Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Аркадий Дубнов о российско-германском саммите и неформальном саммите СНГ


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие журналист Аркадий Дубнов.



Дмитрий Волчек: Обозреватель московской газеты «Время новостей» Аркадий Дубнов побывал в Берлине на российско-германском саммите, а затем в Петербурге наблюдал за неформальным саммитом СНГ.


Аркадий, в первые недели правления нового президента все эксперты, все кремленологи анализируют каждую его фразу, каждый намек, пытаясь определить, холодом веет или, как многие надеются, оттепелью. И надо сказать, что многие воодушевлены и ждут в обозримом будущем каких-то либеральных жестов от Дмитрия Медведева, помилования Михаила Ходорковского, например. Есть, конечно, и скептики, которые считают, что никакой оттепели не будет, а будет лишь продолжение путинской политики под контролем того же Путина. Какое у вас впечатление? Можно ли говорить, что смена президента принесли и некую существенную перемену кремлевского стиля, по итогам этих последних поездок президента?



Аркадий Дубнов: Да, вы знаете, есть некие предпосылки к тому, чтобы ожидать смены стиля кремлевского хозяина. Он в своем выступлении в Берлине даже предложил некую формулу, предлагая смотреть на Россию немножко по-иному. Он говорил, что Россия вернулась с холода, как бы перефразируя Джона Лекаре, английского писателя. Я думаю, что он понимает прекрасно, чего от него ждут в этом смысле, он отдает себе отчет в том, что с эпохой Медведева Запад ожидает потепления, и он, наверное, так или иначе подстраивается. Трудно ему это или нетрудно – это другой вопрос, то есть имманентен ему этот стиль или нет.


Но вот что я наблюдаю. Мы не видели, конечно, не могли быть свидетелями его встречи с Ангелой Меркель один на один, точнее, с ближайшими советниками, но, тем не менее, когда они вышли к публике на пресс-конференцию, когда задавались вопросы лидерам, некоторые из них были таким дежурные, например, вопросы относительно прав человека в России, относительно судьбы Ходорковского и может ли быть он помилован, как ожидается, с приходом Медведева к власти. На этот вопрос Меркель очень аккуратно дала понять, что «да, мы разговаривали на эту тему с господином Медведевым, но он очень мало у власти, поэтому давайте не будем спешить с выводами, результатами». Когда отвечал на этот вопрос Медведев, он говорил, с одной стороны, так, что его поняли все, что он готов помиловать, если будет соответствующее прошение от самого Ходорковского. Заметим в скобках, что от Ходорковского такого прошения не поступит, об этом говорят его адвокаты, да, в общем, и люди, представляющие характер Ходорковского, так считают, и я в том числе.


Медведев был здесь как бы двояк. Он с одной стороны дал сигнал, что он готовы выглядеть либеральным главой государства. С другой стороны, он был очень жесток, и даже тон его поменялся, когда он стал говорить, что вопрос помилования – это не вопрос, который решается на межгосударственных переговорах. Я обратил внимание, что у него голос если не зазвенел, то стал гораздо более жесткий, и манера его поведения немножко была другой.


Третий момент. Я обратил внимание, что его выступление на пресс-конференции, извините, мне был знаком заготовленный текст его выступления, так вот, самые острые углы в этом выступлении, характеризующие отношения России с Западом были как бы элиминированы. Это случилось именно после разговора с Ангелой Меркель. То есть я так понимаю, что они хотели показаться друг другу гораздо менее резкими в отношении соответствующей страны, которую они представляют, чем это было перед началом переговоров.



Дмитрий Волчек: Дмитрий Медведев в пятницу общался со многими лидерами страны СНГ, но по понятным причинам всех интересуют его переговоры с Виктором Ющенко и Михаилом Саакашвили. Давайте, Аркадий, и мы подведем итоги этих встреч.



Аркадий Дубнов: Да это был интересный раунд, первый медведевский президентский, в кругу СНГ. Встреча с Саакашвили мне показалась очень характерной с точки зрения попытки выработки Медведевым нового своего президентского стиля. Смотрите, такой маленький пустячок, я назвал это «ловушкой Медведева». Когда началась встреча, протокольная часть, то есть открытая для прессы, с Михаилом Саакашвили, он как бы невзначай заметил господину Саакашвили, что «я был вчера в Германии, разговаривал с германскими коллегами, и они волнуются о судьбе российско-грузинских отношений», с такой мягкой улыбкой обращаясь к Саакашвили. Смысл слов и интонация здесь очень ясно читались: ну чего вы там всего время жалуетесь где-то на стороне? И эта такая несказанная фраза была тут же продолжена, но уже вслух: «Я считаю, что мы и сами способны решить все вопросы, преодолеть трудности, которые имеются, и выстроить отношения на длительное время вперед». И дальше с улыбкой Медведев, обращаясь как бы таким кивком головы к Саакашвили, добавил: «Как вы думаете?» На мой взгляд, это просто ловушка, потому что не согласиться с этим Саакашвили не мог, а согласиться значило признать, что, действительно, жаловаться-то и не стоило. И тут, по-моему, он использовал домашнюю заготовку, президент Грузии: «Много нерешенных вопросов, но нет нерешаемых». Выкрутился Саакашвили.


Здесь, по-моему, был такая попытка сделать не так, как делал это Путин. Когда Путин улыбался, то улыбка была всегда такая жесткая, исподлобья, а здесь – абсолютно открытая, такая очень радушная. Такое впечатление, что за ней не было никакого второго плана, это была улыбка открытого человека – я имею в виду Медведева. И так он шел на встречу с каждым из президентов, с такой же улыбкой он шел навстречу, протягивая руку президенту Украины Виктору Ющенко. Ющенко был очень насуплен, очень суров, и, видимо, напряженно себя чувствовал. И здесь уже изначально Медведев обыгрывал партнеров. Вот эта попытка стиля, демонстрируемая Медведевым, мне кажется, залог того, что он будет пытаться быть адекватным в политике такому стилю, то есть – «верьте мне, нет у меня камня за пазухой.


XS
SM
MD
LG