Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Испанские военные защищают свои права



Имеют ли право военнослужащие и сотрудники других военизированных ведомств защищать свои права на службе, как это делают лица гражданских профессий? Могут ли они иметь профессиональные союзы? И как наличие подобных союзов соотносится с военной дисциплиной? Этот вопрос сейчас широко обсуждается в Испании, где в отличие от других западноевропейских стран, в армии пока сохраняются многие порядки времен исчезнувшей 30 лет назад тоталитарной диктатуры. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.


Виктор Черецкий: Ситуация в испанской армии объясняется особенностями истории. Ведь эта страна значительно позднее других государств Западной Европы перешла к демократической форме правления. И в ее армии еще служат офицеры, начавшие карьеру при генерале-диктаторе Франко. Последний считал свою страну особым местом на карте мире – неким оазисом в насквозь прогнившем, как он выражался, от «масонского анархизма», то есть от демократии, западном мире. В Испании отсутствовали гражданские свободы. Тоталитарные порядки насаждались во всех сферах жизни, ну а армия должна была служить «школой» для испанских юношей, чтобы они не подвергались «тлетворному» влиянию Запада. Профилактикой от свободомыслия служила муштра, офицерские оплеухи, гауптвахта и дедовщина.


Франкистская диктатура исчезла в 70-ые годы прошлого столетия, а в начале этого десятилетия Испания отказалась от всеобщей воинской повинности и перешла к пополнению армейских рядов на профессиональной основе. Однако, как утверждают специалисты, с наследием прошлого в армии так и не удалось покончить. Нижние чины по-прежнему полностью бесправны, хотя и служат по контракту. В надежде исправить положение несколько лет назад в испанской армии появилась первая профессиональная организация. Официально это не профсоюз, а некая ассоциация культурного характера под названием АУМЕ, поскольку создание профсоюзов в армии строжайше запрещено. Говорит ее генеральный секретарь Мариано Касадо:


Мариано Касадо: Пришло время всерьез поговорить о свободах и правах в Вооруженных Силах. Пора принять соответствующий закон, проект которого лежит без движения с 2005 года. Этот закон должен наделить испанских военных демократическими правами и, в первую очередь, позволить им иметь свой легальный и полноправный профсоюз.


Виктор Черецкий: Разумеется, профсоюз нужен испанским военным не для проформы. Речь идет о возможности защищать свои права, в том числе право на достойный заработок. Ведь сейчас испанские военные относятся к наиболее низкооплачиваемой категории населения. Рядовой получает в среднем 700 евро при средней зарплате по стране тысяча шестьсот евро. Сержантский состав чуть больше. Не секрет, что из-за относительно низких заработков армейская служба становится с каждым годом все менее привлекательной для испанцев: вакансии заполняются за счет наемников из Африки и Латинской Америки, которых зазывают обещанием после двух лет службы предоставить испанское гражданство. В высших армейских эшелонах, по мнению АУМЕ, по-прежнему процветают кумовство, коррупция, безответственность и пренебрежение к низшим чинам. Продвижение по службе зависит не столько от служебного рвения военного, сколько от его личных отношений с начальством. Только что было возобновлено дело против пяти высших офицеров испанского Генштаба. Пять лет назад они, как подозревает следствие, решили сэкономить на транспортировке низших чинов в Афганистан – наняли по дешевке украинские самолеты Як-42, несмотря на предупреждении о негодности этих машин. В результате 62 военных погибли в авиакатастрофе. Мариано Касадо:


Мариано Касадо: Рядовые военные ничего не решают в Испании, за них все решает начальство. Нашим мнением даже не интересуются. Разумеется, речь идет не о мнении в отношении оперативных задач, стоящих перед испанской армией. В эти вопросы мы не вникаем. Мы имеем в виду прохождение службы, социальные права, бытовые условия военных и их семей. Эти вопросы в остальных странах Западной Европы давно решаются с участием коллективов военнослужащих и наши зарубежные коллеги не понимают, почему в испанской армии остаются в силе порядки времен франкистской диктатуры. Наши генералы заявляют, что демократизация армии погубит ее боеспособность, но другие европейские армии не менее оперативны, чем наша, хотя там военнослужащие давно наделены всеми правами, как любые другие трудящиеся. Ну а здесь все наши требования пока остаются без ответа. Кроме того, наши акции протеста подавляются на основании законодательства, существующего со времен тоталитаризма. И это при том, что мы требуем всего лишь предоставления нам не каких-то особых , а обычных гражданских прав.


Виктор Черецкий: Мнение генерального секретаря АУМЕ разделяет руководитель родственной ассоциации – АУХС, объединяющей гражданских гвардейцев, испанских жандармов, Жоан Мигель Перпинья. Он тоже считает, что на военных и жандармов должны распространяться, без каких-либо ограничений, все гражданские права испанцев, в том числе право вступать в профессиональные союзы для защиты своих прав. Жоан Мигель Перпинья.


Ж.М.Перпинья: Говорить о каких-то особых гражданских правах военных абсурдно, как говорить об особых правах работников метрополитена или дворников. Мы говорим о правах, зафиксированных в Конституции страны, а посему общих для всех граждан. Мы хотим, чтобы выполнялся основной закон государства, и чтобы люди в форме пользовались правами наравне с остальными гражданами. Все разговоры об особом статусе военных, не позволяющем им пользоваться гражданскими правами, абсурдны. За примерами далеко ходить не надо. Коллеги из других стран, с которыми мы вместе выполняем миротворческие миссии в Афганистане, Косово, Боснии и на Гаити, этими правами давно пользуются. Почему же мы должны быть самыми отсталыми в этом смысле? Начальство забывает, что сейчас уже в 21-ый век. Что касается нас, то мы будем продолжать борьбу за свои законные права.


Виктор Черецкий: Между тем, как и во времена диктатуры, в Испании по-прежнему запрещены манифестации военных. Председатель АУМЕ армейский прапорщик Хорхе Браво был отправлен за решетку лишь за то, что принял участие в Мадриде в митинге гражданских гвардейцев. Они требовали реформы принятого еще во времена диктатуры Дисциплинарного устава жандармов, который позволяет сажать их за малейшую провинность на гауптвахту. Среди других требований гвардейцев была выплата сверхурочных, отказ от практики перевода в отдаленные регионы страны без учета мнения направляемых, возможность обжаловать решения начальства и так далее.


В соответствии с нынешним положением жандармы обязаны проживать с семьями на военном положении в казармах, условия в которых не всегда удовлетворительны с бытовой точки зрения. В добавок гвардейцам платят значительно меньше, чем полицейским, хотя они часто выполняют более сложную и опасную работу. Лидер жандармской ассоциации АУХС Жоан Мигель Перпинья:


Ж.М.Перпинья: В нашей борьбе нас поддерживают все гражданские профсоюзные объединения Испании. Мы сознаем всю важность этой солидарности. Теперь настала и наша очередь выразить поддержку и солидарность. Я заявляю нашим друзьям-военным, что они не одиноки в своей борьбе. Мы боремся вместе с ними за наши общие интересы. Особая благодарность прапорщику Хорхе Браво, который заплатил свободой за свою солидарность с нами. Я полагаю, что в будущем начальство не сможет расправляться так запросто с нашими активистами, уповая на законы времен тоталитаризма. С каждым днем в наши ряды становится все больше активистов, сознавая, что только мы выражаем интересы служилого люда. И мы заставим себя слушать тех, кто до сих пор привык действовать по уставам времен тоталитаризма.


Виктор Черецкий: Отправляя прапорщика за решетку, генералитет припомнил ему не только участие в манифестации жандармов и выступление на митинге в поддержку их требований. До этого лидер АУМЕ усомнился в достоверности информации Министерства обороны о том, что испанский вертолет с 17 военнослужащими на борту был сбит в Афганистане порывом ветра, а не ракетой моджахедов. Дело в том, что испанское правительство, вечно демонстрирующее показной пацифизм, упорно не желает признавать, что военные их страны участвуют в Афганистане в боевых действиях. Они-де там раздают детям карамельки и помогают стоить демократию. Но пропаганда-пропагандой, а когда дело доходит до прав военных, то оказывается, что семьям лиц, погибших в ходе боевых действий, положены большие льготы, чем тем, чьи родные пострадали в результате авиакатастрофы или иного несчастного случая. Отсюда и интерес к афганскому инциденту защитников прав военных. Генеральный секретарь АУМЕ Мариано Касадо.


Мариано Касадо: Председатель нашей ассоциации лишен свободы только за то, что защищал конституционные права военных в Испании.


Виктор Черецкий: Обе организации – и военных, и жандармов – с надеждой восприняли недавнее назначение на пост министра обороны страны, впервые в истории Испании, женщины – Карме Чакон. Они полагали, что она решит одну весьма щекотливую проблему в испанской армии. Дело в том, что с появлением в рядах Вооруженных Сил большого числа женщин – они уже составляют 20% личного состава, некоторые старшие офицеры почувствовали себя в армии, как в гареме. И стали бойко использовать в неблаговидных целях свое служебное положение и армейскую дисциплину. Испанская пресса приводит десятки подобных случаев. Сластолюбие одного полковника с военной базы на севере страны настолько «достало» женщин-военнослужащих, что они обратились с жалобой в суд и в ассоциацию АУМЕ. Мариано Касадо:


Мариано Касадо: Эти обстоятельства требуют незамедлительного расследования. Мы считаем, что речь идет о тягчайшем проступке. И это не одиночный случай. Это тенденция, существующая в армии. Необходимо срочное вмешательство министра обороны. Хорошо, что министр женщина – она сможет по полной разобраться с тем, что у нас творится.


Виктор Черецкий: Суд признал полковника виновным в домогательствах с использованием служебного положения. По этому приговору ему положен срок. Но каково же было удивление ассоциации военных, когда они узнали, что полковник остался на своем посту и начал расправляться со всеми, кто на него жаловался. Военные потребовали разъяснений у министра, а та ответила, что де полковник обжаловал приговор и, по существующему в армии положению, до окончательного решения вопроса будет оставаться на своей должности. Особое возмущение АУМЕ вызвал тот факт, что министр и пальцем не пошевелила, чтобы как-то помочь женщинам-военным, хотя прекрасно знает, что полковник может обжаловать свой приговор еще лет десять, а пока творить в подвластной ему воинской части все, что заблагорассудится. Так что второе заявление АУМЕ в отношении новой главы военного ведомства звучало со значительной долей сарказма. Оно появилось после рождения у министра Карме Чакон ребенка. Военные пожелали, чтобы возможность совмещать работу и материнство в системе испанского Минобороны была бы не только у министра. Ведь сейчас женщина- военнослужащая, ставшая матерью, не получает практически никаких льгот. Она не может отлучаться по уходу за ребенком, а планы строительства детских дошкольных учреждений при военных базах, широко разрекламированные в свое время правительством, так и остались на бумаге. Мариано Касадо:


Мариано Касадо: Мы надеемся, что правительство, так заботящееся о равноправии полов и назначившее даже в этой связи министром обороны женщину, займется, наконец, ситуацией, сложившейся в армии. Очень хочется верить, что министр Чакон поможет решить проблемы армейских женщин. Мы будем следить за ее деятельностью. Надеемся, что преобразования в армии не ограничатся лишь назначением министра в юбке.


Виктор Черецкий: Тем временем, АУМЕ не смог остаться в стороне и от некоторых политических вопросов, связанных с армией. Дело в том, что Министерство обороны заявило недавно, что намерено вывести часть войск из испанских анклавов в Северной Африке - городов Сеуты и Мелильи. Эта мера была воспринята в Испании как уступка нажиму со стороны Марокко, претендующего на эти города, хотя они уже пятьсот лет находятся в составе Испании. Население Сеуты и Мелильи заявило, что не выпустит из города солдат, своих единственных защитников от притязаний соседнего государства. Военные тоже отказались покидать город из патриотических чувств, но поскольку им выражать протест запрещено, то на улицы вышли их жены, предварительно направив в правительство пять тысяч писем протеста. Генсек АУМЕ:


Мариано Касадо: Мы знаем, что кое-кто наверху пытается обвинить военных Сеуты и Мелильи во вмешательстве в политику. Они забывают, что мы не только военные, но и граждане своей страны, которые принимали присягу на верность родине и Конституции, а последняя говорит о незыблемости наших границ. Мы требуем от властей, чтобы они публично объяснили, зачем потребовалось выводить войска из анклавов. Это нужно, в первую очередь, гражданскому населению Сеуты и Мелильи.


Виктор Черецкий: Объяснений от властей ни военные, ни гражданские так и не дождались. Однако, столкнувшись с всеобщим недовольством и массовыми протестами, власти отменили решение о выводе гарнизона из городов-анклавов.



XS
SM
MD
LG