Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Финансовая составляющая Чемпионата Европы по футболу


Дмитрий Морозов: Наши коллеги Валерий и Олег Винокуровы находятся сейчас в Австрии, сегодня аккредитацию проходят на чемпионат Европы по футболу. А, начиная с завтрашнего дня, с завтрашнего «Прессинга», слушайте в нашем эфире, как всегда, яркие репортажи наших коллег.


Поздравляем с Робертом всех любителей футбола с наступающим большим праздником – чемпионатом Европы. Отдадим должное теннису. Как-то в тени футбола остался Открытый чемпионат Франции в этом году. А меж тем там уже определился состав участников мужского одиночного разряда. Вчера в полуфиналах швейцарец Роджер Федерер одержал победу над французом Гайлем Монфисом в четырех партиях, а испанец Рафаэль Надаль выиграл в трех партиях у Новака Джоковича из Сербии. И уже в который раз Федерер и Надаль завтра будут выяснять отношения между собой. Ну, а сегодня женский финал, и в нем встречаются Анна Иванович из Сербии и россиянка Динара Сафина. Вне зависимости от исхода этого матча Иванович станет первой ракеткой мира, и к слову, ни сербская теннисистка, ни Сафина пока еще не побеждали на турнирах из серии Большого шлема.


Ну, а теперь к футболу. Я думаю, что нам есть о чем поговорить со слушателями. Для затравки с Робертом продолжим вчерашний разговор о финансовой составляющей чемпионата Европы. Мы поговорили о премиальных, которые предусмотрены российским футболистам, футболистам Германии. Роберт, а какие премиальные, какой призовой фонд собственно у УЕФА?



Роберт Воскеричян: У УЕФА нет как такового призового фонда. УЕФА выделяет те суммы, о которых мы говорили, то есть миллион за победу, всем командам, которые вышли в «пульку», 16 команд.



Дмитрий Морозов: Миллион за победу в финале.



Роберт Воскеричян: В любом матче. Финальный матч или групповой, не имеет значения. Каждая игра – миллион за победу, 500 тысяч – за ничью, ничего за поражение. И семь с половиной миллионов было перечислено после того, как те 16 команд, за исключением хозяев, швейцарцев и австрийцев, они тоже получили эти деньги но не за то, что вышли из группы, а потому что они попали в эту финальную стадию чемпионата Европы. Семь с половиной миллионов евро получили в том числе и Российский футбольный союз. Эти деньги уже давно распределены, потрачены, в том числе и потрачены на премиальные для сборной. Эти деньги уже выплачены. Теперь же предстоит заработать еще. Если семь по матчей по миллиону, то есть еще примерно столько же можно заработать. Хотя, конечно, это гипотетически. Я желаю этого нашей российской сборной. Но тем не менее, конечно, если пытаться остаться на почве реальности, то, в общем-то, есть определенные сомнения. Но тем не менее, теоретическая возможность есть заработать столько же. То есть чемпионат Европы не только мероприятие такое – футбольный праздник, но и в общем-то возможность заработать. Тем более таким небогатым сборным и небогатым федерациям, как хорватская, например, при том, что это команда великолепная, мы видели, как они играют. Комментарии излишни к их игре. Это все было видно на поле. Для них это не просто так, это серьезные денежки.



Дмитрий Морозов: Да, стимул очень мощный. А меж тем к нашей беседе подключились московские слушатели. И первым дозвонился Олег.



Слушатель: Вы начали с денег. Тогда и я этим продолжу. Ваши постоянные ведущие сказали, что «Зенит» осложнил себе труды осенью из-за этих переносов матчей. Но он осложнил ведь не только себе, но и ЦСКА, которому надо бороться за выход в Лигу чемпионов. В связи с этим у меня вот какой вопрос. Экономически, Роберт, что выгоднее – победить в Кубке УЕФА или просто попасть в гораздо более богатую Лигу чемпионов?



Роберт Воскеричян: Тут даже сравнивать нечего. Понятно, что в Лиге чемпионов заработки… «Манчестер юнайтед» заработал примерно 140 миллионов долларов за весь этот розыгрыш.



Дмитрий Морозов: Да, но это за победу.



Роберт Воскеричян: Понятно, я беру максимум. А те команды, которые играли, выбыли на ранних стадиях, все равно примерно столько же, сколько УЕФА платит сейчас, на чемпионате Европы, примерно такие же деньги за победу, за ничью, а матчей то много.



Дмитрий Морозов: То есть выступление в групповом турнире Лиги чемпионов как раз:



Роберт Воскеричян: :оплачивается. Даже просто участие. Если, скажем, в чемпионате Европы за поражение ничего не получает команда, то просто за проведенный матч тоже какие-то 200-300 тысяч евро причитаются команде.



Дмитрий Морозов: В Лиге чемпионов то понятно. А в розыгрыше Кубка УЕФА?



Роберт Воскеричян: В розыгрыше Кубка УЕФА примерно полтора-два миллиона можно получить, в пределах трех миллионов – победителю. Там такие расклады.



Дмитрий Морозов: Ну, вот сравните, 140 и 3.



Роберт Воскеричян: Я и говорю, что сравнивать нечего. Просто я сначала ответил на вопрос, а потом стал аргументировать, потому что это ответ, в общем-то, довольно очевидный. Мы несколько раз эту тему затрагивали, в частности, с Олегом Винокуровым в «Прессингах» по будням о том, что есть некое вульгарное понятие прибыльности и блага. Что «Зенит» заработал? Он больше потратил. Если посчитать дебет с кредетом по поводу победы в Кубке УЕФА. Капитализация клуба, его имидж – это в конечном итоге выльется в деньги, причем в большие деньги.



Дмитрий Морозов: Ну, учитывая то, кто спонсор «Зенита».



Роберт Воскеричян: Совершенно верно. Поэтому мы должны разделять прямую, непосредственную отдачу, выгоду – вложил, получил, какие там разницы между доходами и расходами. В этом смысле да, конечно.



Дмитрий Морозов: Инициативу перехватил Александр. Здравствуйте.



Слушатель: У меня к вам два вопроса. Первый как раз о футболе. После игры «Зенит» - «Глазго» мадам Матвиенко дала исключительно глубокий комментарий, что наши смогли пробить ворота шотландцев, а шотландцы не смогли, потом двинулась в толпу шотландских фанатов, говоря Have you speak Russian ? По этому поводу на «Эхе» очень удивлялись, как ее даже не убили хотя бы за ее английский? Но вообще-то говоря, шотландцы и сами в английском не большие мастера, а говорят, как будто у них рот набит гречневой кашей. Но вот я хочу что спросить: за кого русским людям болеть в Суперкубке, зная, что если победят наши, то обязательно к этому примажется бывший первый секретарь Ленинградского обкома комсомола, очень я ее не люблю грешным делом? И второй вопрос: у нас сейчас такое триумфальное настроение, что Древний Рим отдыхает, все свалили в кучу: и мировой хоккейный чемпионат, и футбольный кубок для второсортных, и конкурс для скандинавских домохозяек, на который все уважающие себя страны прислали или гаррипотерроподобных девиц нетрадиционной ориентации, или фриков, или голосящих индюшек. Так вот, я хочу спросить: всех этих губерниевых и других трубадуров наших СМИ реально интересует какой-то спорт, кроме соревнования по скоростному набиванию карманов?



Дмитрий Морозов: Александр, спасибо вам за ваш традиционный спич. Предлагаю разговор о предстоящем Суперкубке перенести все-таки на время, когда этот Суперкубок будет проходить. Сейчас гораздо более важное и интересное, и радостное событие – чемпионат Европы. А за кого болеть в том или ином турнире русским, не русским, китайцам, не важно, - это частное дело.



Роберт Воскеричян: Это индивидуальный вопрос. Если не любишь, значит, надо болеть за какую-нибудь команду, Австрию, например. Хотя, конечно, Валентина Ивановна изучала… Я помню интервью покойной Галины Старовойтовой, которая рассказывала, что в дни съезда народных депутатов 1989 года (помните тот самый знаменитый первый съезд, где Валентина Матвиенко и Галина Старовойтова…)



Дмитрий Морозов: Съезд я помню, Матвиенко не помню.



Роберт Воскеричян: Матвиенко и Старовойтова участвовали в этом съезде. Старовойтова очень активно, она запомнилась на этом съезде и вырвалась вперед. Она говорит: «Вот Валя…(съезд то затянулся недельки на три, марафон какой-то политический) и мы ездили к семьям своим в Ленинград. И Валя изучала английский язык, даже по ночам в «Красной стреле». Очевидно, вот результат изучения налицо. В любом случае, думаю, что надо как-то поспокойнее относиться к таким вещам.



Дмитрий Морозов: Но вернемся к разговору о футболе. Вчера мы несколько слов сказали о Красном Кресте и его вкладе в благотворительную деятельность. Но поскольку программа завершалась, мы не успели эту тему раскрыть до конца.



Роберт Воскеричян: А тема благородная, конечно. Дело в том, что УЕФА имеет партнерское соглашение с Красным Крестом. И даже есть в рамках сайта УЕФА такой подсайт. Суть в том, что УЕФА и Красный Крест участвуют в целой серии благотворительных мероприятий. В частности, скажем, и по сугубо футбольной тематике, скажем, помощь детям, лишенным возможности заниматься спортом и так далее. А есть и напрямую. То есть УЕФА напрямую помогает деньгами. Но как? В частности, с помощью таких программ, о которых мы говорили вчера. Перед чемпионатом Европы УЕФА предложило болельщикам всех стран поучаствовать в такой довольно забавной игре – покупать голы. Не менее семи евро единовременный взнос, а гол стоит один евро. То есть не менее семи голов покупаются.



Дмитрий Морозов: Это символические деньги.



Роберт Воскеричян: Это символические деньги. Но Криштиану Роналду вовсе не символические деньги отвалил – 100 тысяч швейцарских франков.



Дмитрий Морозов: Ну, может себе позволить.



Роберт Воскеричян: Но после этого возник скандал, потому что португальцы резко вырвались. Они стали не просто чемпионами, а рекордсменами по количеству голов. И половину оставили португальцам, потому что все-таки Роналду – португалец, и он для своей страны старался, получается так. А другие разделили по всем остальным пятнадцати странам, которые представлены на чемпионате Европы, в том числе и России. Но Россия все равно оказалась последней. Почему? Не потому что россияне чужды благотворительности. Во-первых, система была либо только с помощью чеков, либо по карточке. Эти системы у нас в России, конечно, есть, но не настолько развиты, особенно среди футбольных болельщиков. Средний класс, бизнес уже давно пользуются этими инструментами банковскими. Потом назначение. Какая-то часть шла на программы внутри страны, а основная на помощь афганским крестьянам, которые подорвались на противопехотных минах. Конечно, это благородная задача, никто не спорит. Но в общем-то не для всех. И потом в России есть уже определенные сложившиеся системы помощи. Люди помогают либо напрямую тем, кого знают, в частности, Фонд Чулпан Хаматовой очень активно работает в этом направлении. Но, вообще-то говоря, я подумал еще вот о чем. Конечно же, Красный крест занимается очень важной миссией. Конечно же, можно было найти еще какие-то другие объекты для благотворительности. Но я вспомнил такую вещь, как-то не связанную с футболом. Как-то несколько лет назад позвонил мне мой приятель, который сотрудничает с организацией региональной Красного Креста в одной из непризнанных республик бывшего Советского Союза. Кто-то их называет сепаратистами, кто-то называет непризнанными республиками, кто-то называет еще как-то. Суть не в этом. И он мне говорит: «Если ты приедешь к такому-то числу, ты попадешь на хорошую тусовку. Мы делаем стол». Я говорю: «А что вы празднуете?» «Миллионную тарелку благотворительного супа». Я же экономист, любой экономист скажет, когда увидишь цифру, которая тебе кажется не совсем точной, ты начинаешь считать, счетчик сразу включается, вне зависимости от того, чем ты занимаешься. Я прикинул, две с половиной бабушки если придут и съедят этот суп, работали они до этого лет пять, наверное, я понял, что дай Бог там тысяч 50-70 тарелок. Организация очень благородная, а вот исполнение на местах часто бывает, что страдает. Поэтому вот эти баллы, которые покупают, может быть…



Дмитрий Морозов: Но это тоже часть футбольного процесса.



Роберт Воскеричян: Согласен. Но просто каждый себе находит игрушку.



Дмитрий Морозов: Совершенно верно. Сообразно фантазии и чувству юмора.



Роберт Воскеричян: Роналду понравилось, допустим.



Дмитрий Морозов: «Мы дождались этого дня, осталось ждать, каким пройдет чемпионат Европы, кто больше судейской бригаде заплатил – тот и победил. Пока еще рано критиковать чемпионат Европы. Поживем – увидим. С праздником! Александр из Львова».



Роберт Воскеричян: А почему заплатил? Судьям платить не надо, по-моему.



Дмитрий Морозов: Не совсем верная постановка вопроса. С одной стороны, праздник действительно. И надо относиться к этому как к празднику. Зачем мы будем сейчас гадать на кофейной гуще.



Роберт Воскеричян: Кто платил – не платил.



Дмитрий Морозов: Будем ждать искреннего…



Роберт Воскеричян: Искреннего футбола не надо. Это в исполнении Эдуарда Малофеева.



Дмитрий Морозов: Честного футбола и фейр-плей.



Роберт Воскеричян: Согласен.



Дмитрий Морозов: И еще одно письмо Александра из Сызрани. «Где работает сегодня популярный сербский специалист Милутинович?» По-моему, последнее место работы Милутиновича была сборная Ямайки.



Роберт Воскеричян: По мои данным, где-то в Китае он работал.



Дмитрий Морозов: В Китае он до этого работал.



Роберт Воскеричян: Вот после этого я уже потерялся. Вообще, конечно, он человек мира. Мексику тренировал.



Дмитрий Морозов: Сборную США.



Роберт Воскеричян: В Китае работал.



Дмитрий Морозов: Причем весьма неплохо.



Роберт Воскеричян: И везде у него результат. Причем он, очевидно, настолько стал человеком мира… А тренировать сборную национальную – это не только знание тактики и технических приемов.



Дмитрий Морозов: Но почти все ведущие тренеры являются гражданами мира в привычном понимании. Тот же Хиддинк, предположим, который где только ни работал.



Роберт Воскеричян: А Капелла – разве он человек мира? Он сугубо итальянец.



Дмитрий Морозов: Теперь в Англии. Посмотрите, Мауриньо, допустим, тоже география широкая какая. Или Бинхакер, допустим.



Роберт Воскеричян: Ну да.



Дмитрий Морозов: Анатолий из Карелии нам дозвонился.



Слушатель: В последней газете питерской «Футбол» Игорь Семшов дает обширное интервью.



Дмитрий Морозов: В Питере тоже выходит «Футбол»?



Слушатель: Да. И корреспондент ему задает вопрос по поводу Кержакова: «Как вы думаете, он – ваш одноклубник, не жалко ли, что он поехал?» Тот отвечает: «Конечно, жалко, что Кержаков не поехал, забил несколько важных голов во время отборочного цикла». Ему задают вопрос: «А если бы вы не попали на чемпионат, вы бы сильно расстроились?» Он говорит: «Ну, конечно, расстроился, но не очень сильно. Я ночью спал спокойно». Он как бы был уверен, что попадет на чемпионат Европы. Так вот я хотел спросить, а как вы думаете, такой человек, который играл в Испании, потом по каким-то причинам он попал в «Динамо», по-моему, он действительно хотел поехать на чемпионат Европы, он действительно искренне хотел попасть на чемпионат Европы. Он, мне кажется, мог бы очень много пользы принести нашей команде, более опытный игрок. А второй вопрос: скажите, пожалуйста, мячи вот эти, говорят, что они новый мяч придумали, какой-то суперскоростной. И как какой-то чемпионат мира или чемпионат Европы и непонятная ситуация с этими мячами. Объясните, пожалуйста, что это за мячи такие? Гарринча, наверное, забивал таким мячом, который шнуровкой завязывался, и прекрасные голы забивал.



Дмитрий Морозов: Да, действительно, честно говоря, я тоже переживал до последнего момента за Александра Кержакова. Полагаю, что он вернулся в Россию в большей степени для того, чтобы попасть в состав, в заявку команды на чемпионат Европы. Но видите как, не получилось, старт не совсем задался у него в московском «Динамо», всего два мяча он пробил. И наверное, многим показалось это недостаточным для того, чтобы попасть на чемпионат Европы. Во всяком случае, Гусу Хиддинку показалось недостаточным. Есть момент определенный негативный в этом смысле, что он не попал на форум. Но Кержаков – молодой еще человек, я думаю, что у него все впереди.



Роберт Воскеричян: А по поводу мячей – это же маркетинг. Во-первых, с одной стороны, да, здесь есть реальные вещи, потому что технический прогресс не стоит на месте. Возьмите другой вид спорта – пловцы, посмотрите, какие у них костюмы появились, какая гидродинамика.



Дмитрий Морозов: Да, град мировых рекордов просто.



Роберт Воскеричян: Это не то что как в рекламе: а теперь попробуем шампунь с красной крышечкой, и тогда на 90% волосы будут пышнее. Здесь не так. Здесь действительно серьезная работа ученых.



Дмитрий Морозов: Ну, хайтек действительно.



Роберт Воскеричян: И, конечно же, маркетинг, потому что каждый чемпионат Европы, каждые два года нужно что-то обновлять, нужно что-то показывать. И в общем, помните мяч Ротеро был перед чемпионатом Европы в Португалии четыре года назад? Так буквально через 7-8 месяцев, в течение года после чемпионата Европы этих мячей было продано по всему миру несколько десятков миллионов штук. Дети покупали, играли в школах и так далее. Вот это и есть маркетинг, это продвижение товара. Как по-другому сегодня в условиях конкурентной экономики? Не можете же обязать всех покупать. Покупают только то, что знают и знают как хорошее, качественное. А мячи прекрасные.



Дмитрий Морозов: Если бы они становились хуже, разве мы бы наблюдали такой искрометный футбол?



Роберт Воскеричян: Какие мячи забивал Маниши с помощью этого мяча Ротеро! Даже один комментатор, которого мы часто очень критикуем, он сказал: «Да они же так не летают!», когда мяч улетел по невероятной траектории. Это и есть хайтек.



Дмитрий Морозов: Возможно, на начальной какой-то стадии футболисты привыкают к мячу.



Роберт Воскеричян: Вратарям все труднее и труднее. Я разговаривал с Сергеем Рыжиковым, вратарем «Рубина». Он и говорит, что мячи, которые новые появляются, надо привыкать, и сложнее ловить, потому что ты должен понять, по какой траектории он полетит, какой будет отскок от поля. Аэродинамика какая! Там все очень интересно с этими мячами.



Дмитрий Морозов: И, наверное, смысл заключается еще в том, что, осваивая новые мячи, футбол приобретает какой-то новый окрас.



Роберт Воскеричян: Это часть процесса, и ошибки судейские – часть процесса. И драка, удаление на поле. Нехорошо, конечно, драчунам надо давать им острастку, выгонять с поля. Но это тоже часть процесса. Лишь бы драка не переходила в вандализм, хулиганство и членовредительство. А так то почему нет? Это все имеет значение.



Дмитрий Морозов: А кто производит эти мячи, Роберт?



Роберт Воскеричян: Бренд «Адидас», допустим, или бренд «Найк», разные мячи есть. Мы не знаем, о каких мячах говорил Александр. Бренд есть бренд.



Дмитрий Морозов: Не важно, кто партнер в данный момент УЕФА.



Роберт Воскеричян: Они все делаются либо в Китае, либо в Индонезии, либо еще где-то. Все производство находится в Азии практически.



Дмитрий Морозов: Если говорить тем более о массовом производстве.



Роберт Воскеричян: Возможно, для чемпионата Европы, может, в своей лаборатории каждый мяч ковали, это уже другой вопрос. Таких подробностей я не знаю.



Дмитрий Морозов: Ну, очень много же технических средств внедряется в футбол.



Роберт Воскеричян: Уже готовый есть мяч, так называемый смарт-бол – умный мяч. В нем вживлен чип, и он в принципе готов к внедрению.



Дмитрий Морозов: Планируют в 2010 году на чемпионате мира.



Роберт Воскеричян: В воротах должно быть соответствующее устройство, которое считывает. И не нужно вообще думать, пересек линию ворот или не пересек. Все автоматически. Но вот этот вот синклид мудрецов, который решает, менять или не менять правила, пока воздерживается, потому что, знаете ли, это все часть процесса.



Дмитрий Морозов: В 2010 будет эксперимент проведен. И гарнитуру, которую используют арбитры.



Роберт Воскеричян: Это нормально для них.



Дмитрий Морозов: И очень полезно, и практический смысл колоссальный. Продолжаем разговор о чемпионате Европы и не только, поскольку очень бурные процессы, если так можно выразиться, проходят на постсоветском пространстве. На Украине, в частности, в ближайшее время предстоят выборы президента новой Премьер-лиги, поскольку в этой стране не было подобной организации. И одним из кандидатов на пост президента является небезызвестный Юрий Белоус, работавший в футбольном клубе «Москва» долгое время.



Роберт Воскеричян: Если бы мы были не в радиостудии, а в телевизионной студии, наши уважаемые слушатели:



Дмитрий Морозов: :увидели бы вашу улыбку.



Роберт Воскеричян: Это все из этой же серии. Луиш Фигу, который так и не приехал играть на стадионе. Я представляю Луиша Фигу в этой раздевалке, где отвалился кафель. Это пиар. При всем уважении к заслугам Белоуса на этом поприще, хотя они не столь уж и велики… Ну, пиар – все эти шаманы, гималайские какие-то поездки, поездки в Гималаи. Ну, так человек позиционирует себя.



Дмитрий Морозов: Интересно, к революции в Непале имел какое-то отношение господин Белоус?



Роберт Воскеричян: Не знаю. У меня нет таких данных. Да, он родился в Луганске, у него там даже родители живут и близкие родственники. Он ездит туда, к своим близким. Но он давно уже живет в России, он состоялся как менеджер, как журналист, как президент клуба. Его знают как российского функционера. И теперь мы сегодня знаем, какова ситуация в отношениях между Россией и Украиной. И теперь из России приедет человек, который гражданин России, никакого украинского паспорта у него нет. Это тот же Луиш Фигу, только вид сбоку. А что касается Премьер-лиги…



Дмитрий Морозов: Кстати, в обратном направлении уже последовал украинский специалист Вячеслав Грозный, который вернулся после некотором паузы в Россию, в грозненский «Терек».



Роберт Воскеричян: Ну, вот я думаю, что единственное, что можно выделить, что Грозный приехал в Грозный. Работал он при Романцеве, был его прямым помощником. Обсуждать его профессиональные качества не могу, так как сам не профессиональный тренер. Но по крайней мере, я не думаю, что какие-то выдающиеся достижения есть у этого специалиста. Он был в тени Романцева. В Киеве он тренировал «Арсенал» какое-то время.



Дмитрий Морозов: Но безуспешно.



Роберт Воскеричян: Вроде он крепкий специалист. И «Терек» тоже звезд с неба не хватает.



Дмитрий Морозов: Чем вызвана отставка Назаренко, ведь этот специалист не так много запрашивал денег? И работал вполне продуктивно.



Роберт Воскеричян: Я не думаю, что продуктивно. Селекция была полностью под его руководством.



Дмитрий Морозов: Судя по всему, ограниченные финансовые возможности команды.



Роберт Воскеричян: Я бы не сказал, что они уж очень ограниченные. Это, конечно, не такие, как у «Зенита», и не такие, как у «Спартака» московского. Но он побогаче, мне кажется, даже нальчикского «Спартака».



Дмитрий Морозов: Ну, в этом сомнений нет.



Роберт Воскеричян: А вот в Нальчике, например, работает Юрий Красножан, который научился из ничего делать что-то. Еще и продавать хороших игроков. Того же Файзуллина продали в «Зенит», нажили денег, кого-то накупили. Из этих молодых ребят он сделал опять команду, и опять команда на ходу. А все же познается в сравнении.



Дмитрий Морозов: Ну, не все же красножаны в конце концов.



Роберт Воскеричян: Ну вот! Посмотрели хозяева «Терека», и видят, что в 200 километрах от Грозного работает специалист, у которого меньше денег, но лучше результат. И вот результат налицо.



Дмитрий Морозов: Многие говорят о том, что команды, подобные «Тереку» - это искусственные образования, то есть калифы на час. Эти команды выступают год-два успешно, мы видели уже подобного рода эпизод.



Роберт Воскеричян: Пока есть политическая стабильность в том виде, в котором она существует в Чечне на сегодняшний день, кто-то это называет по-другому, я это называю это так, и пока есть вот эта структура власти, включая персональный момент, клуб будет существовать. И естественно, что этот клуб не является самодостаточным с точки зрения экономики, соответственно, он ничего не зарабатывает, только тратит, только то, что ему дают. Но пока этот проект освящен памятью отца нынешнего президента Чечни Рамзана Кадырова, который создал «Терек», пригласили тогда при Кадырове-старшем Талгаева, и были эти замечательные успехи, и выход в Кубок УЕФА, и победа в Кубке России. Тогда помните, «Крылья» они обыграли, Федьков забил на последней минуте. Это уже история. Поэтому пока есть такая структура власти в Чечне сегодня, «Терек» будет жить. Так что в этом смысле калиф на час или на десять лет, мы не знаем. Никому не дано понять, какова будет ситуация политическая. Надеюсь, что будет по-прежнему стабильной и мирной ситуация. Если так, то будет «Терек» жить.



Дмитрий Морозов: И естественно, прямая зависимость с этим обстоятельством, о котором вы говорите. Как себе можно представить в цивилизованной развитой стране любой европейской?



Роберт Воскеричян: Что представить?



Дмитрий Морозов: Подобного рода ситуацию – зависимость…



Роберт Воскеричян: Ну, хорошо, Румыния – цивилизованная страна?



Дмитрий Морозов: Румыния – страна ЕС.



Роберт Воскеричян: Ну, и что? Джиджи Бикалли – знаете такого президента?



Дмитрий Морозов: Конечно. Недавно он был оштрафован.



Роберт Воскеричян: Ну, и что? Очень сильно он отличается от нравов, которые бытуют на нашем Северном Кавказе что ли? Это все разговоры. Я не воспринимаю эти разговоры.



Дмитрий Морозов: В Румынии более-менее стабильная политическая ситуация. Но вопрос не в этом.



Роберт Воскеричян: Я говорю о нравах в футболе, а не о том, стреляют там в горах или не стреляют.



Дмитрий Морозов: Кстати, ситуация с его клубом «Стяуа», на семь очков получила меньше, была оштрафована.



Роберт Воскеричян: Он приглашает к себе в резиденцию, на балконе жарит шашлык из баранины, угощает. В общем, здесь особой разницы я не вижу.



Дмитрий Морозов: Я имею в виду последний эпизод с попыткой президента «Стяуа» как раз стимулирования матча против прямого конкурента «Стяуа».



Роберт Воскеричян: Ну, да, и попался. Я и говорю, что, конечно, с этим надо бороться. Просто когда мы говорим о том, цивилизованный или не цивилизованный, это очень такая тонкая грань. И поэтому я как бы сам отмежевался от этого, потому что у меня несколько другая точка зрения на этот вопрос.



Дмитрий Морозов: «Накануне финала «Зенит» сыграл контрольный матч за рубежом с командой второго дивизиона со счетом 2:2. Не кажется ли вам странным, что команда, причисляющая себя к грандам, пропускает два мяча от клуба второго дивизиона», - задается вопросом еще один Александр.


Матч носил контрольный товарищеский характер, поэтому ничего удивительного нет. Любой счет мог быть зафиксирован. Кстати, сборная Германии совсем недавно на днях провела контрольный матч с какой-то командой низшего европейского дивизиона, выиграла 8:0. Так сочли представители германского штаба, чтобы соперник был именно такого уровня. Никита Михайлович дозвонился нам из Перми.



Слушатель: Я, во-первых, с помощью вашей радиостанции « Свобода » хочу поприветствовать всех профессиональных футболистов Земного шара во главе с великим Пеле и незабвенным Йоханом Круиффом в связи с открытием сегодня чемпионата Европы и пожелать им всех успехов?



Роберт Воскеричян: Только незабвенный Круифф – немножко неправильно звучит, потому что он жив-здоров.



Слушатель: А вопрос у меня, скажите, наши тренеры получают лицензию Про. Скажите, пожалуйста, какое это имеет значение для 65-70-летних тренеров, которые у нас первыми получили? Какова перспектива вот этого Про? Будьте здоровы, всех благ вам.



Роберт Воскеричян: Про – это необходимость для тренера, который собирается работать, не важно, ему 27 лет или ему 67. В тренерской профессии нет возрастных ограничений. Вот летчики, пилоты гражданской или военной авиации…



Дмитрий Морозов: У судей есть ограничения.



Роберт Воскеричян: У судей есть ограничения. У пилотов до 55 до 60 лет, у судей – 45, сейчас 50 хотят сделать. У тренеров никаких ограничений нет, если он может тренировать и устраивает президента клуба, тот готов платить ему по контракту деньги, он будет работать. 80 лет ему или 28.



Дмитрий Морозов: Смотрите, очень много возрастных тренеров на этом чемпионате. Брюкнер, Органез, Кебукун.



Роберт Воскеричян: Да, есть очень много таких специалистов.



Дмитрий Морозов: И никаких проблем.



Роберт Воскеричян: А лицензия категории Про – это общее требование. Вот если нет такой лицензии, то ты не можешь работать с клубами высшего дивизиона, и ты не можешь работать за границей. Вот поэтому перспектива такая. Кто из наших российских тренеров, пожилых или молодых, в состоянии поехать за границу тренировать какие-то большие клубы, ну это вопрос времени и вопрос их профессионального что ли совершенствования и удач, побед. Выиграет, допустим, Юран с «Химками», сделает из «Химок», у них хорошее финансирование в отличие от «Шинника», откуда ему пришлось уйти. И он оставит команду в Премьер-лиге, на следующий год покажет совсем другой футбол. Не исключено, что Юран – это европейского замеса футболист и специалист. Он покрутился, поварился, пожарился в этом европейском соку. И он вполне, думаю, категория Про у него есть. В общем, это нужно для того, чтобы жить в футболе и работать в футболе.



Дмитрий Морозов: Ну, были и исключения. Например, без лицензии работал тот же самый Франц Беккенбауэр и Лотер Маттеус. Но были сделаны исключения за заслуги перед немецким футболом, при том, что Маттеус работал со сборной Венгрии.



Роберт Воскеричян: Все равно назывался не главный тренер, а технический директор. Название имеет значение.



Дмитрий Морозов: Но тем не менее, он тренировал.



Роберт Воскеричян: А главным тренером был просто специалист, у которого была такая лицензия.



Дмитрий Морозов: Рашида слушаем из Москвы.



Слушатель: Когда наши, если следующий круг пройдут, с кем они будут играть приблизительно?



Роберт Воскеричян: Точно скажу, будут играть или с Францией, или с Италией, или Голландия, или Румыния.



Слушатель: Ой!



Роберт Воскеричян: Что выбираете?



Слушатель: Нет, дальше не надо. Второй вопрос: вы сказали, гражданин мира – тренер. Валерий Непомнящий есть такой тренер, иногда он на НТВ появляется.



Роберт Воскеричян: И на втором канале спортивном.



Слушатель: Это он Камерун тренировал?



Дмитрий Морозов: Конечно.



Роберт Воскеричян: Он, он!



Дмитрий Морозов: И сборную Узбекистана он тренировал.



Слушатель: В общем, поздравляю вас с началом чемпионата и поздравляю с наступающим праздником Независимости России.



Дмитрий Морозов: Виктор интересуется, «как может сказаться на будущих выступлениях ЦСКА и «Зенита» то обстоятельство, что по пять человек из состава этих команд выступают на чемпионате Европы?» Трудно сказать, как может сказаться.



Роберт Воскеричян: Но я не думаю, что скажется благотворно. Дай Бог, чтобы не сказалось негативно, вот так я считаю. Потому что делать хорошую мину при плохой игре: как хорошо, что забрали этих ребят из ЦСКА и «Зенита», когда у них напряженнейший сезон. Ну, что делать? Тогда не играть за сборную, но это еще хуже.



Дмитрий Морозов: Но в какой-то близкой перспективе, может быть, и негативно скажется. Но в перспективе стратегического характера, тот опыт, который получат футболисты ЦСКА и «Зенита» на Евро-2008, конечно, пойдет им только в актив, конечно, пойдет им только в плюс.



Роберт Воскеричян: По крайней мере, по матчу с Литвой я бы не сказал, что армейская оборона, в частности Игнашевич…



Дмитрий Морозов: Роберт, давайте учитывать контрольный характер этого матча.



Роберт Воскеричян: Все-таки даже в контрольных играх такие ошибки допускать нельзя. Да, выиграли 4:1. Но мое ощущение, что должны были проиграть 8:0, вот мое такое ощущение.



Дмитрий Морозов: Вот некоторые газетчики уже отреагировали и опубликовали состав на первый матч сборной России с испанцами, в котором отсутствует и Березуцкий, и Игнашевич.



Роберт Воскеричян: Не знаю, что с этими ребятами, они все-таки лучшие защитники в стране, если взять в течение какого-то отрезка времени.



Дмитрий Морозов: Ну, что ж тут поделаешь?



Роберт Воскеричян: А сегодня они худшие, получается.



Дмитрий Морозов: Получается так.



Роберт Воскеричян: Ну худшие из лучших, конечно, не худшие вообще.



Дмитрий Морозов: Валентин Иванов критиковал братьев Березуцких за то, что они остановились на каком-то этапе в росте. Сергея послушаем, москвича.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, премиальные РФС утвердил сборной России по футболу. А какие премиальные у сборной России по хоккею были?



Роберт Воскеричян: Вообще, о премиальных в открытых источниках не было. И, по-моему, вообще о премиальных речь не шла, речь шла только о том, чтобы Федерация хоккея России оплатила страховки. В частности, за Овечкина заплатили порядка 700 тысяч долларов медицинскую страховку на тот случай, если вдруг, не дай Бог, не сможет играть в клубе, который ему выдал многолетний контракт под сто миллионов. Если подсчитать за все годы, под сто миллионов долларов должен получить Овечкин по этому контракту. Для того, чтобы обезопасить, застраховать этот контракт, вынуждена была заплатить федерация 700 тысяч. Я думаю, что денег от федерации точно не было. Были ли какие-то деньги меценатов, тоже об этом нигде не было никакой информации.



Дмитрий Морозов: Но наверняка были бонусы, естественно, и премии.



Роберт Воскеричян: Главный бонус – это встреча в Ново-Огареве с премьер-министром Путиным.



Дмитрий Морозов: Ну, сначала с Дмитрием Медведевым сразу по прилету в Россию.



Роберт Воскеричян: Да, само собой. Политические бонусы нежели… Я не думаю, что для этих ребят, которые зарабатывают десятки миллионов, какие-то жалкие 10-20 или 100 тысяч долларов…



Дмитрий Морозов: Они носят символический характер. Самое главное – победа сборной. И, кстати, есть уникальная запись, она на одном из популярных интернет-ресурсов размещена – съемки сразу после победы в финальном матче в раздевалке хоккейной сборной России и звонок Овечкина своей маме: «Мама, мы – чемпионы мира!» Конечно, наблюдая за вот этими кадрами, думаешь: «Ну, о каких деньгах думали эти ребята!»



Роберт Воскеричян: Овечкин вообще редко, но метко попадает со своими фразами. Когда он стал чемпионом среди молодежных команд, это было я уже не помню в каком году, лет пять назад, вот этот состав вместе с Овечкиным они выиграли. Евсеев мы помним, что орал в камеру. А он тоже орал, но орал совсем другое: «Россия, это для тебя!» То есть победа, то, что мы сделали, это для тебя, Россия.



Дмитрий Морозов: Почувствуйте разницу.



Роберт Воскеричян: Я лично почувствовал. Примерно в одно и то же время было, сначала Овечкин сказал это, а потом через год, по-моему, в 2002 году ребята стали чемпионами молодежными. Так что я не думаю, что вопрос денег здесь.



Дмитрий Морозов: Поэтому Овечкин играет в Национальной хоккейной лиге, а Евсеев – в раменском «Сатурне».



Роберт Воскеричян: Все вместе.



Дмитрий Морозов: Хотя, естественно, ничего плохого мы не хотим сказать об этой команде. Но, увы, уже который год «Сатурну» не удается добиться мало-мальского успеха какого-то, даже несмотря на приход такого тренера, как Гаджи Гаджиев, никак стабилизировать игру не удается. И об этом говорил недавно в интервью Дмитрий Лоськов, что что-то у нас не получается: состав стабилизирован, игроки классные.



Роберт Воскеричян: Чересчур большая ставка на возрастных игроков. Это, я думаю, проблема тренера. Я знаю одного агента, который из-за этого даже поссорился с Гаджиевым, у них кошка пробежала в отношениях между этим агентом и Гаджиевым Гаджи Муслимовичем и Игнатьевым Борисом Петровичем. Он в одном из интервью какому-то интернет-ресурсу сказал, что «Сатурн» Раменский напоминает мне дом престарелых. В общем-то, конечно, не политкорректно, но правда. Это перекос серьезный. Да, конечно, взрослые и серьезные ребята, кому уже хорошо за 30, нужны. Но не в таком количестве.



Дмитрий Морозов: Ну, это хорошо в этом смысле ушел Валерий Есипов. Он сейчас работает главным тренером курского «Авангарда». Но остались такие ребята, как Лоськов, Евсеев тот же самый. Действительно, это не ветераны, не пенсионеры, но уже возрастные игроки. И безусловно, КПД их значительно ниже, чем у молодых. Смотрите, Еременко тот же регулярно привлекается в состав сборной Финляндии, и очень неплохо там выглядит. Но тем не менее, в «Сатурне» раскрыться никак ему не удается.



Роберт Воскеричян: Ему надо сбросить лишний вес, килограммов 6-7 сбросить, тогда он раскроется в «Сатурне».



Дмитрий Морозов: А почему в сборной Финляндии он выглядит хорошо?



Роберт Воскеричян: На фоне остальных игроков.



Дмитрий Морозов: Не скажите. А Липманен, а Хюйпе, а Форсел – люди, которые играют в Премьер-лиге английской.



Роберт Воскеричян: Во всяком случае, то, что я видел в исполнении Еременко, меня лично не впечатлило. Татуировки – да, креативные у него, а игра не очень креативная. Я не знаю, не нравится мне манера игры этого игрока, как он играет, его мышление. Кому-то нравится. Сборной Финляндии тренеру нравится. Это к вопросу о том, почему не взяли Кержакова. Был бы я тренером, скажем, сборной России, я бы взял Кержакова. Но, видимо, поэтому, в частности, меня и не назначили тренером сборной России, потому что я могу ошибочное кадровое решение принимать. Или был бы я тренером сборной Финляндии, я бы не взял Еременко. А на самом деле, надо брать, видимо, раз он там лидер.



Дмитрий Морозов: Ну, Кержаков, Денисов, Еременко – ладно. А вот, допустим, случай Рауля Арагонеса – вот это не совсем понятно.



Роберт Воскеричян: Я тут только могу процитировать нашего же коллегу Олега Винокурова, который публично возмущался позицией Арагонеса, который сказал, что я не возьму Рауля, потому что что мы с ним выиграли, что вы мне о Рауле все говорите. Действительно, странная позиция. А с вами, господин Арагонес, что выиграла сборная Испании? Может, чемпионат мира 2002 года в Японии и Южной Корее? Нет, вроде там другой был чемпион – Бразилия. Довольно странная аргументация.



Дмитрий Морозов: Довольно странная, тем более для такого высококлассного специалиста авторитетного, как Арагонес.



Роберт Воскеричян: Рауль – вообще, сам по себе, его просто присутствие. При всем уважении к Паше Погребняку, не такая уж у него аура.



Дмитрий Морозов: Не такая харизма, конечно.



Роберт Воскеричян: И все-таки тем не менее Хиддинк решил его оставить, потому что это политический ход. На его место столб не найдешь, столб не в негативном смысле – столб это амплуа какого-то центрфорварда, который высоко прыгает и пробивает и все такое прочее. Вот есть Павлюченко и все.



Дмитрий Морозов: Но в третьем матче группового турнира может принять участие.



Роберт Воскеричян: Возможно, да. Вот поэтому он его взял. А что касается Рауля, да просто даже пусть сидел где-нибудь на трибуне, просто молодые игроки бы заряжались от него энергией, потому что он великий, он много чего с «Реалом» выиграл.



Дмитрий Морозов: Тем более, обидно, что он возрастной игрок и может уже не сыграть на следующем футбольном форуме 2010 года. Ну, это вопрос, конечно. В любом случае от игры Рауля, конечно, все мы получаем громадное удовольствие. А Алексей, наш слушатель, возвращает к разговору о теннисе: «Почему так плохо выступили на «Роллан Гаррос» российские спортсмены Марат Сафин и Николай Давыденко?» Ну, поражение Давыденко было довольно действительно неожиданным от Ивана Любичича. И то, что хорватский теннисист – весьма опытный боец. Но поскольку он уже на исходе, он входит в стадию критического возраста уже для мужского тенниса, а ему уже за 30 лет, то, как правило, теннисисты в этом возрасте сосредотачиваются на выступлении в парном разряде, а не в одиночном. Любичич – неплохой парник. И тем более он никогда не отличался результатами на грунтовом покрытии, таком медленном грунте, как на кортах «Роллан Гаррос». Что касается Давыденко, то он яркий совершенно представитель как раз именно теннисистов, которые выступают на медленных покрытиях, на грунте, на медленном харде, в меньшей степени на траве. Тем не менее, спорт есть спорт, а теннис есть теннис, теннис – индивидуальный вид спорта, тут за спину товарища не спрячешься. Может быть, плохо себя чувствовал в этот момент, хотя форму набрал неплохую Давыденко. Относительно Сафина трудно какие-то комментарии в последнее время давать, поскольку человек настолько в отстраненном состоянии находится. Вроде бы набрал форму Марат, неплохо сыграл в некоторых турнирах накануне «Роллан Гаррос», не слетал в первом круге, как до этого, проходил по турнирной сетке. И, казалось бы, тоже готов относительно неплохо, и заряжен на борьбу, и поставил цель перед собой какую-то. Но, судя по всему, еще кондиции его далеки, конечно, от оптимальных. И те времена, когда Сафин выигрывал турниры Большого шлема, уже кажутся, что канули в небытие. Но посмотрим, поживем – увидим. Впереди же у нас, не за горами еще один турнир Большого шлема – Уимблдон, и интрига, естественно, сохраняется. Но это все будет уже после футбола, после того, как завершится чемпионат Европы, который начинается сегодня. Нам предстоит 22 дня футбольной лихорадки. Все, конечно, будем ждать начала футбольных матчей, отчета экспертов, репортажей корреспондентов, в том числе и наших коллег – Валерия и Олега Винокуровых из Австрии, с места событий, начиная с завтрашней программы «Прессинг».


Тем не менее, начали мы о деньгах, ими, наверное, и закончим наш сегодняшний разговор. Мы говорили в целом о премиальных деньгах чемпионата Европы, довольно подробно выяснили калькуляцию за победы, за ничьи. За поражения, понятное дело, никто ничего и не получит. Естественно, есть положительное в этом начало, поскольку, как вы правильно отметили, федерации типа хорватской, румынской, чешской имеют неплохую возможность заработать.



Роберт Воскеричян: И действительно, и румынские игроки, и хорватские игроки, и чешские игроки в общем-то…



Дмитрий Морозов: Ну, зарабатывает федерация деньги, допустим, та же самая чешская. И что происходит, собственно говоря? Лучшие чешские игроки тем не менее продолжают уезжать в ведущие европейские клубы, как и румынские тоже, как и хорватские.



Роберт Воскеричян: Вы уже ответили на этот вопрос.



Дмитрий Морозов: Ваш комментарий?



Роберт Воскеричян: Сейчас я прокомментирую. Но вы уже ответили. Ну, и что? Получили деньги, а лучшие продолжают уезжать. Вот именно, что продолжают. А почему они продолжают уезжать? Потому что федерация вкладывает деньги опять в воспроизводство талантливых игроков.



Дмитрий Морозов: То есть это уже конвейер.



Роберт Воскеричян: И в Чехии так, и в Хорватии так, и в Румынии так. Причем с каждым годом специалисты отмечают, что класс игроков молодых повышается и в Румынии, и в Хорватии, в Сербии в меньшей степени, и в Чехии особенно. То есть эти деньги не пропадают зря, их не тратят на какие-то пышные проекты типа Дома футбола и так далее, а вкладывают обратно. В чем выгода федерации? В том, что, выращивая таких игроков, они попадают в тот же «Ювентус», в те же английские клубы, потом возвращаются на чемпионаты Европы, на чемпионаты мира. И сегодня, если чешская сборная станет чемпионом Европы, никто вообще не удивится. Скажут, наконец-то, есть справедливость на этом свете. Вот тогда им не повезло, скажем, в Португалии, когда, я был уверен, что они станут чемпионами Европы, потому что с такой игрой нельзя было не стать чемпионами Европы, но Отто Рехайгель, король Отто всех перебил.



Дмитрий Морозов: Там в первом же матче чехам не повезло, голландцам проиграли за счет не совсем справедливого пенальти.



Роберт Воскеричян: Вы удивитесь, если хорваты станут чемпионами Европы? Они давно заслужили какой-то большой приз, потому что это уже система. А в России, к сожалению, пока такой системы нет. А вот если действительно будут тратить на воспроизводство талантов, как обещает господин Мутко, пока что-то делается на уровне деклараций, но отдачи пока не видно. Ну, мы видим, сломался Паша Погребняк. Если бы сломался Рауль: мы с ним ничего не выиграли, мы его не берем, но посмотрите состав сборной Испании, это грозная команда.



Дмитрий Морозов: Да страшно смотреть, честно говоря.



Роберт Воскеричян: Или посмотрите на состав сборной Франции или состав сборной Италии.



Дмитрий Морозов: Голландии, допустим.



Роберт Воскеричян: Это неприятно, что у парня там травма. А у нас все: о, господи, Паша сломался. И у нас два с половиной форварда.



Дмитрий Морозов: Ну, в футбол играют люди, а не имена.



Роберт Воскеричян: Согласен, но людей то и нет. Вот Хиддинк и его команда тренеров – Корнеев, Бородюк – собрали все, что можно было собрать лучшее в российском футболе на сегодняшний день. И никто не может сказать, что они кого-то зажали, что у них были какие-то предпочтения, что как из некоторых стран тренеры приехали на чемпионат Европы или мира с товаром, то есть своих игроков подтянули, чтобы потом их продать. Ничего же этого нет. Всех лучших объективно выбрали. Вот мы видим: один сломался, значит выйдем не 23, а 22, если не дай бог, что-нибудь еще, будет 21. Некем заменить. Вот поэтому необходимо эти деньги вкладывать с умом, тогда, может быть, как в Чехии, у нас будет сборная.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG