Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наука: Истоки российского научного лесоводства


Россия входит в число немногих стран мира, где еще существуют нетронутые лесные массивы. А сохранением и изучением леса в стране занимаются уже несколько столетий. О том, как зарождалось и развивалось российское лесоводство и о том, какую роль в этом сыграл, например, Петр Первый, а также другие государственные деятели, рассказывает старший научный сотрудник Российского музея леса Наталья Яковлева. С ней беседуют Александр Марков и Ольга Орлова.



Александр Марков: Наталья Александровна, люди пользуются дарами леса уже очень давно и раньше никто не заботился о сохранении лесов, просто все брали что хотели, рубили дрова, строили из бревен дома, т.е. к лесу было отношение такое чисто утилитарное. В какой момент появилась идея, что лес нужно как-то охранять, заботиться, восстанавливать?



Наталья Яковлева: Еще у Ярослава Мудрого в его “Грамоте» были установлены даже ответственность за, например, порчу леса чужого. За пожары устраиваемые, за пользованием бортями на чужой территории. Борть – это дикое пчеловодство.




Александр Марков : То есть уже при Ярославе Мудром была какая-то охрана леса.



Наталья Яковлева: Охрана собственности, не ласа как такового, а собственности.




Ольга Орлова: Это значит, что было понимание, что лес – это богатство и достояние?




Наталья Яковлева: Конечно, так или иначе, а все-таки богатство.




Александр Марков: А когда впервые начали сажать специально лес?



Наталья Яковлева: А это уж Петр. Первый. Петра Великого наши лесоводы назвали первый лесоводом России. В 1872 году Россия праздновала столетие Петра. Были большие торжества, как раз вот здесь, Политехнический музей-то создан на основе именно этой выставки, которая проходила тогда. Вот тогда наши лесоводы и дали такое название Петру. Потому что он издал указ в 1703 году, запрещающий рубить корабельные леса.



Ольга Орлова: Почему Петру Первому пришла в голову эта идея?



Наталья Яковлева: Он же начал строить флот.



Ольга Орлова: Но вроде бы леса тогда было много?



Наталья Яковлева: Леса было много, но вдоль сплавных рек не так уж много было. И потом нужны были особые породу, которые он назвал заповедными, дуб лиственница, вяз, ильм. Это породы, которые шли на строительство кораблей. Он запретил эти корабельные деревья рубить вокруг сплавных рек, на расстоянии 50 верст от больших и 20-ти от малых. То есть 1703 год, видите, сообразил. Он, правда, не думал о том, что он так сберегает генетическую основу наших лесов. Или полноводность рек, ведь лес он сохраняет осадки, влагу бережет. Потом он распорядился сажать леса, сам сажал своими руками. Известно может быть как его секретарь, в своих записках он оставил записки о жизни Петра. Он рассказывал, как однажды Петр на Петергофской дороге желудки зарывал в землю, аллею там сажал. И одни из его сопровождавших ухмыльнулся, а Петр эту улыбку заметил и говорит: «Ведь ты дурак, а не я, я знаю, что сажаю вот эти желудки, через 300 лет они пригодятся, построют из них корабли. Не для себя тружусь, пользе государства впредь«. Сказал, как настоящий государственный деятель. О будущем думал.




Ольга Орлова: Как же дальше развивалось лесное хозяйство, начиная с Петра Первого, стали сажать уже деревья. Специально выращивать?




Наталья Яковлева: особенно у нас знаменита Линдоловская роща, под Петербургом, на Карельском перешейке. Приглашены были лесные знатели, три человека из Германии. И вот один из них, Фердинанд Габриель Фокель, как раз на том месте, которое, как считается, подобрал Петр, поселяя лиственницу. Это было в 1738 году. Эти лиственницы до сих пор стоят. Представляете, одна из них, вот был мировой Конгресс лесоводов, там, в Финляндии, в 1995 году, они сюда ездили на экскурсию. И они лучшее дерево. Высота которого 50, 5 метров, и диаметр на высоте груди 1,3 метра, дали имя создателя этой рощи. Фердинанд Габриель Фокель, он 25 лет прослужил в России, и очень много сделал для развития нашего лесного дела. Он инструкцию составлял о том, как растить эти леса, потом такую книгу написал о наших северных лесах.



Ольга Орлова: В 19 веке уже лес настолько был причислен к стратегическим запасам России, что лесное хозяйство и служащие в лесном хозяйстве они ведь относились к военному ведомству, получали военные чины. То есть люди, которые заканчивали лесной институт в Петербурге, был знаменитый институт.



Наталья Яковлева: Да. В пушкинские времена как раз был у нас министра финансов Егор Францевич Канкрин. Он считал, что лес большую роль может сыграть в экономике России. В это же время, министром государственных имуществ был Киселев. При нем начали сажать так называемые Кисилевские посадки именно для того, чтобы выращивать лес для промышленных нужд. Как раз в это самое время, 1801-ом году был устав лесной, первый закон о лесах сделан, это был Александр Первый. Ну и дальше пошло дело развиваться все больше и больше. Конечно, это лесное образование начало развиваться. У нас в 1803 году практически Лесной институт под Петербургом, в 1804 году в Козельске был Лесной институт сделан, и орловский институт в Петербурге. Потом они были в 1813 году все объединены в одни Лесной институт, который до сих пор существует, это называется теперь у нас Санкт-Петербургская лесотехническая академия. Один из первых наш Лесной институт, вообще в стране четвертый по счету, с тех пор у нас и начинается, лесная наука потихоньку стала развиваться при институтах. Само образование, среднее лесное образование. Тогда же в 1724 году было Егерское училище, в 1888-ом уже было решено создавать они тогда назывались «Низшие лесные школы», для того чтобы техников лесного хозяйства научить. Из крестьян детей брали. Достаточно было двухклассного сельского образования, а там уже лесничие при лесничествах обучали этих ребят и правилам не только лесным каким-то, а и математике и русскому языку и вообще истории даже. И выходили оттуда люди уже достаточно образованные. При советской власти некоторые из них занимали посты, руководили лесничествами, шли выше, выше и могли они дальше учиться, в конце концов.



Александр Марков: А отношение к лесу, оно по-прежнему оставалось таким чисто хозяйственным, т.е. выращивались какие-то ценные породы для промышленности или уже появлялись какие-то может быть понятия об экологии?



Наталья Яковлева: Это время – серебряный век нашей культуры. Конец 19-го, начало 20-го века у нас и в лесоводстве тоже был расцвет. Появилось у нас много ученых, среди них Георгий Федорович Морозов, который как раз вот эту науку «лесоведение» и создал.



Александр Марков: И он считается основателем лесоведения?



Наталья Яковлева: Не он первый, конечно, все это решил, и до него были уже подходы к этому. Многие ученые задумывались о том, что лес, это не просто место, где можно вырубить древесину и пустить ее на какие-то производственные нужды, а лес, это такое определенное сообщество, сообщество не только деревьев...



Ольга Орлова: Экосистема.




Наталья Яковлева: Да, экосистема. Ну. Слова такого тогда не было конечно.



Ольга Орлова: Ну, слова не было, а понимание когда появилось. Что это действительно очень важно, экосистема?



Наталья Яковлева: Это уже появилось позже. Когда студент, ученик, преподаватель тоже Лесного института тоже Сукачев, Вот оттуда началось такое глобальное понимание роли леса. Все, в общем, у нас пошло от Докучаева, когда в 1891-92 году была очень большая засуха. Тогда наша интеллигенция встала на защиту крестьян, был голод тогда. А наши естественники во главе с Докучаевым Василием Васильевичем почвоведом, они решили выяснить, от чего же эти засухи происходят. И какая роль леса в сохранении влаги. И вот были созданы экспедиции, и тогда было выяснено, что лес большую роль играет в сохранении влаги. Тогда же была создана экспедиция Тилло, такой был полковник, который изучал верховья рек – Дона, Волги – и как лес влияет на состояние этих рек, на их полноводность. И потом, после того, как эта экспедиция была закрыта, то на этих местах стали создаваться опытные лесничества. Опытные лесничества стали началом вот такой лесной науки на государственном уровне. Можно сказать .такие места, в которых развивалась эта наша наука. Вот Морозов, он работал в Каменно-Степное лесничестве, кстати, и как раз этим занимался. Его первая научная работа в журнале «Почвоведение», опубликовал свою работу «Почвоведение и лесоводство», с изложением в сущности своего будущего учения. Так он выступил с докладом в петербургском Лесном обществе. В котором впервые обоснована необходимость создания особой научной дисциплины «лесоведение». Лесоводство это собственно практика ведения хозяйства, а лесоведение – это научная основа ведения этого хозяйства.



Александр Марков: А лесоведение в частности, наверное, изучает те изменения, которые происходят с лесом в результате деятельности человека?



Наталья Яковлева: Да, конечно.



Александр Марков: Раньше, скажем, в европейской части России леса были такие же, как сейчас?



Наталья Яковлева : Все это зависит, конечно, от зон климатических. Ну, вот в нашей европейской части несколько зон, северная тайга, южная тайга, широколиственные леса. Но дело в том, что человек очень сильно изменяет эту природу. Знаете, у нас в 20-30-х годах, когда началась индустриализация, потребовалось очень большое количество леса для развития государства. И в это время на лес было очень сильное наступление. Начались концентрированные вырубки. Тогда промышленность лесная была объединена с лесным хозяйством. Промышленность у нас получила большее направление, государству нужна была древесина. И началось вот это вот самое истребление леса. Главный принцип нашего лесоводства – постоянное, неистощительное пользование лесом. Это принцип такой, – сколько леса вырубил, столько его должно и нарасти. Каким способом это можно было достигнуть? Выращиванием новых лесных культур. Или рубками ухода: увеличивают рубками ухода, убирая какие-либо ненужные деревья, сучковатые какие-то, из которых не получится стройного высокого леса. Целый ряд рубок ухода существует, разные возраста делают разные рубки. Вот способом этим тоже можно было увеличивать прирост насаждений. А в этот момент, когда надо было много вырубать, и на больших территориях вырубали сплошными рубками. Вот тогда у нас очень сильно изменилось состояние наших лесов, состав насаждений, его возраст.



XS
SM
MD
LG