Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Прощальное европейское турне президента Буша. Финансовые рынки в предчувствии депрессии? General Motors провозглашает конец эпохи внедорожников.



Юрий Жигалкин: Прощальное европейское турне президента Буша. Финансовые рынки в предчувствии депрессии? General Motors провозглашает конец эпохи внедорожников. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».


Сегодня президент Буш начинает, скорее всего, последнее европейское турне своего президентства. Во время восьмидневной поездки президент примет участие в работе саммита Европейского Союза, а затем посетит Германию, Италию, Францию и Великобританию. Подробнее о надеждах и ожиданиях в Вашингтоне - Ян Рунов.



Ян Рунов : Касаясь этой поездки, советник президента по вопросам национальной безопасности Стивен Хэдли сказал, что не следует ожидать сенсационных договорённостей. Буш попытается убедить европейских союзников в необходимости ужесточить экономическое давление на Иран и одновременно выступить с новыми экономическими и дипломатическими предложениями к Тегерану, в обмен на его отказ от программ по обогащению урана. Буш также намерен обсудить совместные меры против изменения климата. Вот что думает о поездке Буша политолог из вашингтонского Института мировой политики Джон Тьерни:



Джон Тьерни : Я думаю, антибушевские настроения всё ещё распространены в странах Западной Европы, хотя и в меньшей степени, чем это было сразу после ввода американских солдат в Ирак. Я надеюсь, что Буш привезёт из Европы нечто более конкретное, чем просто улыбки и рукопожатия. Ему очень важно по возвращении в Вашингтон сказать, что в последние недели своего президентства он сумел добиться от европейцев согласия на расширение их роли в Афганистане, на ужесточение санкций против Ирана, на более активную помощь в восстановлении Ирака, на координацию действий в борьбе с террористическими группировками, на поддержку палестино-израильского мирного процесса и помощь ливанскому правительству в борьбе с проиранской организацией "Хезболлах". Будут затронуты также вопросы об интеграции Сербии в европейскую жизнь, о поддержке Грузии, о напряжённых отношениях России и её соседей на Западе. Тем для обсуждения хватает. Мне кажется, сейчас по этим вопросам есть возможность достигнуть большего взаимопонимания, большего компромисса, чем в те времена, когда Белый дом пытался всё решить в одностороннем порядке. Бушу устроили триумфальную встречу в Африке. И, естественно, в Албании. Теперь он рассчитывает на нечто подобное в Европе.



Ян Рунов : Среди других тем, которые подлежат обсуждению во время поездки Буша - проблемы экономики, внешняя торговля, нарастающий экономический вес Китая и России.


Главная мысль, с которой Буш намерен обратиться к европейцам: «У Америки и Европы гораздо больше того, что их объединяет, чем разъединяет». Стороны едины в понимании того, что союз Европы и Америки будет играть ключевую роль в решении проблем XXI века и, как сказал президент Буш, в обеспечении безопасности в мире.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Ян Рунов


Уолл-стрит испытал в пятницу серьезный приступ страха, внезапно осознав, что экономические перспективы могут быть гораздо менее привлекательными, чем надеялись инвесторы. В последние недели инвесторы и трейдеры предпочитали обращать внимания лишь на утешительные показатели в разноречивой экономической статистике, надеясь на то, что, так сказать, худшие гримасы рыночных колебаний остались позади. В пятницу с иллюзиям, по-видимому, было покончено. Министерство труда обнародовало шокирующую информацию о том, что безработица выросла за месяц на полпроцента, до пяти с половиной процентов, самый большой скачок за двадцать лет. Между тем, цена нефти приближалась к ста сорока долларам за баррель. Что это означает? Вопрос профессору экономики сотруднику Гуверовского института Михаилу Бернштаму.



Михаил Бернштам : Рынки исходили из того, что по государственным отчетам наблюдался небольшой рост экономики. Поэтому рынки считали, что, в общем-то, рецессии нет или рецессия уже прошла. Тогда как сейчас данные по безработице показывают, что, на самом деле, рецессия есть, и рынки знают, что исторический опыт говорит нам, что такого не было в истории, чтобы безработица поднялась на процентный пункт (с 4,5 процентов до 5,5 процентов за год) и не было бы рецессии. Соответственно, рынки производят коррекцию вниз, то есть падают. И оптимизм по поводу отсутствия рецессии прекратился.



Юрий Жигалкин: То есть, попытки оживить экономику, предотвратить худшее провалились?



Михаил Бернштам : Вместе Центральный банк и Министерство финансов, правительство, в общем-то, постарались стимулировать экономику. За последние полгода правительство влило 168 миллиардов долларов (это так называемый фискальный стимул), и Центральный банк дал кредитов банкам на 435 миллиардов долларов. То есть в совокупности, если все это взять, то получается, что это свыше 4 процентов валового внутреннего продукта. Беспрецедентная попытка стимулировать экономику, по объему беспрецедентная. И, тем не менее, что могло быть? Скорее всего, это сгладило рецессию.



Юрий Жигалкин: Вы говорите, рецессия сглажена, профессор, но ведь подобные тенденции распространяются и на другие страны - Великобританию, Японию, даже в Китае экономический рост замедляется. Не повторяется ли кризисный сценарий конца девяностых годов?



Михаил Бернштам : Такого масштабного катаклизма не предвидится. Но, действительно, финансовая система наиболее уязвима. Как раз Федеральная резервная система, в общем-то, ее спасла, потому что если бы не эти вливания, то был бы очень большой крах банков.



Юрий Жигалкин: Спасла ли или эти сотни миллиардов помогли взвинтить цены на нефть?



Михаил Бернштам : Вполне возможно, что с ценой на нефть происходит очередной пузырь. Вполне возможно, что инфляционные вливания в экономику, которые делает Федеральная резервная система, в дальнейшем окажутся не благоприятными для экономики. Это всегда существует риск, потому что Федеральная резервная система пытается найти этот оптимальный баланс между тем, чтобы приостановить рецессию, но, вместе с тем, не допустить инфляцию.



Юрий Жигалкин: Это был профессор Михаил Бернштам.


«Что хорошо для General Motors - хорошо для страны», провозгласил более полувека назад тогдашний глава корпорации Чарлз Уилсон. Печально знаменитая в глазах критиков фраза, моментально ставшая крылатой, отражала нескрываемую самоуверенность главного работодателя страны. В последние годы General Motors без особого успеха пытается уяснить для себя - что же все-таки хорошо для страны? Он пытается сделать для того, чтобы выжить. Попытка навязать американцам дорогие внедорожники и легкие грузовики принесла компании прибыль в последние десять лет, но General Motors утерял лидерство в других сегментах рынка, особенно экономичных легковых автомобилях. Взлетевшие цены на нефть сделали ставку на внедорожники самоубийственной. И General Motors на прошлой неделе признал это, дав понять, что эпоха внедорожников, скорее всего, позади. Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов : Генеральный директор крупнейшего американского автопроизводителя General Motors Рик Вэгонер объявил о закрытии к 2010 году двух заводов в США и по одному - в Канаде и Мексике. Все эти предприятия специализируются на выпуске пикапов и популярных в последние полтора десятилетия внедорожников. Объявляя об этом решении, глава корпорации назвал его следствием «структурного сдвига». Иными словами, глава всемирного автогиганта признает, что его ставка на выпуск дорогих внедорожников и небольших, но дорогих грузовиков, помогавший ему срывать прибыль, уступая японцам и корейцам в производстве небольших экономичных автомобилей, оказалась ошибочной.


В условиях, когда стоимость литра бензина в США перевалила за один доллар, американские потребители откровенно отдают предпочтение небольшим и экономичным моделям. Более всего - компактным японским Honda Civic и Toyota Corolla , которые потребляют почти втрое меньше бензина, чем джи-эмовский многоместный внедорожник Chevrolet Tahoe или его фордовский аналог - Expedition .


Эпоха дешевого бензина сделала предметом поклонения многих американцев внедорожники и пикапы, отличающиеся мощью, вместительностью, отличным обзором и массой всевозможных элементов комфорта внутри, включая кондиционер, DVD -плейер и многоканальную аудиосистему. Пик их продаж приходится на 2002 год. Тогда только полноразмерных внедорожников General Motors продала свыше 600 тысяч. В текущем году продажи корпорации в этом сегменте, как ожидается, не превысят 250 тысяч.


Станет ли отказ General Motors от культа внедорожников и грузовиков окончательным и бесповоротным? Этот вопрос я адресовал Джин Дженнингс, редактору журнала Automobile Magazine



Джин Дженнингс : Это действительно ошеломляющая новость, учитывая, что данное направление столько лет считалось жизненно важным для детройтских автопроизводителей. Однако она не означает полного прекращения выпуска такого рода машин. Просто на первый план выходит ориентация на определенные группы покупателей. Так, в грузовиках-пикапах по-прежнему всегда будут нуждаться строители, ремонтники, представители малого бизнеса. Хотя с продажами полумиллиона пикапов в год будет покончено, и роль семейного автомобиля им больше не светит. Сами грузовики и внедорожники станут меньше размером, больше будет экономичных машин типа «кроссовер». И все же то, что происходит - это не конец семи-восьмиместных автомобилей. Это не конец автомобилей, способных буксировать лодку, домик на колесах или грузовой прицеп. Это всего лишь переход к более экономичным и компактным версиям машин такого типа.



Аллан Давыдов : Означает ли это, что с какими-то брэндами американцам придется распрощаться навсегда?



Джин Дженнингс : Решенным вопросом можно считать выставление компанией General Motors на продажу своего бренда Hummer , потому что производство этих автомобилей бессмысленно. По сути это игрушка, пожирающая уйму бензина. Не буду спешить с предсказанием судьбы других марок. Но критический пересмотр смысла их дальнейшего производства более чем вероятен, учитывая, что топливо, судя по всему, уже не подешевеет после того, как Китай превратился из экспортера нефти в ее импортера. После того как третий мир активно включился в потребление природного топлива, беззаботные времена дешевого бензина уже не вернутся. И нам сейчас приходится впопыхах создавать экономичные автомобили, активнее использовать альтернативные технологии. Я не сомневаюсь, что в этом году мы станем свидетелями гигантского скачка продаж небольших легковых автомобилей, приходящих на смену грузовикам и внедорожникам.



Аллан Давыдов : Как быстро американские автопроизводители смогут перестроиться?



Джин Дженнингс : Они уже в процессе. В частности, у General Motors все сборочные производства в мире состыкованы друг с другом, они действуют в унисон, на одной волне. Они способны прямо сейчас начать поставки в США малых автомобилей, собираемых в Корее или в Европе, используя тамошнюю производственную и конструкторскую базу.



Аллан Давыдов : То есть, американские экономичные автомобили нового поколения будут не американской сборки?



Джин Дженнингс : General Motors - глобальная компания. Закрывая ряд предприятий в США, она одновременно быстро реагирует на меняющуюся конъюнктуру спроса. За один день невозможно осуществить все проектно-конструкторские работы по новой модели, наладить под нее технологическую линию. Поэтому, возможно, на первых порах General Motors придется предложить американцам более компактные и экономичные машины, собранные в Восточном полушарии для тамошнего потребителя. Ведь такие машины понадобились американцам в одночасье. Точно так же, когда несколько лет назад бензин был вчетверо дешевле, всем сразу захотелось разъезжать на гигантских машинах. Все это выглядит очень по-американски. Но нынешнее время беспрецедентно тем, что самым приоритетным для покупателя машины является ее экономичность, а не дизайн, не качество и не перепродажная стоимость.



Аллан Давыдов : Представители старшего поколения вспоминают, что американские потребители всегда ориентировались на большие машины, и даже при взлете цен на бензин во времена нефтяного эмбарго 70-х годов, вызванного ближневосточным кризисом, люди, как правило, не пересаживались на маленькие автомобили в таких масштабах, как сейчас. Эксперты говорят, что никогда еще расходы на горючее не составляли такой существенной доли бюджета американской семьи как сегодня. Если же учесть, что после ипотечного кризиса условия получения кредита в США намного ужесточились, то эпоха повального увлечения внедорожниками, скорее всего, не вернется никогда.



Юрий Жигалкин: В последнее время подобное надгробное слово внедорожникам слышится из уст многих аналитиков. На этом мы завершим очередной выпуск рубрики «Сегодня в Америке».



XS
SM
MD
LG