 мая Денис Солдатов заявил об отводе судьи и прокурора, посчитав, что эти лица могут быть косвенно заинтересованными в отрицательном исходе дела. Но судья Марина Решетняк посчитала доводы истца необоснованными. Также было отклонено его заявление о вызове в суд представителей областного правительства, предложивших изменения в областной закон. Потребовав исправить некоторые неточности в заявлении, судья перенесла заседание. «Это обычная волокита властей», - комментирует правозащитник, представитель интересов сироты Дениса Солдатова, Юрий Никишин.



Юрий Никишин : В стране кроме проволочек, нет ничего. Даже в судах меня больше возмущает не то, что они чего-то не удовлетворяют, а то, что они не в состоянии… Вот приходит представитель правительства думы, они не в состоянии защитить свои учреждения. Не умеют. У меня, например, один вопрос – за что вам платят деньги? Вначале вы сочиняете плохие закона областные, неудобоваримые программы, а потом приводят какие-то аргументы, которые, извините, пожалуйста, никуда не лезут. А проволочки везде. Проволочки есть. Если бы не было проволочек, такого закона бы не было.



Сергей Хазов : По информации самарских правозащитников, за три последних года в Самаре сиротам не было передано ни одного квадратного метра жилья. Квартиры выделяются в других городах губернии - в Тольятти, Отрадном и сельских районах, но не в областном центре. «Средств выделяется с каждым годом все больше, однако очередь растет более быстрыми темпами, нежели финансирование и возможности получить жилье у детей-сирот все меньше», - правозащитник Юрий Никишин продолжает.



Юрий Никишин : На 2008 год было принято решение построить 35 квартир на эти деньги. Но ситуация такая, что Денис на очереди в этом списке стоит сотым! И никто никогда не сможет принять решение, чтобы Денису взять и перепрыгнуть через 99 и стать первым. Получат первые 35. Решение районного суда имеет юридическую силу. Но это решение не исполнимо. Вот как и где администрация города найдет эти деньги, чтобы сотому Денису дать?



Сергей Хазов : Несмотря на нежелание областных и городских чиновников исполнять решения суда, сирота Денис Солдатов надеется получить гарантированную ему законом квартиру.



Денис Солдатов : Не факт, что ты получишь квартиру по данной программе. Но сколько это надо денег! Ипотеку брать? Это просто нереальные проценты по выплате ипотеки. Сейчас такие проценты, что просто, если сейчас брать жилье по ипотеке, то это получится, что пять квартир ты купил за одну.



Сергей Хазов : «Государство только обещает обеспечивать детей-сирот квартирами. На самом деле, права детей-сирот не соблюдаются», - комментирует автор публикаций о самарских сиротах, правозащитник Александр Лашманкин.



Александр Лашманкин : Государство принимает обязательства, закрепляет их в праве, но на практике эти обязательства не исполняются, поскольку это чистое очковтирательство, как, в общем, и вся политика социальная государства. Естественно, что, когда какие-то находятся люди, которые пытаются свои права отстоять, для того чтобы сохранить лицо, предпринимаются какие-то меры, чтобы создать видимость того, что права детей-сирот будут соблюдаться. Судебные решения областного самарского суда как раз свидетельствуют о том, что как бы есть некое желание создать видимость того, что права детей-сирот соблюдаются. Но фактически они так и не соблюдены, поскольку нет информации о том, чтобы дети-сироты квартиры реально получали, и о том, что квартиру реально получил хотя бы один заявитель. Бумага есть, а квартиры нет.



Сергей Хазов : Пока сирота Денис Солдатов в суде отстаивает свои права, пытаясь доказать чиновникам право на получение жилья, чиновники готовят встречные иски, пытаясь опротестовать принятые ими же самими областные законы об обеспечении детей-сирот жильем. Такой законодательной казуистикой, по словам правозащитника Юрия Никишина, заинтересовались западные правозащитники, удивленные тем, что законы в России принимаются, но не исполняются.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Строительный бум, который охватил города Удмуртии, без оглядки сметает с приглянувшейся инвесторам земли старинные здания и сооружения. Теперь даже перестали спрашивать разрешения у специалистов Управления охраны памятников истории и культуры, которое до последнего времени всё-таки существовало при республиканском министерстве культуры.


По этому поводу я побеседовала с известным в Ижевске краеведом Игорем Кобзевым, который при любом случае публично старается защитить старину от исчезновения. Так, еще год назад на заседании Общества охраны памятников он просил заступиться за так называемый Инженерный городок, несколько деревянных домов 20-х годов постройки прошлого века метрах в пятидесяти от недавно возрожденного Михайловского собора в центре Ижевска.



Игорь Кобзев : Хочу сказать об этом Инженерном городке, какую он представляет ценность. Он построен в стиле английских сельских коттеджей, архитектором Сенатовым. Он ориентировался на английский модерн. Он строил из камня и из дерева до 1925 года. В 1925 году он уехал в Москву. Деревянные здания сельского английского дома средневекового, а каменные дома, например, школа Наговицына, школа в Телегеном переулке – в стиле бюргерского дома средневекового английского. Это кирпичная готика. Значение это имеет. Это очень интересные сооружения. Их стоило бы, может быть, перевезти.



Надежда Гладыш : Насколько известно Кобзеву, президент Волков будто бы дал указание перенести дома в Ильинку, где собирают образцы деревянного зодчества со всей Удмуртии. Там находится филиал Национального музея под открытым небом. Но убранный из центра Инженерный городок в Ильинке так и не появился. Никто не наказан. И это повсеместная практика, считает краевед. И приводит другие свежие факты на примере малых городов Удмуртии – Можги и Сарапула.



Игорь Кобзев : Допустим, такой город как Можга. Там мало-то памятников. А их уничтожают. Был слома ночью деревянный дом Сырнева. Это очень интересный памятник. Наша ГТК Удмуртии сказала, что это ветхий памятник, то есть даже не спрашивают специалиста.



Надежда Гладыш : А он какого периода?



Игорь Кобзев : XIX века. Деревянное зодчество двухэтажное. Там какая-то библиотека была. В Сарапуле тоже очень много исчезает памятников, которые являются его лицом. Допустим, сейчас обрушиваются, потому что без крыши. Там ничего нет. Ценный в архитектурном плане. Дом Башенина на главной улице Труда у них недавно тоже сломан. Это деревянный дом в стиле модерн. Стрельцова в Сарапуле и так далее.



Надежда Гладыш : Причем, Игорь Кобзев со ссылкой на опыт стран Европы и Америки, утверждает, что сохранение памятников вполне может быть выгодно местным властям и инвесторам, если бы они советовались со специалистами, ведь сами они, по мнению ученого, не знают истории, не понимают архитектуры.


К сожалению, это мнение в очередной раз подтвердило майское решение удмуртского правительства о ликвидации Управления охраны памятников. Об этом мне сообщила теперь уже бывший начальник Управления Нина Девятова, историк, археолог по образованию.


Реорганизация, скажем так.



Нина Девятова : Нет, у нас проводят через ликвидацию, то есть целенаправленно нас убирают. Там будут совершенно другие люди.



Надежда Гладыш : Управление по охране памятников…



Нина Девятова : Ликвидируется.



Надежда Гладыш : Ликвидируется.



Нина Девятова : Ликвидировано распоряжением правительства.



Надежда Гладыш : Вы его видели?



Нина Девятова : Да. Будет создан отдел в Министерстве культуры из четырех человек и Центр по эксплуатации и реставрации памятников в количестве девяти человек.



Надежда Гладыш : Конечно, эта структура не могла и не может остановить катастрофу с массовой гибелью памятников истории и культуры, но она хотя бы могла мониторить этот процесс, ставить хоть какие-то условия инвесторам. Однако даже эти минимальные функции кажутся руководству республики излишними. Тем более что в замах у министра культуры с недавнего времени появился строитель. А большая часть республики, по словам Девятовой, вообще не обследована специалистами на наличие памятников. Выявление идет спорадически. Точно так же они узнают о гибели памятников, находящихся в республиканском реестре. Вот свежий мартиролог.



Нина Девятова : В 2007 году – это пять объектов, которые мы обнаружили, что они уничтожены. Это дом Маркина в городе Сарапуле, дом Сумарокова в городе Боткинске, общественный сад здесь у нас, в Ижевске, затем ветряная мельница в деревне Пестерево Каракумский район и арсенал в Берьяно.



Надежда Гладыш : На самой исторической и старинной по виду улице Ижевска – бывшей Базарной, ныне Максима Горького, из десятка последних купеческих зданий постройки конца XIX – начала XX веков совсем недавно исчезло еще одно. В угоду защитникам памятников там был оставлен небольшой фрагмент старинной кирпичной кладки на фасадной стене, но само здание преобразилось. Теперь там «Мамины блины», кафе, пятое на протяжении двухсот метров этого исторического кусочка старого Ижевска.



В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев:



Борису Кудряшову через месяц исполнится 19 лет. И примерно в это время его могут насильно выслать из России. Абсурд, возведенный в ранг закона, грозит ему депортацией и разлукой с единственным родным человеком, матерью. Буквально на днях об этой истории сообщила своим читателям областная газета «Наше время». Вот что рассказывает автор материала «В жерновах закона» журналист Елена Слепцова:



Елена Слепцова : Главный герой нашего материала — Борис Кудряшов. Он — на пороге депортации. И ситуация просто трагическая, потому что мать его, которой удалось добиться российского гражданства, она останется здесь, а он будет выдворен за пределы России. Всё это будет сделано по закону.


Молодому человеку — 19 лет. Он готов работать в России, готов жить и служить в армии. И от такого человека мы отказываемся. Человека, который готов связать свою судьбу, судьбу своих потомков с Россией, мы, так сказать, двумя руками стараемся вытолкать за пределы страны.


Это парадокс, трагедия и комизм ситуация на государственном уровне. Он заключается в том, что, с одной стороны, у нас осуществляется программа по возвращению соотечественников из-за рубежа (из дальше и ближнего), и, насколько мне известно, государство на ближайшие три года заложило на эту программу порядка 15 миллиардов рублей. Это колоссальные деньги для того, чтобы переселять людей не только из Казахстана, Армении, Украины, Крыма, я имею в виду, но и, возможно, из Израиля, Германии, Канады. Потому что именно там тоже планировались сделать представительства Федеральной миграционной службы.



Григорий Бочкарев : Предки Анны, сколько себя помнили, всегда жили в Севанском районе Армении среди своих. Их село по населению было исключительно русским. После 1991 года многие из односельчан тронулись на север — на историческую родину. Анна с семьёй оставалась на месте. Престарелая мать и парализованный отец, малолетний сын сдерживали от рискованных экспериментов. За десять лет Анна по очереди, одного за другим похоронила родителей и двух братьев. Других родственников в Армении не осталось.


В 2002 году мать и сын перебрались в пригород Ростова-на-Дону, в Батайск. Чтобы переехать в Россию, Анне пришлось принять гражданство Армении. Просроченный паспорт СССР давно был недействительным, поэтому выехать с ним за пределы страны было невозможно. А тринадцатилетнему Бориске и вовсе документы не полагались, гражданином Армении становятся лишь в 16 лет. Как оказалось, взрослым проще легализоваться в России. Они имеют на руках хоть какой-то документ, удостоверяющий личность. А вот ситуация с теми, кто въехал в Российскую Федерацию подростками, выглядит тупиковой.


Анне, хоть и не без труда, всё же удалось получить российское гражданство. Положение же Бориса просто катастрофическое. Без паспорта невозможно ни учиться, ни работать. Когда сыну исполнилось 16 лет, матери в батайском органе Управления Федеральной миграционной службы по Ростовской области объяснили, что без паспорта гражданина Армении он не получит ничего - ни разрешения на временное проживание, ни гражданства России. Загнанная в угол, Анна старалась выяснить, можно ли Борису получить гражданство Армении. Оказалось, что это возможно только в том случае, если его поставят на воинский учет… по месту жительства в Армении, откуда мать увезла его подростком шесть лет назад. Круг абсурда замкнулся. Сколько раз Анна слала запросы в армянское посольство, но ответа так и не дождалась.


Затем начались российские суды. Обращение в батайский городской суд формально принесло успех. Суд обязал сотрудников Управления Федеральной миграционной службы по Ростовской области принять документы Бориса Кудряшова для оформления ему российского гражданства. Но дело так и не сдвинулось с «мёртвой точки». Он вновь обратился в батайский городской суд, чтобы за ним признали, наконец, право стать гражданином Российской Федерации. И вновь решение суда было принято в его пользу. Более того, с этим согласился и областной суд, куда с кассационной жалобой обратились представители УФМС. Как рассказала Анна:



Анна Кудряшова : Дважды подавали иск в суд. Мы выигрывает дважды дело по нашему иску, и дважды УФМС по Ростовской области подавало кассационную жалобу на решение суда. Дважды областной суд определение, в общем-то, выносил на нашу сторону, то, что суд принял правильное решение. Но они требовали опять документы, удостоверяющие личность. А этим документом является паспорт.



Григорий Бочкарев : Ни после многочисленных обращений во всевозможные инстанции, включая администрацию президента России, ни после публикации в газете «Наше время» ситуация не изменилась. По словам журналиста Елены Слепцовой:



Елена Слепцова : Нет, никакой реакции не было со стороны УФМС, потому что они опираются на действующий закон. Они правоприменители закона. Конечно, там существует так называемый человеческий фактор, и лично меня поразило то злорадство, с которым, допустим, сотрудники городского территориального органа УФМС по Ростовской области, они объявляют маме и сыну о том, что вот скоро с ним будут говорить по-другому. То есть, он становится незаконным мигрантом уже в середине вот этого лета. Откуда это злорадство, откуда такой вот примешивается совершенно непонятный эмоциональный фон - я не понимаю этого.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Дмитрий Дятлов : Дороги России нужны. И несмотря ни на какие леса, дороги будут прокладываться.



Вера Володина : Один из доводов застройщика в пользу строительства дороги Москва - Санкт-Петербург прямо по Химкинскому лесу был именно таким, рассказал адвокат Дмитрий Дятлов. Он представлял интересы защитников леса в суде. В пятницу на 8-м заседании в Таганском суде истцам отказали. Их доводы о нарушении конституционных прав на благоприятную среду проживания, о нарушенном праве на информацию в ходе проведения публичных слушаний, суд не учел. Защитники леса считают, что немногого добились обращением к Дмитрию Медведеву. Им пришел ответ от администрации президента, что президент поручил разобраться Минтрансу и Минприроды с проблемой вырубки Химкинского леса и принять решение с учетом права жителей Москвы и Подмосковья на благоприятную окружающую среду. Жители Химок почему-то склонны считать это отпиской. 5 июня они даже организовали молебен, прося о спасении леса не у земной власти. Людмила Федотова:



Людмила Федотова : Молилась, просила помощи у Бога в деле защиты лесов Подмосковья. Без помощи Божьей одолеть эту силу, которая набросилась, нацелилась на уничтожение лесов, нам, конечно, не удастся ничего сделать. Батюшка нас успокоил. Сказал, что не надо отчаиваться. В этой борьбе в течение года мы отстаиваем леса. Пока мы не смогли достучаться до чиновников. Абсолютно нет никаких реакций положительных. Только отписки, отписки, отписки. Мы просто в тупике. Мы не знаем, что нам сделать. Эти горы писем, отписок, пикеты бесконечные, митинги, а результата до сих пор никакого не достигнуто.



Вера Володина : Данила Абрамов тоже участвовал в молебне, а на следующий день пришел в суд. Там и узнал об отклонении иска.



Данила Абрамов : В суде нервозное состояние, честно говоря. В церкви-то успокоение души. Подтвердили, что мы благое дело совершаем. Это порадовало, между прочим. Отец Сергий наставление нам такое дал, чтобы неправильных людей на путь истинный повергали. Настроение такое, какое обычно в церквях происходит. Вот именно у меня мыли отключились, стоял слушал.



Вера Володина : Лидер движения «В защиту Химкинского леса» Евгения Чирикова объяснила, что они будут продолжать борьбу, и добиваться признания экспертизы проекта дороги недействительной. Поскольку в нарушение закона экспертизу проводил не Росприроднадзор, а Ростехнадзор, и в слушаниях участвовали не местные жители.



Евгения Чирикова : В основном участвовали на этих слушаниях 99 процентов жители поселка Пойма, который нам даже не известен. И только один химчанин там был.



Вера Володина : Защитники продолжают сбор подписей за придание лесу статуса особо охраняемой природной территории. Поскольку на экологов и их сторонников всё чаще смотрят как на безумцев, Евгения благодарна за психологическую поддержку священнику, проводившему молебен.



Евгения Чирикова : То, что нас поддержала еще и церковь, это свидетельство того, что это нужно всем, а не только кучке каких-то бешеных людей. Нет, это нужно всем совершенно россиянам. Сейчас идет покушение на нашу территорию. Многие люди это уже понимают.


Химки – регион не совсем благополучный в плане экологии. Это понятно. Люди понимают, что у них отнимают последнее – отнимают их среду обитания. Боюсь, что опять будет социальная напряженность, как это было, например, с монетизацией льгот. Я боюсь, что власти просто спровоцируют очередной жесткий конфликт. Потому что теперь отнимают не социальные блага, а отнимают место, где мы живем, отнимают воздух – самое необходимое для жизни. Почему нас и поддерживает церковь, потому что это довольно древний институт, умный институт. Они понимают, что это у людей отнимать нельзя ни при каких обстоятельствах. Тем более, мы же не боремся против трассы. Мы просто хотим, чтобы она была проложена цивилизованно – в туннеле, например, или по промзонам, каким-то таким образом, чтобы не трогать наш лес.



Вера Володина : Молебен отслужен, письмо из Химок президент переслал министрам, на днях заявил, что нужно заботиться об охране природы, но иск отклонен - царь далеко и бог высоко. А как будет добиваться справедливости адвокат Дмитрий Дятлов? Он уверен, что конституционные права граждан нарушены.



Дмитрий Дятлов : Священники говорят о том, что справедливость на земле искать не стоит, в том числе, в нашей стране. В судах общей юрисдикции, даже не в Верховном суде эту справедливость можно найти. Решение суда к кассационным инстанциям без обращения в надзорную инстанцию будем подавать жалобу в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. Надеемся и верим, что правосудие все-таки восторжествует и в России, но, тем не менее, такую возможность исключать не стоит, что кассационная инстанция встанет на сторону застройщиков.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Валентина Ивановна : Телевизор как грохонет! Темнота, ничего не видим. Дым везде. И все – больше ничего. Сунулись в дверь бежать, а дверь заклинило. Скорее в окно. Оделись в кое-чего.



Игорь Телин : Эту запись я сделал в ночь с 16 на 17 марта в поселке Озерный Октябрьского района Саранска. Валентина Ивановна – жительница дома номер 4 по улице Молодежная. Вечером 16 марта взрывом бытового газа был уничтожен целый подъезд этого 16-квартирного жилого дома. По счастливой случайности никто из жильцов не погиб, хотя два человека с ожогами и травмами различной степени тяжести попали в больницу. Нам повезло, говорили люди, одна из них – Ольга Артемьева.



Ольга Артемьева : Мы водили ребенка в кукольный театр. Поэтому остались здесь. Так как все выходные проводим там, а здесь остались в городской свекровиной квартире, потому что вроде как бы туда-сюда ездить… Решили остаться. Мама вышла за хлебом, отец пошел кормить скотину. И то стечение обстоятельств очень помогло. Мы все остались живы – все шесть человек, которые по выходным находятся дома. Это огромное счастье.



Игорь Телин : Меньше чем людям повезло дому, в котором они жили. Спасатели всю ночь и целый день разбирали завалы и расчищали то место, где находился подъезд, в одной из квартир которого произошел взрыв.


Приехавшие на место ЧП чиновники – районные, городские и республиканские - подивились увиденному, тем разрушениям, которые принес взрыв газа. Ну, а мэр Саранска Владимир Сушков, той же ночью успокоил напуганных людей – без помощи вас не оставим, и пообещал, всем пострадавшим будет предоставлено новое жилье, а дом будет снесен.



Владимир Сушков : Судя по разрушениям, которые произошли, очевидно, его придется сносить и людям предоставлять жилье.



Игорь Телин : Судя по всему, Владимир Сушков говорил достаточно ответственно – все-таки саранский градоначальник – профессиональный строитель, выпускник строительного факультета Мордовского госуниверситета. Однако уже сейчас выяснилось, что обещания мэра были голословными. Оказалось, что строение, точнее, все, что от него осталось, должно пройти экспертизу, которая и установит, можно ли жить в этом доме или
нет.


Ринат Бикбаев, начальник отдела центра техдиагностики МГУ считает, что в принципе, самая дальняя часть дома – в другом подъезде – пригодна для… вот только дальше непонятно, специалист никак не хочет употреблять словосочетание "для проживания", заменяя его на "для нахождения", то есть, пребывания человека.



Ринат Бикбаев : Допустим из первого подъезда все квартиры, которые расположены не в сторону, где было разрушение, а слева, там возможно нахождение в этих квартирах. Но опять же там надо проводить водопровод, канализацию, отопление, газ, электричество.



Игорь Телин : Между тем, комиссия провела проверку здания и решила – нет оснований для сноса дома, нужно только восстановить разрушенный подъезд. Остальные квартиры пригодны для проживания и, следовательно, жильцы хоть сегодня могут в них заселяться. Конечно, члены комиссии – люди бывалые, и не такое видали, но признаюсь честно, заходить в квартиру Анны Чечировой на втором этаже мне было страшно. Собственно, как и самой ее хозяйке.



Анна Чечирова : Ветер шумит, крыша прямо поднимается. Соседи из второго дома видят. Чувствуешь, как будто стена валится во время сильных ветров и дождей.



Игорь Телин : Когда здесь работала комиссия, жильцы пытались указать на разрушения - перекошенные плиты перекрытия, через которые видно небо, огромные трещины в выгнутых взрывом стенах. Но услышали от специалистов неожиданный ответ.



Жительница : Говорят – так было. А здесь, вот тут, трещина, все валится. Как какой чуть маленький стук – все на пол сыпется. Как жить в такой?.. И хотят еще оставить в таком виде эту комнату. Поживи в ней.



Игорь Телин : Но жители этого дома помнили ведь слова мэра Саранска о том, что их полуразрушенный дом будет снесен, и все люди получат новое жилье здесь же, в поселке Озерный. Градоначальник после той злополучной ночи с жильцами больше не встречался, на прием к нему, чтобы напомнить о данном обещании, попасть невозможно, а чиновники мэрии и администрации Октябрьского района ссылаются на заключения комиссии – жить в доме можно, вот и живите. Глава же района Иван Волгушев разговаривал с людьми весьма грубо - что вообще вам надо?



Жительница : Нам сказал Волгушев – мы ваш дом не взрывали. Нам, конечно, это было очень обидно. Вот к такому результату мы и пришли.



Игорь Телин : Результат – будем восстанавливать, то есть строить заново подъезд, где произошел взрыв. Но и это делать власти тоже не торопятся, рассказывает Виктория Зарубина, чья квартира находилась как раз в этом подъезде.



Виктория Зарубина : Нам вообще никто толком ничего не говорит. Нам сказали, что в течение года построится, но, как мы видим, работы практически не ведутся. Мусор только вывезли, да и то не весь. Поэтому мы даже сами в неведении, когда все это будет.



Игорь Телин : Возможно, подъезд и восстановят, а вот жителям уцелевших квартир власти – и районные, и городские - сейчас уже прямо говорят – мы ремонтировать ваше жилье не будем, если хотите – делайте все сами, если нет – живите так, хоть под открытым небом, это ваше дело.


Мнение жильцов прямо отличается от мнения властей. Они уверены – жить здесь невозможно. Удивительный случай, но люди настаивают на том, чтобы их дом снесли. Пока что пишут заявления и жалобы, настаивая на повторном обследовании их дома, но все чаще начинают поговаривать о том, что нужно приступать к активным действиям и акциям протеста.



В эфире Псков, Анна Липина:



Елена Иванова : Наш папа все время работал без официального оформления. То есть судебному исполнителю просто некуда было направить исполнительный лист.



Анна Липина : Воспитатель детского сада Елена Иванова одна растит растить дочь Юлю. Ситуация обычная - после развода Елена подала иск на взыскание алиментов, однако получить алименты от бывшего мужа она не может несколько лет.



Елена Иванова : Через некоторое время судебный исполнитель мне позвонила, и сообщила, что будет рассчитывать алименты с него, как с неработающего отца, но реально - никаких денег я не получала.



Анна Липина : Бывший муж Елены сменил несколько мест работы, но судебные приставы так и не смогли добиться выплат алиментов. Собственного имущества у мужа нет - он живет в квартире матери, а ездит на автомобиле сестры. Как единственный возможный вариант повлиять на ситуацию и взыскать деньги, судебный пристав предложил привлечь неплательщика к уголовной ответственности. Но Елена от этого наотрез отказывается.



Елена Иванова : Ну что начались угрозы в мой адрес по телефону. Постоянно звонил муж, угрожал. Зачем мне все эти проблемы?



Анна Липина : Таких ситуаций в Пскове сотни, если не сказать - тысячи. В службе судебных приставов фактически подтвердили, что в данной ситуации ничего сделать невозможно.



Сергей Кравцов : Те люди, которые злостно не платит алименты – это, в основном, контингент, который спился, опустился, который не работает.



Анна Липина : Есть и вторая категория злостных неплательщиков алиментов, говорит судебный пристав Сергей Кравцов. Официально человек работает на минимальную зарплату, а деньги получает в конверте.



Сергей Кравцов : Мы видим, что он ездит на машине, машина у него по доверенности. Даже если заходим в квартиру, такие люди давно себя подстраховали: все имущество оформлено или на новую супругу, или на родителей, то есть все не мое, не знаю ничего!..



Анна Липина : Злостные неплательщики алиментов решением суда могут быть лишены свободы на срок до двух лет. Однако на практике они отделывались лишь условным наказанием.



Сергей Кравцов : Женщины жалуются, когда же вы взыщите, пишут заявления. Бывали случаи, что мы пробовали арестовывать, но при обжаловании в судах - дела разваливаются наши. Пристав принимает все меры, но не всегда мы может сделать то, что хотели бы. Принудительные работы, чтобы он отрабатывал долг, тоже не используются.



Анна Липина : Сейчас в Пскове активно используется новый способ воздействия на злостных неплательщиков алиментов - это ограничение выезда за рубеж. В службе судебных приставов создана специальная группа, которая занимается только делами алиментщиков и должников, говорит судебный пристав Светлана Стратюк.



Светлана Стратюк : Самая эффективная на сегодня мера по Российской Федерации, не только в нашем регионе - это ограничение права выезда за пределы Российской Федерации. Федеральная миграционная служба запрашивает информацию по получении загранпаспортов, и мы ограничиваем в этом должников.



Анна Липина : По официальным данным, в первом квартале года в Российской Федерации было вынесено почти 8 тысяч постановлений об ограничении права выезда за границу. Как сообщил главный судебный пристав Псковской области Александр Овчаров, больше всего невыездных оказалось в Северо-Западном федеральном округе - 1800. Из них более тысячи зарегистрировано только в Псковской области.


Накануне Дня защиты детей псковские судебные приставы провели акцию "Заплати ребёнку!". Они развесили по городу яркие листовки с призывом к алиментщикам и ко всем, кто их окружает. Пресс-секретарь Управления федеральной службы судебных приставов по Псковской области Ольга Пятковская рассказала об акции.



Ольга Пятковская : Мы хотим взбудоражить общественное мнение, потому что сегодня нет такой обстановки нетерпимости в обществе по отношению к неплательщикам алиментов, это не является чем-то неприличным или постыдным. А мы хотим заставить людей задуматься потому, что не платить алименты, - это стыдно. И пусть сегодня, прочитав наши листовки, люди поговорят об этом в кабинетах, в автобусах, на кухнях - везде, где они найдут собеседников.



Анна Липина : Всего, по данным службы судебных приставов, в Пскове насчитывается более 5 тысяч злостных неплательщиков алиментов. Организаторы акции уверены, что борьба с правовым нигилизмом на уровне массового сознания может и должна вестись разными методами.



В эфире Калуга, Алексей Собачкин:



В культурной жизни страны случилось событие из разряда невероятных – в Россию приехал самый влиятельный гитарист 20 века Джон Маклафлин и дал единственный концерт – в Калуге.



Звучит музыка



Алексей Собачкин : Сейчас здесь проходит крупнейший в России фестиваль гитарной музыки «Мир гитары». Его организовал местный музыкант Олег Акимов, и он вполне заслужил того, чтобы в Калуге выступил Джон Маклафлин. Ведь везет тому, кто везет, а Олег тащил все эти годы фестиваль на себе, как проклятый. Сейчас он в Калуге – высокий чин, начальник городского управления культуры и спорта, а в 1997 году, когда прошел первый гитарный фестиваль, Акимов был преподавателем музыкального училища и большим мечтателем.


Первый фестиваль затеяли как гитарный междусобойчик – друг перед другом выступили преподаватели из Калуги, Обнинска и Москвы. Все мероприятие заняло один день и почти ничего не стоило. Дальше – больше. Фестиваль рос, расширял географию участников. Из бюджета он совсем не финансировался, существовал только за счет друзей-спонсоров. Однако уже к началу века сумел набрать вес так, что лучшие гитаристы страны считали за честь выступить в Калуге, а Иван Смирнов так вообще играет на фестивале каждый год.


Однажды судьба занесла Олега Акимова в Чикаго, где тот проходил стажировку как концертный менеджер. Там давало концерты гитарное супертрио, в нем играли Джон Маклафлин, Ал Ди Миола и Пако де Люсия. Ажиотаж вокруг выступлений был невероятным, и купить билеты было абсолютно невозможно. И тогда Олег Акимов решил организовать их выступление в Калуге. Фантастика? Однако если чего-то сильно захотеть, мечта сбывается. Супертрио распалось, но Акимов нашел выход: стал приглашать гениев гитары по одному. В 2004 в Калугу приехал Ал Ди Миола, в прошлом году - Пако де Люсия. Сейчас – Джон Маклафлин.



Звучит музыка



Алексей Собачкин : Фестиваль «Мир гитары» некоммерческий, цена билетов на большинство концертов не превышает 500 рублей, хотя вход на концерт Маклафлина стоил дороже. Говорит Олег Акимов:



Олег Акимов : Действительно, такие проекты они никогда не будут коммерческими, а тем более в провинции. Приезд таких звезд сам собой подразумевает не столько коммерческий успех, сколько движение вперед. Здесь не столько, может быть, личных амбиций (они, конечно, играют роль), но главное, чтобы общий уровень культуры в России, в том числе и в глубинке, не падал, а повышался за счет приезда этих звезд, чтобы возможность была у людей их увидеть, услышать, взять автограф, отблагодарить, зарядиться их энергией и музыкой на многие-многие годы.



Алексей Собачкин : Гость фестиваля, телеведущий и музыкальный критик Дмитрий Дибров считает, что Олег Акимов делает очень важное дело.



Дмитрий Дибров : То, что делает Олег, это такая победа над самим термином «провинция». Ее же нет, этой провинции. Что такое, например, недостатки в работе прачечной или булочной? Да, ничто по сравнению с тем, каким можно быть. Здесь Джон Маклафлин. Это полностью выводит Калугу из разряда провинции в разряд обитания для высоких людей. Только главное быть высокими. Вот это и делает Олег, когда здесь организует фестиваль «Мир гитары». Значит же можно.



Алексей Собачкин : На концерте Маклафлин показал, что хоть и 65 лет ему уже, но есть еще порох в пороховницах – недаром его называют гитаристом номер 1 планеты. Весь концерт был сыгран в европейской музыкальной традиции – ничего восточного, индийского, чем он увлекался в 70-е годы, один только замысловатый англо-саксонский джаз-рок. К радости поклонников концерт длился вместо запланированных полутора часов - два, потом Маклафлин еще и на бис исполнил композицию. Фанаты его творчества, люди от 20 до 60 лет, приехали в Калугу из дальних городов – Новосибирска, Омска, Краснодара…Что и говорить, Маклафлин в Калуге - все равно что финал Лиги чемпионов в Москве.



Звучит музыка


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG