Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Попытки сорвать приход к власти радикалов в мэрии Белграда.



Три недели назад в Сербии прошли выборы, на которых победили демократические силы. Однако радость победы длилась недолго. Оказалось, что проевропейскому блоку не хватает голосов, чтобы составить большинство в парламенте. Так что переговоры продолжаются. Тем временем на минувшей неделе Радикальная партия уже сообщила о том, что нашла партнёров для создания правительства города Белграда и обеспечила поддержку, чтобы мэром столицы был избран кандидат именно этой партии. О том, как воспринимается такая политическая перспектива в сербской столице – наш корреспондент в Белграде Айя Куге.




Айя Куге: Нынешний мэр Белграда, демократ Зоран Алимпич наметил заседание, на котором будет избираться новое правление города, на 14 июля – лишь за несколько дней до истечения предусмотренного законом срока. Это вызвало бурную реакцию Радикальной партии и их коалиционных партнёров – Демократической партии Сербии уходящего премьер-министра Воислава Коштуницы и Социалистической партии бывшего сербского лидера Слободана Милошевича. В среду радикалы начали протесты у городского парламента, сообщив, что если понадобится, пикет перерастет в массовые демонстрации на улицах Белграда. Генеральный секретарь Радикальной партии, кандидат на пост мэра города Александр Вучич.



Александр Вучич: Мы не согласимся с отсрочкой заседания городского парламента и добьёмся демократическими средствами признания воли белградцев.



Айя Куге: Демократы не скрывают, что пытаются сорвать формирование городского парламента по политическим причинам. Нынешний градоначальник Зоран Алимпич объясняет это так.



Зоран Алимпич: Я считаю, что обязанность каждого нормального, приличного гражданина Белграда – пытаться предупредить приход к власти плохой команды, которая может нанести ущерб столице. Я не могу это предупредить, но могу чуть отложить дату. Повторяю, я пытаюсь отложить этот момент, но они думают, что я им не позволю вступить во власть. Но если они так истерически торопятся, то, может быть, они опасаются, что их коалиция не настолько стабильна, чтобы выдержать до июля. Считаю, что что-то из того, что я предпринял, я предпринял в интересах всех граждан. Приход радикалов не является обычной переменой власти, вопрос идёт об очень важной перемене, которая, по моему глубокому убеждении, нанесёт огромный ущерб городу.




Айя Куге: В сербской общественности идут острые споры о том, допустимо ли защищать демократию недемократическими средствами. Демократическая партия президента Бориса Тадича не желает допустить националистов к власти в Белграде, пользуясь приёмами, против которых она сама вела борьбу во время правления режима Милошевича. Многие теперь вспоминают осень 1996 года, когда бывший режим отказывался признавать результаты выборов в местные органы власти. Но ему все равно пришлось - после трёхмесячных ежедневных демонстраций в столице – согласиться на победу демократического блока в крупнейших городах Сербии, в том числе в Белграде. Вот что думает по поводу отсрочки формирования новых белградских властей журналист Джордже Влаич.



Джордже Влаич: Это решение с точки закона является полностью легальным. Мэр города имеет право назначать заседание для формирования нового парламента в этих сроках. Однако кажется, что с точки легитимности, то есть с точки зрения политического значения такого решения, была сделана серьёзная ошибка. Отсрочка формирования парламента Белграда является политически мотивированным шагом. Господин Алимпич не скрывает, что Демократическая партия хочет дождаться формирования республиканского правительства. А, учитывая демократические соображения, не оправдано вмешивать политику в демократическую процедуру, выигрывать время для своей партии, с целью разных коалиционных комбинаций. У меня впечатление, что хотя градоначальник Белграда формально не нарушил закон, он нарушил демократическую процедуру и правила демократического поведения.




Айя Куге: Поясню: демократы ведут переговоры с Социалистической партией о формировании республиканского правительства, надеясь, что если будет достигнуто коалиционное соглашение, тогда социалисты расторгнут свою коалицию с радикалами на уровне Белграда.


Лидер социал-демократической партии, оппозиционный политик Жарко Корач также считает, что нужно мириться с реальностью и не создавать помехи, пользуясь бюрократическими методами.



Жарко Корач: Мне это кажется не вполне приемлемым. Если радикалы уже сформировали коалицию большинства в Белграде, демократические правила требуют в кратчайшие сроки созвать заседание городского парламента. Мне эта коалиция очень не нравится, но их большинство – легальное, и они имеют право избрать своего градоначальника. Я понимаю, что в политике честная игра ведется редко. Однако если человек хочет спать мирно, если хочет соответствовать моральным принципам, то должен допустить, чтобы дела шли своим путём. По-моему, что белградцы и сами будут реагировать на приход к власти мэра города-радикала, и реагировать будут энергично. У генерального секретаря Радикальной партии Александра Вучича, когда он станет мэром, возникнут большие проблемы с реакцией граждан. Я не представляю себе, как он будет открывать Белградский международный музыкальный фестиваль Бемус, или кинофестиваль Фест. Как он сможет привлечь горожан?! Он не перестает защищать своего лидера в Гааге Шешеля, выступает с угрозами против самой популярной в городе радиотелевизионной станции Б-92, и лично заклеивает табличку с названием бульвара убитого премьер-министра Зорана Джинджича на Бульвар Ратко Младича. Как он может стать популярным в центральных муниципалитетах, которые голосуют за демократов с 90-тых годов, с начала многопартийной системы в Сербии?




Айя Куге: Пост градоначальника Белграда считается третьим важнейшим в Сербии – после поста премьер-министра и президента страны. Бюджет столицы огромный и не зависит от остальной Сербии. 90% поступлений в городскую казну обеспечивает сам город, благодаря отчислениям от собственной прибыли. Уже 11 лет во всех центральных муниципалитетах Белграда правит демократический блок, а и на прошлых выборах в мае демократические силы получили абсолютное большинство голосов. Противоположная ситуация в пригородах столицы – там избиратели больше доверяют националистам. Менталитет и потребности горожан и жителей окрестностей существенно отличаются. Историк Никола Самарджич.



Никола Самарджич: Для меня очевидно, что у нас существует страх перед необходимостью принять результаты выборов в Белграде. Эти результаты частично спровоцированы самим законом о местном самоуправлении. Этот закон дает возможность огромным пригородам Белграда, тянущимся до ста километров от центра столицы, с относительным меньшинством голосов (если считать по пропорциональной системе – прим. ред.) решать судьбу городского центра. В том, что менее развитые, менее грамотные пригороды, сельское население, решает судьбу Белграда, нет логики. Это вызывает сопротивление горожан. Главная проблема власти радикалов - не столько угроза демократии. Демократия в Сербии уже окрепла так, что такая угроза не может быть серьёзной. Мы опасаемся того, что радикальная партия всегда вызывает хаос, превращает городскую среду в деревню, обеспечивает работой своих родственников из глубинки, ставит киоски там, где им не место. Я считаю, что самая большая угроза для нас – это примитивизм этой организации и их лидеров, а не только нехватка демократических способностей и менталитета.




Айя Куге: Белградская интеллигенция болезненно воспринимает возможность, что в столице, в центре сербской культуры, будут править радикалы. Ведь городские власти назначают всех директоров культурных организаций – театров, музеев, библиотек, фестивалей. Вопрос к директору белградского театра «Ателье 112», актёру Светозару Цветковичу: как он ощущает себя в ситуации, когда многое в управлении институтами культуры может поменяться?



Светозар Цветкович: Да, очень неприятное ощущение, когда видишь, что возвращаются прошлые времена. Будет ещё хуже, чем тогда. Я не исключаю определенной мести всем людям, которые занимались своим делом в течение последнего десятилетия. Ведь радикалы и так называемые «патриоты» не правили Белградом более десяти лет. Теперь мы возвращаемся в прошлое, и вокруг города вновь будут подняты стены, отделяющие его от остального мира. Последует реабилитация всех тех, кто виноват за наше плохое прошлое. Если это случится, я не смогу продолжить свою работу, которой занимался десять лет, по выбору городского парламента, когда к власти пришла Демократическая партия.




Айя Куге: Сербская писательница Вида Огненович опасается реваншизма новых городских властей.



Вида Огненович: Они взяли реванш уже хотя бы тем, что вновь пришли к власти. Для меня это действительно неожиданная общественная ошибка и триумф формальной математики над общественной жизнью и настоящей политической логикой. Надеюсь, что это будет кратковременно, и пусть наше общество переживёт и такую пытку. Они ведь никогда не упоминали культуру. Их культурный образец – упрощённый и страшный. Надеюсь, что такого сорта эстрада не станет главным течением в культуре. Можно утешать себя лишь тем, что культура сильнее всех ненастий.



Айя Куге: Оппозиционный политик Жарко Корач считает, что уличные протесты радикалов скрывают в себя опасность дестабилизации политической ситуации.



Жарко Корач: До сих пор протесты были мирными. Но когда вы выводите людей на улицы, разное может случиться. Я не утверждаю, что это обязательно должно произойти. Наоборот, я в определенной степени понимаю мотивы их протеста, несмотря на то, что эта коалиция мне крайне несимпатична. Однако уличные протесты всегда опасность, это игра с дьяволом. Надеюсь только, что они не будут длиться слишком долго и что граждане Белграда будут достаточно зрелыми, чтобы дождаться конца этого соперничества, которое, кстати, может вызвать у людей лишь отвращение к политике.



Айя Куге: Радикальная партия Сербии тем временем уже устроила манифестацию-спектакль у здания парламента Белграда под названием: «Публичный урок демократии». Некоторые прохожие с отвращением кивали: демократии в Сербии теперь учат те, кто несет ответственность за тысячи убитых в войне и за кровавые расправы с инакомыслящими на улицах Белграда в девяностых годах.


XS
SM
MD
LG