Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему ЮНЕП не рекомендует строить ряд объектов в Сочи.


Миссия программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) рекомендует рассмотреть альтернативные варианты строительства ряда олимпийских объектов в Сочи. По мнению экспертов ЮНЕП, строительство санно-бобслейной трассы и олимпийской деревни на территории Грушевого хребта, который граничит с Кавказским заповедникам, нанесет серьезный ущерб окружающей среде. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Эксперты программы ООН по окружающей среде побывали в Сочи по приглашению российского правительства. На официальном языке это называется «обсуждение путей поддержки усилий по оптимизации воздействия на окружающую среду Олимпийских игр 2014 года». ЮНЕП является официальным консультантом МОК по вопросам охраны окружающей среды во время подготовки и проведения Олимпиад. Миссия ЮНЕП работала в Сочи три дня в апреле, потом эксперты формулировали свои замечания, и на днях доклад был опубликован. Вот что в нем говорится.



Диктор: Объекты, которые разбиты на, по меньшей мере, три подгруппы, займут ощутимую часть парка вокруг Деревни Красная Поляна. Некоторые олимпийские объекты будут построены в двух горнолыжных районах, предназначенных для коммерческого использования. Строительство одного горнолыжного курорта, принадлежащего Газпрому, продвинулось довольно далеко. А строительство другого – «Роза-хутор», принадлежащего частной компании, только началось. После завершения горнолыжный курорт «Роза-хутор», например, будет насчитывать 18 подъемников, действующих одновременно, будет рассчитан на посещение девяти с половиной тысяч человек в день. Протяженность его лыжных трасс составит 55 км, и он займет около 530 гектаров земли. Он использует до 43 гектаров лесных площадей под расширение трасс. Это строительство неизбежно негативно отразится на окружающей среде. Консультирование со стороны ЮНЕП и других заинтересованных сторон может помочь Сочи понять как вести к минимуму негативное влияние этих объектов на окружающую среду. Площадки, которые запланировано отвести под часть олимпийской деревни и бобслейную трассу могут нанести серьезный урон окружающей среде. Обе они будут расположены непосредственно на границе биосферного природного заповедника, объявленного ЮНЕСКО объектом всемирного наследия. В этом районе обитает ряд занесенных в Красную Книгу МСОП РФ Краснодарского края животных, которым будет угрожать возведение этих объектов. Объекты, расположенные за многие километры от ближайшей деревни и пока к ним можно добраться только по старой лесной дороге только на внедорожном транспорте, на которой встречаются лишь несколько домов егерей из охраны парка. Дорожная сеть и другая инфраструктура, которая понадобится для этих объектов, усугубят негативное воздействие на окружающую среду.



Любовь Чижова: О том, какой статус имеют рекомендации ЮНЕП о переносе ряда олимпийских объектов с территории Грушевого хребта, и прислушается ли к ним российское правительство, рассуждает руководитель проекта «Всемирное Наследие» российского отделения «Гринпис» Андрей Петров.



Андрей Петров: Насколько это будет воздействовать на правительство пока не очень понятного это, в любом случае, будет воздействовать на МОК. Потому что официально ЮНЕП является той самой организацией, которая выступает главным советчиком по экологическим вопросам для МОК при выборе мест для строительства объектов и проведении самих олимпийских игр. Ито что касается ЮНЕП, советы, которые они дают это непосредственно вещи, которыми руководствуется МОК. Правительство РФ само пригласило эту группу из ЮНЕП для того, чтобы она оценила ситуацию. И ЮНЕП оценило именно так, как оно оценило. Значит, МОК должен как минимум к этому прислушаться и не закрывать на это глаза. Наши чиновники продолжают упорствовать. Министр природных ресурсов буквально сразу после этого сообщения заявил, что из его отчета была выдернута одна фраза и заниматься охраной природы надо корректно – это в наш адрес, Гринписа и Всемирного Фонда охраны природы. Что же касается другой миссии, которая тоже приезжала в Сочи, это была миссия Центра Всемирного Наследия ЮНЕСКО, совместно с международным союзом охраны природы, они еще пока свои решения не опубликовали, не обнародовали, они будут обсуждаться на сессии всемирного комитета по наследию, которая пройдет в Канаде в начале июля. Думаю, что по-крайней мере, то, что ЮНЕП уже высказало подобные свои опасения по строящихся объектов, это тоже положительным образом с нашей точки зрения повлияет на решение, которое примет Комитет Всемирного Наследия.




Любовь Чижова: Параллельно со всеми этими рекомендациями международных организаций, в России происходят интересные вещи: новый президент Дмитрий Медведев делает громкие заявления о том, что вопросы экологии становятся приоритетными в российской внутренней политике. Он уже не один Раз встретился с экологами, и делал им какие-то заявления, что, действительно, мы сейчас будем заниматься экологией. Как вы считаете, новый российский президент действительно собирается уделять огромное внимание вопросам экологии и ли он, таким образом, только пытается купить доверие экологов, чтобы отвлечь их от решения проблем олимпийских?




Андрей Петров: По поводу того, что кто-то пытается нас купить, можно конечно попробовать, но вряд он что-то из этого получится. Что касается всего остального, очень трудно оценивать человека, о котором абсолютно ничего не знаешь. Мы все знаем, как он пришел к власти, он сделал достаточно много громких заявлений, видимо только будущее покажет, чего они стоят эти заявления. Хотя сам факт того, что эти заявления делаются по сравнению с предыдущим руководством, которое подобных заявлений вообще практически не делало, он уже внушает некий осторожный оптимизм. В том. Что может действительно ситуация с охраной окружающей среды в нашей стране начнет все-таки меняться в более положительную сторону.



Любовь Чижова : Давайте напомним нашим слушателям, Андрей, почему российские экологи считают, что строительство ряда олимпийски объектов навредит Грушевому хребту?




Андрей Петров: То, что навредит любое строительство это понятно и однозначно. Дело том, что Грушевый хребет – территория совершенно уникальная. Это лес, который до сих пор не затронут человеческой деятельностью. Горный лес, который до недавнего времени еще полтора года назад входил в заповедную зону Сочинского национального парка. В угоду олимпиаде функциональное зонирование парка было изменено. Это уникальная территория. Ее уникальность отмечал на встрече с МОК даже наш министр природных ресурсов, он не возражает, что эта территория уникальна, но почему ее нельзя сохранить совершенно непонятно. Действительно были предложены варианты этой самой бобслейной трассы пресловутой. А собственно она самая главная проблема, потому что олимпийскую деревню можно перенести очень легко. Второе, что для нас очень важно, это то, что действительно, эта территория находится на границе Кавказского заповедника. Все разговоры о том, что прямого затрагивания территории Всемирного Наследия нет, лишены оснований, потому что строительство на границе будет означать, что фактически влияние этого строительства, влияние этих объектов, влияние многих тысяч людей, которые появятся на границе заоведника, оно естественно будет влиять и на сам заповедник.



Любовь Чижова : Как сейчас там обстоят дела?




Андрей Петров: Пока никак, к счастью. То есть все ждут каких-то решений. Первое решение ЮНЕСКО подошло. Я надеюсь, что в июле будут подобные решения принят Комитетом Всемирного Наследия о недопустимости строительства чего-либо на границе объектов Всемирного Наследия. Подобные решения принимались и прошлый год и по другим территориям и в других странах. Напомню, что в прошлом году совершенно четко была изложена абсолютно такая же точка зрения о недопустимости какого-либо строительства недалеко от границ объектов Всемирного наследия на острове Тасмания в Австралии, так что мы очень надеемся, что все-таки члены комитета это люди неподкупные, и они примут решение правильное.




Любовь Чижова : Экологи напоминают, что существует 16 альтернативных вариантов размещения санно-бобслейной трассы. Их разработали специалисты из некоммерческого партнерства «Прозрачный мир». Они говорят, что все варианты соответствуют требованиям федераций санного спорта, бобслея и скелетона. Правда, ответов от этих организаций пока нет. Говорит представитель «Прозрачного мира» Дмитрий Аксенов.



Дмитрий Аксенов: Мы пытались исходить из тех критериев, которые нам задавали международные эксперты, из Бобслейной федерации международной. Это эксперты, которые приезжали по приглашению наших официальных органов. Грушевый хребет – это их предложение. Наши коллеги из Гринписа пытались получить эту информацию. Запрашивали их о том, какие вообще требования к этой трассе, к ее размещению. И на основании тех данных, которые нам передавали, мы пытались самыми простыми методиками по имеющимся картографическим материалам оценить, какие еще территории подходили бы для устройства этой трассы. Именно в этом взаимодействии есть некоторая проблема, потому что первоначально нам дали какие-то одни условия. В основном условия связаны с уклоном: трасса должна быть не слишком крутая и не слишком пологая, там есть определенный диапазон крутизны склона. Она должна быть определенной длины, и она должна быть, как выяснилось несколько позже, повернута, как говорят «экспозицией». То есть, куда склон. Северный склон, южный склон, в какую сторону света смотрит склон. Это важно с точки зрения освещения трассы солнцем с одной стороны, а я так понимаю, что предпочтительней, чтоб она солнцем не освещалась. Чтоб температурный режим соблюдаолся. И там есть много каких-то еще тонкостей. И изначально нам вообще дали, по-моему, только уклон. То есть первый ответ, который был получен в процессе переписки между экспертами и Гринпис. Понятно, что если у нас есть хотя бы самая элементарная карта на данную местность топографическая. Мы естественно пользуемся только открытыми источниками, сильно детальные карты у нас до сих пор секретны в России. Но где-то те масштабы, которые являются открытыми, они вполне достаточны, для того чтобы подобрать такие участки. В подборе таких участков мы естественно руководствовались кроме этого критерия соображением о том, что они должны быть расположены, во-первых, в тех зонах Национального парка, где это разрешено. С другой стороны, где по последним сведениям нашим и наших коллег-экологов, нет каких-то ценных породных территорий, всяких сообществ, экосистем, таких как, например, на Грушевом хребте. В большинстве случаев эти территории приближенные к Красной поляне. То есть это не удаленные территории, не требующие строительства новой дороги, и инфраструктуры в какой-то удаленной части, а, как правило, ближе к поселку. То есть из тех территорий, которые уже когда-то подвергались антропогенному воздействию или даже находились в хозяйственном использовании более интенсивном до организации парка, в той или иной степени нарушены. Ну, любая территория в том регионе представляет определенную природную ценность. Когда была возможность, мы выбирали какую-то менее ценную территорию с природоохранной точки зрения. Когда эти наши предложения показались тем же экспертам. От которых косвенным путем была получена информация о критериях, они сказали, что нет, это не подходит. В основном по крутизне. Выяснилось что склон, который был в первый раз сообщен, он не совсем оказался правильный. Важна экспозиция склона, т.е. куда склон смотрит. Мы встречались с этими экспертами, когда корпорация «Олимпстрой». Было это в прошлом году, пригласила нас осмотреть один из участков, который они предложили со своей стороны, и экспертов они пригласили. Эксперты, в итоге посмотрев, признали этот участок по тем или иным причинам неподходящим. Для нас это осталось не вполне понятным. С моей точки зрения технологически самая главная проблема, что в мире, по крайней мере, как они сами утверждают, есть всего несколько человек, которые обладают этим скальным знанием о том, где именно надо разместить эти участки. Какими требованиями должны предполагать. И, к сожалению внятного описания того, каким критериям они должны соответствовать, нам представить они не смогли. Они сказали, да, вот крутизны склоны бывают вот такой и такой. Направленность в позиции склона должна быть от таких градусов до таких. Но есть еще какой-то набор у них, по моим ощущениям чисто интуитивных критериев. С моей точки зрения это очень субъективный подход, когда они смотрят и говорят, нет вот это чуть-чуть не так и не так. Чуть-чуть не такая экспозиция, чуть-чуть вот здесь рельеф немножко не такой как хотелось бы




Любовь Чижова: Говорил Дмитрий Аксенов из некоммерческого партнерства «Прозрачный мир». Представители неправительственных экологических организаций, следящие за ситуаций в Сочи, говорят, что пока строительные работы на Грушевом хребте не ведутся, и эта часть Кавказского заповедника остается нетронутой. Надолго ли? Зависит от того, как поведут себя чиновники российского правительства, захотят ли они прислушаться к рекомендациям международных организаций, или будут делать все по-своему. Российский президент Дмитрий Медведев объявил экологические проблемы России приоритетными. Ситуация с олимпийским строительством в Сочи покажет, насколько он был искренен.



XS
SM
MD
LG